Воины Аллаха

Два сына было у Сулеймана, Мурад и Шамиль. Оба высокие, красивые, а главное добрые и послушные. Что еще нужно, чтобы не гордиться такими сыновьями?

 

Мурад после службы в армии женился и у него уже были двое сыновей.

 

Когда началась первая война, он ушел воевать, и очень скоро стал одним из лучших полевых командиров, и слава о нем гремела по всей округе. Люди хвалили его, имам аила Махмуд говорил, что Мурад настоящий воин Аллаха. Сияли гордостью за сына глаза матери Мурада и только Сулейман ни чем не высказывал свое отношение к подвигам своего сына. В его роду все были славными и скромными воинами, и сам Сулейман вернулся с армии с редким по мирным временам орденом Красной Звезды, за подвиг, о котором он никому не рассказывал.

 

Завидовал брату своему Шамиль, но был он еще молод и сказал ему Сулейман, чтобы он, и думать не смел о войне.

 

Когда началась вторая война, сказал Мурад, что он не будет больше воевать, забрал семью и ушел в горы.

 

Не верил этому народ, не верил этому имам Мурад и говорил всем, что ушел Мурад выполнять особое задание командования.

 

Не верили этому федералы и каждую неделю приходили они в дом Сулеймана, чтобы убедиться, что нет здесь Мурада.

 

- Зачем вы ищете его? - спросил однажды у них Сулейман. - Мой сын-воин, а не шакал. И если он сказал, что не будет воевать, значит, так оно и будет.

 

Чуть тронутый сединой капитан федералов, уважавший Сулеймана, ответил:

 

- Знаем, что воин. Знаем, что не будет воевать. Но у нас приказ - найти и уничтожить. Ты сам знаешь Сулейман, приказы не обсуждаются, они выполняются. И мы его выполним. Слишком хорошо воевал твой сын.

 

И они нашли его.

 

Вышел им навстречу Мурад и принял последний свой бой. Федералы не стали забирать его тело при жене и детях, сфотографировали для опознания и быстро ушли.

 

Хоронили Мурада всем аилом. Долго молился и говорил имам Махмуд о воинах Аллаха и о том, что ждет этих героев обещанный рай.

 

И с тех не оставлял имам дом Сулеймана. Каждый день он приходил в дом его и говорил, что требует мщения кровь Мурада, а сам глаз не сводил с Шамиля. И понял тогда Сулейман, что не оставит имам дом его в покое.

 

Позвал он однажды Шамиля и отправил его в аил, где жил полевой командир Салман.

 

 2.

 

 

 

Шамиль вернулся поздно. Он втолкнул перед собой в дверь изувеченное и изуродованное тело человека, мало чем напоминающий из себя солдата.

 

- Вот, - сказал он отцу. - Купил почти даром. Салман сказал, что они все равно убили бы его. Он ничего не говорит и отказался работать.

 

- Хорошо - ответил Сулейман. - Развяжи его и уходи.

 

- Отец! - сказал Шамиль. - Салман сказал, чтобы мы и не думали этого делать. Ему все равно терять нечего.

 

Но когда Сулейман ответил ему взглядом, каким смотрят на непослушных детей, молча развязал пленного, и, не подняв веревку, как бы в знак несогласия, вышел.

 

Сулейман подошел к тазику у входа и набрав в ковшик воды из ведра сказал пленному:

 

- Подойди, тебе нужно помыться.

 

Солдат помедлил немного, но затем, медленно передвигая ноги, подошел и подставил ладони под ковшик.

 

Он долго и жадно умывался, видно, что давно не делал этого.

 

Подливая воду, Сулейман заметил, как с шеи солдата свесился нательный крестик. Он поймал его в ладонь и спросил:

 

- Ты что, верующий?

 

Солдат не разжимая ладоней под ковшиком и глядя на крестик, ответил:

 

- Это нас в учебке батюшка крестил. Сказал, что мы вроде воины Христовы.

 

- Воины Христовы? - переспросил Сулейман. - Лучше бы они вас воевать научили, чем креститься!

 

Он отпустил крестик и снова стал подливать солдату. Вода смыла не только грязь, но и тонкие пленки грязи с его ран, отчего кровь капала в тазик и стекала мелкими ручьями по лицу. И поэтому, когда он закончил мыться и Сулейман подал ему полотенце, солдат молча, показал ему кровь на своих руках.

 

- Ничего, - сказал Сулейман. - Отстирают.

 

И забрав полотенце с рук солдата, бросил его на лавку.

 

Затем он прошел к столу, снял салфетку, которая покрывала еду и сказал солдату:

 

- Иди сюда, сядь, поешь.

 

Солдат подошел к столу, сел. Он взглянул на еду, сглотнул подступившую к горлу слюну и сказал:

 

- Я не буду работать.

 

- Я знаю, - ответил Сулейман. - Ешь.

 

Солдат начал кушать, поглядывая на Сулеймана, но тот, молча сел напротив и тоже стал есть, как будто они вместе вернулись неизвестно откуда и изрядно проголодались.

 

Наконец, когда Сулейман увидел, что солдат более или менее утолил голод, спросил его:

 

- Как тебя зовут, воин?

