Украинское гетто для русского языка

Украина рискует превратиться в дурдом. И хотя многие её граждане, будучи разделенными не по половым, а по идеологическим признакам, и раньше не отличались ясностью мышления, недавние события по уровню буйности вполне сопоставимы с временами «майданутого» стояния на бывшем болоте в Киеве. Избранники народа, нежно именуемые этим самым народом кнопкодавами, в стенах высшего законодательного органа страны отбивали друг другу чакры, а кому-то из коллег даже пытались произвести трепанацию черепа в полевых условиях, уронив вниз головой с трибуны. И причиной тому стал законопроект, выдвинутый двумя регионалами – Сергеем Киваловым и Вадимом Колесниченко. Называется он «Об основах государственной языковой политики». Законопроект, надо сказать, прелюбопытный…

 

Бьют не по языку, а по морде

 

Первое голосование по нему было сорвано депутатским мордобоем, который, кстати, выявил, что с боевой и физической подготовкой у избранников не очень. Бьют бестолково, удары не держат, навыки борьбы - на уровне толкания карапузов в песочнице. Инициаторами драки выступили депутаты, позиционирующие себя, извините за каламбур, оппозицией. Демократической, конечно же. После этого, в полном соответствии с традицией, они воззвали к не менее «демократической мировой общественности» и «прогрессивным силам» внутри самой Украины. Помешательство распространилось на всю страну. Впрочем, нельзя сказать, что буйно помешанными стали абсолютно все граждане суверенного государства. Преимущественно эта напасть постигла тех, кто считает себя патриотами. Патриоты же должны во всех сферах, если не личной, то уж общественной жизни точно, изъясняться на любом языке, при условии, что этот любой язык исключительно украинский. Ну, а буйным, если что в голову в втемяшится!.. Вот и начались, как это водится, всякие митинги, пикеты, протесты под лозунгами «Наших бьют!» и «Не дадим убить соловьиную мову!». Правда, в рядах оппозиции единства не наблюдалось. Те патриоты, которые думают, что они самые патриотичные, к этим лозунгам добавляли «Комуняку на гиляку!» и «Чемодан, вокзал, Московия!» и на всех остальных патриотов посматривали свысока. Эти призывы, как это уже стало традиционным в демократическом украинском государстве, были направлены в сторону тех, кто говорит на русском языке.

 

Прошло несколько дней кипения возмущенных разумов, и в высшем законодательном органе страны под аккомпанемент раздававшихся с улиц упомянутых лозунгов, но как ни странно, без всякого на этот раз мордобоя, предложенный «регионалами» закон в первом чтении приняли. Не обошлось, правда, и без скандалов. Кто-то из оппозиционеров на голосование вообще не пришел, кто-то проголосовал «за» и его из рядов оппозиции с позором изгнали. Еще как-то получилось, что некоторые украинские депутаты, которые утверждали, что «работу» они в этот день прогуляли, в голосовании участие все же приняли.

 

Если законы принимаются, значит это кому-нибудь нужно?

 

Но все же, почему законопроект «Об основах государственной языковой политики» вызвал такое брожение в умах?

 

Все дело в том, что он придает статус региональных и таких, что принадлежат национальным меньшинствам, 18-ти языкам. В частности, белорусскому, болгарскому, армянскому, гагаузскому, идиш, крымско-татарскому, молдавскому, немецкому, новогреческому, польскому, ромскому, румынскому, словацкому, венгерскому, русинскому, караимскому, крымчакскому. 10% населения, говорящего на каком-то из этих языков – и на местном уровне такой язык получает почти равные права с государственным украинским. Но самое главное, что вселило ужас в «патриотов», это то, что в перечне таких языков значится и язык русский. «Ганьба! Это убьет украинский язык! Все захотят говорить и писать исключительно на русском! По крайней мере, на Юго-Востоке страны. И это расколет единую и неделимую Украину. Москали наступают! Нас поглотит «русский мир», - кричали «патриоты». Больная украинским национализмом партия со странным для такого заболевания названием «Свобода» даже призвала объявить бойкот российским товарам. Правда, в ответ она услышала призыв не покупать товары, произведенные в Галиции. Впрочем, закон, вызвавший столько скандалов, в силу не вступил. Принят он всего лишь в первом чтении. Ему предстоит обсуждение в комитетах Верховной рады, потом еще одно голосование, потом свою подпись под ним должен поставить президент. Разработчики законопроекта и их однопартийцы утверждают, что закон урегулирует языковые проблемы Украины и будет выгоден и Партии Регионов, являющейся партией власти, и оппозиции, а самое главное, закон будет выгоден всем без исключения гражданам.

 

Существует также мнение, что языковой закон может негативно сказаться на государственном украинском языке и соответственно ущемить права этнических украинцев. Однако так ли он выгоден русскому и русскоязычному населению Украины? И какие цели на самом деле могла преследовать Партия регионов, выдав на-гора законопроект «Об основах государственной языковой политики» в его нынешнем виде? Почему его не поддержали русские организации?

