Реминисценции

***

Я эту жизнь прожил, как воробей.
Все пыжился, чирикал, спорил с ветром.
И что ни день, то прочерк и пробел.
Успех ко мне ни разу не был щедрым.

Я жизнь свою прожил, как мотылек.
Порхал, не различал огня и света
И вечно путал с небом потолок.
Не оправдал надежд и стал поэтом.

Бездарно проворонил, проглядел;
Все хорохорился, топырил средний палец.
Жизнь – фотовспышка. Просто беспредел.
Мне ничего в итоге не досталось.

***

Без Музы я всегда какой-то пресный.
Не пресный даже, а неинтересный.
Без Музы я – без палки жалкий ноль.
А с Музой я – и с палкой, и король.

Без Музы я какой-то малахольный.
Быть малахольным – вовсе не прикольно.
Без Музы я растерян, одинок.
Когда она со мной – со мною Бог.

***

Теннисисты на песчаных кортах
То и дело бьют ракеткой
По подошвам своих кроссовок,
Выколачивая из них песок.

Пройдут годы,
Они повесят ракетки и кроссовки
На гвоздь
И станут писать мемуары.
И лучшим воспоминанием
Для них будет то,
Что когда-то, в блаженное время,
Песок не сыпался сам по себе,
И его приходилось ракеткой
Вытряхивать из-под кроссовок...

Последний звонок

Ватага школьников,
Пестрых и легкокрылых,
Порхает по улицам,
Щебечет, воркует, ликует:
Ведь праздник,
Последний звонок!

Летите, порхайте, ликуйте,
Пока ваши крылья вас держат.
Вам еще долго летать,
Прежде чем вас осенит,
Что последний звонок –
Это самый печальный звонок…

***

Окидываю себя взором
С высоты птичьего полета:
Сплошные разочарования –
Ленивый, никчемный,
Прижимистый,
Малодушный,
Завистливый,
Ворчливый,
Нудный, -
Словом, непривлекательный.

Боже, Твое великодушие
Воистину безгранично,
Раз ты всерьез заверяешь,
Что создал меня
По образу своему и подобию.

***

Лев Толстой,
Под самый конец своей жизни,
Добившись признанья и славы,
Став до неприличья знаменитым,
Вдруг взял и ушел из дома.
И весь мир всполошился.
Затрубили газеты,
Заволновалась Россия,
Шар земной перестал вращаться;
Только и было, что разговоров
О странном бегстве и великом старце.

Лев Николаевич, миленький!
Я бы тоже рванул из дома,
Предварительно хлопнул бы дверью,
Убежал бы от вечных забот,
От семьи, от страны, от себя…
Я бы тоже рванул из дома,
Да вот только никто не заметит,
Не то, что не заметит - не почешется,
И никто меня искать не будет,
Так что я, с денечек продержавшись,
Вернусь как  миленький – мне ж некуда деваться,
Принесу с собой хлеба,
И, конечно же, вынесу мусор:
В этом деле я – незаменимый…

***

В лоне тучи рождается гром.
Он пока что зависит от тучи,
Крепко держит ее за подол.
Затем отделяется
И отдаляется,
Громко кричит,
И при этом
Гневно сверкает очами…

***

«Бедный Йорик!», -
Сказал печально принц Гамлет.
«Бедный принц Гамлет!», -
Говорю я печально.

Разрешите на этом закончить:
Продолженье мне вовсе не нравится.

***

Так уж стало заведено –
Забрасывать камнями
Вчерашних кумиров.
Кто-то камни бросает в них прямо,
Кто-то - в их огород.
Камни свистят,
Камни летят,
Летят в Маяковского,
В Горького,
В Шолохова и Фадеева...

Эх, мне бы до них дорасти,
До этих вчерашних кумиров,
Дослужиться бы чести высокой –
Быть забитым камнями...

***

То, что не видят глаза,
Можно увидеть сердцем.

То, что не видят глаза
И не видит сердце,
Можно увидеть кожей.

То, что не видят глаза,
Не видят сердце и кожа,
Может увидеть память.

Но если и ваша память
Не способна увидеть то,
Что не видят ваши глаза,
Ваше сердце и ваша кожа,
Значит, вас отключили от сети.

Бессонница

Еще не скоро воробьиный гвалт
Оповестит о близости рассвета;
Еще не скоро задрожит асфальт
И солнце вдруг пульнет из арбалета;

Еще не кончились верблюды и слоны,
Которых насчитал с десяток тысяч;
Бессонница объелась белены.
Эх, взять бы отхлестать ее и высечь!

Бессонница! Душа твоя черна,
Черны твои полотна, гобелены.
Вот доберусь до крайнего слона,
И утро снизойдет, как избавленье.

***

Тяжелый день, тяжелая неделя,
Тяжелый месяц и тяжелый год…
Мы в этой жизни мало преуспели,
И в той, другой, нам не дождаться льгот.

Мы в этой жизни мало преуспели:
Созвучья, рифмы – вот мой Млечный Путь.
Мы с жизнью жили в разных параллелях,
Мы разминулись, жизнь, - не обессудь.

Мы с жизнью жили в разных параллелях:
Мы – пасынки в своей родной стране.
Повелевать словами мы умели,
Довольны этой властью мы вполне.

Повелевать словами мы умели,
Но нам не подчинялся сонм невзгод.
Тяжелый день, тяжелая неделя,
Тяжелый месяц и тяжелый год…

5
1
Средняя оценка: 3
Проголосовало: 3