 

- Андрей, - ответил солдат и с некоторой жалостью взглянул на еду, полагая, что время трапезы закончилось и начинается допрос.

 

Сулейман заметил этот взгляд, и, подвигая еду к солдату, сказал:

 

- Да ты ешь, ешь. Значит, Андрей. Кто же твои родители Андрей?

 

- Нет у меня родителей, - ответил солдат, не прикасаясь к еде. - Сирота я. С детдома. Так что выкуп за меня никто не даст.

 

Сулейман усмехнулся и сказал:

 

- Как же ты - сирота, а в армию попал?

 

- А я сам напросился, - ответил солдат. - После детдома дали мне комнату. Закончил я курсы на слесаря, работал на заводе. Только вот один жить не привык, тяжело показалось. А тут вспомнил про армию, там ведь все вместе и все общее, вот и напросился. Я ведь не знал, что они меня сюда, к вам.

 

- Не знал, говоришь, - покачал головой Сулейман. - А кого же они присылают сюда, по-твоему? Что - то я не слышал, чтобы здесь генеральские сынки воевали. Да и с вас, какие там вояки!?

 

Сказал это Сулейман и стукнул кулаком по столу. Дверь тотчас приоткрылась, и вошел Шамиль. Он верил словам Салмана и поэтому все это время сидел за дверью и прислушивался к тому, что творится за ней.

 

Сулейман понял это, но спросил:

 

- Ты зачем купил его? Я ведь сказал - купи контрактника!

 

- Какая разница? - пожал плечами Шамиль.

 

- Контрактник - не человек! Он людей за деньги убивает! А с этого что взять? Он такой же ребенок, как ты! Его куда послали, туда и пошел!

 

Шамиль понял, что ему нечего ответить и только сказал:

 

- Он был самый дешевый.

 

- Ладно, уходи! - махнул на него рукой Сулейман, и тот снова исчез за дверью.

 

Сулейман встал, постелил солдату постель, сам себе это сделал у входа в комнату. Затем подошел к солдату и сказал:

 

- Ты кушай. Потом вон туда ложись.

 

Солдат кивнул головой и снова начал кушать.

 

 

 

3.

 

 

 

На утро, туман опустился с гор и вошел в селение. Он прошелся по узким улочкам и осел капельками росы на стенах домов и траве. В тишине были слышны едва заметные шлепки хвостов животных, которыми они отгоняли назойливых насекомых и фырканий лошадей от холодной утренней росы, которой они омывали морды в сочной траве. Выйдя из селения туман, вновь сгустился и опустился ниже к ущелью, откуда дальше ушел к равнине.

 

Здесь, в ущелье, Сулейман зарезал Андрея. Он полоснул его по горлу кинжалом, с которого секунду назад сорвал крестик, и больше не смотрел на лицо солдата. Сулейман смотрел на его завязанные ноги, которые подогнулись, а затем медленно, по мере того, как жизнь покидала тело, выпрямлялись. И только потом, Сулейман вспомнил, что все это время он похлопывал ладонью по плечу солдата, что он обычно делал, когда резал скот или птицу, как бы прося у них прощения и желая, чтобы их души менее болезненно покидали их туши.

 

Когда все закончилось, Сулейман поднялся выше от ущелья, где у большого камня его ждали имам Махмуд и Шамиль с товарищами.

 

Он бросил окровавленный кинжал к ногам имама и сказал Шамилю:

 

- Закопайте его там, где лежит.

 

Имам наклонился, вытер клинок кинжала о траву и недобро взглянув на Сулеймана прочитал короткую молитву во славу Аллаха и его воинов.

 

 

 

4.

 

 

 

Месяц спустя Шамиль исчез из дома. Недолго искал его Сулейман и почти сразу вошел он в дом имама.

 

- Где мой сын? - спросил он у Махмуда.

 

- Радуйся, Сулейман! - ответил ему имам. - Твой сын, как и положено всем доблестным воинам твоего рода, в рядах воинов Аллаха.

 

- Вам мало Мурада? - сказал тогда Сулейман. - Шамиль у меня единственный и он еще молод! Почему же ты Махмуд, не посылаешь на войну своих сыновей?!

 

Махмуд, чьи сыновья учились в медресе где-то в Аравии, ответил с печалью на лице:

 

- Служить Аллаху трудней, чем быть просто воином Аллаха. Ведь каждый воин погибшей за веру уже достоин рая. А в служение это надо заслужить.

 

И понял тогда Сулейман, что ему уже не вернуть Шамиля.

 

 

 

5.

 

 

 

Повезло Сулейману.

 

Когда Шамиля убили, его тело не досталось федералам. Его также хоронили всем селением. И снова много и хорошо говорил имам Махмуд о воинах Аллаха и вечном рае для них.

 

Когда все стали расходиться, Сулейман взял лопату и отправился к ущелью. Здесь он нашел могилу солдата Андрея, которая уже начала прорастать травой. Сулейман слегка подправил холмик, поставил у изголовья небольшую сухую ветку и повесил на нее крестик солдата.

 

Долго сидел здесь Сулейман, затем провел он рукою по холмику и сказал:

 

- Прости меня, сынок!

 

На этой земле, он был единственным человеком, который так назвал солдата Андрея.

5
1
Средняя оценка: 2.90625
Проголосовало: 32