 

Где зарыта политическая собака?

 

Помнится, что во время предвыборной кампании нынешний Президент Украины Виктор Янукович, будучи главой «Партии Регионов», громогласно заявлял, что русский язык будет вторым государственным. А тут он как-то сразу низводится до уровня просто одного из региональных – в одном с ряду с гагаузским, цыганским и идиш. Как говорят в Одессе, это две большие разницы! И заявляя, что закон будет выгоден и власти и оппозиции, Вадим Колесниченко - один из его разработчиков нисколько не погрешил против истины. Почему? Попробуем разобраться.

 

Начнем с того, что осенью 2012 года должны будут пройти выборы и в местные советы, и в Верховную Раду. А посему Партии Регионов, уж коль она намерена сохранить и приумножить свое присутствие в них, нужно презентабельно выглядеть в глазах своих стратегических партнеров – Евросоюза, США и, конечно же, России – причем одновременно всех сразу. Одним выстрелом регионалы пытаются сейчас убить даже не двух, а целый батальон зайцев.

 

Кремлю, а также русским и всем русскоязычным гражданам Украины регионалы пытаются показать, что они являются их сторонниками. Что только бандеровские националистические элементы виновны в том, что Виктор Янукович не выполнил свое предвыборное обещание о введении второго государственного языка. И только «Партия Регионов» способна противостоять бандеровским проявлениям, а потому альтернативы для нее в качестве партии власти нет. А о том, что антирусские настроения существуют с молчаливого согласия и с попустительства этой самой партии власти, стыдливо умалчивается. Одновременно дракой в украинском парламенте, последующими уличными акциями и маргинальными заявлениями оппозиция, с подачи регионалов, продемонстрировала свою антиевропейскую нетолерантность. А вот регионалы на ее фоне – вполне даже «европейская партия», которая выполняет все предписания Европы и ее языковой хартии. Однако и это не все. Еще законопроект содержит посыл в адрес Вашингтона: мол, «Партия регионов» имеет потенциал не допустить придания русскому языку статуса второго государственного, а потому вполне может заменить для госдепа «оранжевых» политиков.

 

О чем «забыли» народные избранники

 

А самое главное, пожалуй, заключается в том, что принятый еще в УССР в 1989 году и действующий до сих пор закон «О языках», если отвлечься от множества нивелирующих его суть законов и подзаконных актов, намного лучше защищает права русских и русскоязычных граждан нынешней Украины, чем законопроект Кивалова и Колесниченко, низводящий этих граждан до статуса «национального меньшинства». Судите сами.

 

В законе «О языках» и украинский, и русский и другие языки – это языки межнационального общения, которым обеспечивается свободное использование. Мало того, что все это гарантируется – и в органы госвласти, и в учреждения, и в организации любой гражданин может обратиться на любом языке, который устроит обе стороны. А вот чиновник, который откажется принять такое обращения, сославшись на незнание языка, может быть привлечён к ответственности. Ответ на обращение должен быть оформлен на украинском или другом языке, на котором работает учреждение, а по желанию гражданин может получить этот ответ в переводе на русский, потому что любые привилегии или ограничение прав личности по языковому признаку недопустимы. Вполне логично, что в законе «О языках» акты госвласти и управления публикуются, как минимум на двух языках – украинском и русском, а в случае необходимости и на других национальных языках. На двух языках изготавливается техническая документация, а в школах обязательно изучение украинского и русского языка, а по желанию - других национальных языков. Все это потому, что свободный выбор языка обучения – неотъемлемое право граждан, и государство его гарантирует. При поступлении в вуз, если язык обучения в нем украинский, абитуриент сдает экзамен по украинскому языку, если русский – по русскому. Впрочем, и результаты научных работ тоже должны быть оформлены на украинском и русском языке, а для доклада или защиты диссертации можно выбирать язык, который привычнее. Помимо этого в периодических научных изданиях на украинском языке основные положения научных результатов дублируются на русском, а если издание русскоязычное – на украинском. Двуязычна и информатика. И наконец, граждане имеют право пользоваться именами согласно национальным традициям, а на украинском языке они пишутся в транскрипции.

 

В общем, всё в этом, подчеркну, не утратившем силу законе изложено вполне демократично. А вот если внимательно прочитать придуманное Сергеем Киваловым и Вадимом Колесниченко, то сразу станет ясно, что законопроект «Об основах государственной языковой политики» по сравнению с законом «О языках» - огромнейший, по крайней мере, для русского языка, шаг назад. Может быть, не стоит городить огород и изобретать новый закон, а сделать малую малость – просто добиться, чтобы вновь начал не на бумаге, а в реальности действовать старый и не пытаться загнать русский язык в региональное языковое гетто?

 

5
1
Средняя оценка: 3.5
Проголосовало: 10