Пока дышим...

Дорог привычных мы лишились -
Так перестройкой решено -
К родным дымам, где мы родились,
К родным снегам и травам. Но,
Пока на поступи есть силы -
Пусть даже сожжены мосты,
Мы будем плакать по России
И целовать её кресты.

 

КОВЫЛЬ

 

Сторона родная, матушка степная,
Славная под вишней из осок постель.
В загородке томно козочка вздыхает,
И скрипит, как ворот, в пойме коростель.

Звездочки мерцают в глубине высокой.
Перепёлки хвалят хлебные поля.
Боже! Как уютно на траве-осоке
И лежать, и слушать угасанье дня.

Веет с речки мятой - голова кружится.
Будет день погожий - хрущ гудит в ветвях
А сведу ресницы - луг ковыльный снится,
Тот, где балки руки моют в родниках.

Вырваться к тебе мне трудно и непросто:
Студит время тело - я же не Кащей.
Уезжал - впервые зрели абрикосы,
А сегодня пишут - ни следа, ни пней.

Сторона родная, тропочка босая,
Кроткий лик Марии, славных предков пыль,
Я тебя, пожалуй, нынче не узнаю
Лишь во сне иной раз снится мне ковыль.

СТАРЫЙ ДОЖДЬ

 

Старый дождь колышется кругами.
Синей пряжей над рекой танцует.
Голубыми стылыми губами
Окна глянцевитые целует.

Заночует, где застанет вечер:
Под забором, на краю поляны,
Натянув на старческие плечи
Клочковато-драные туманы.

А пробудится - вздохнёт в печали,
Разбросает рваный плащ по полю.
И покашляет в слепые дали,
Понося скитальческую долю.

ПОМНИ!

 

Что жизнь одна - доказывать не надо.
Неси в ней, человече, Богом данный крест.
И помни: Русь - и мать твоя, и лада,
И свет души, и вера - кто ты есть.

ДЕНЬ

 

Жгла утро румяная вьюга,
Наш луг был и зелен и розов.
И мы - два цветка - среди луга,
Ещё с огоньком медоносов.

Вечерние воды в канавах
Продрогли в осеннем шушпане.
Мы - капли росинок на травах -
Ещё различимы в тумане.

День прожит. Был хлеб и бесхлебье,
Но лился свет душ наших в песню.
Мы - тусклые звёзды на небе,
Ещё не упавшие в бездну.

ВЕТЕРОК

 

Я хочу с тобой, моя тревога,
За таможни строгие уйти:
Где-то там Россия ищет Бога,
Кто-то там мешает ей найти.

Прозябаю на миру беспутном.
Как могу, за эту жизнь держусь,
Только бы на ветерке попутном
Улететь в твои просторы, Русь.

Чтоб зимой пройти по ниве грустной,
Летом - слушать иволг суету.
И в церквушке древней, захолустной,
Приложиться к чистому кресту.

А потом плечо тебе подвинуть:
Встань с колен - сама себе не враг!
И не гни пред каждым встречным спину,
Как былинка на семи ветрах.

Ты душой приветлива, красива,
Велика в безмерной доброте
Ветерок, мой стригунок игривый,
Заплутался в розовой мечте

ВЬЮГА

 

Вдали - за туманами, дымками юга,
За сивым прибоем степных ковылей,
Заносит годами бесстыжая вьюга
Начало петлистой тропинки моей.

И только во сне виноватая память
Проснётся и плачет, исходит тоской
По белой хатёнке, где синяя замять
В окошках клубится - и в стужу, и в зной

По маминым добрым рукам хлопотливым,
По кротким глазам васильковым её
Их свет негасимый сквозь холмик могильный
Проходит тревожно на сердце моё.

И хочешь проснуться - укрыться трусливо
За явью. Но память, как вспышка огня:
Отец из-за маминых плеч молчаливо
Пророчески-мудро глядит на меня.

Под утро растает всё то, что мне любо,
Росою туман в ковыле заблестит.
А вьюга всё также неистово, грубо
Беспамятством будет тропу заносить.

ГАЖИМОН Иван Николаевич родился на Украине, а после службы в армии переехал в Литву, где и живёт до настоящего времени. Публиковался в местной и российской прессе, работал в газете "Дружба", выходившей на трёх языках: литовском, русском и польском. Автор многих книг прозы и поэзии. Член Союза писателей России и Союза писателей Литвы.

5
1
Средняя оценка: 2.47436
Проголосовало: 78