Общество им. А. Духновича: труд на благо русинства

Русское культурно-просветительное общество им. А. Духновича, действовало в Подкарпатской Руси (название нынешнего Закарпатья) в 1930-х гг. В те годы Подарпатская Русь находилась под властью Чехословакии, президент коей Т. Г. Масарик, то покровительствовал русинам, то опускал на них пресс украинизации. Для этого в Подкарпатскую Русь приглашались галичанские националисты, которым отдавались на откуп рабочие места в системе образования и местных администрациях.
Как бы то ни было, но Т. Г. Масарик был главой государства, в границах которого приходилось жить русинам, и участие русинских организаций в общественно-политических мероприятиях, посвященных его особе, было закономерным. Так, упоминаемое нами Общество им. А. Духновича участвовало в Днях русской культуры, проводимых по поводу 80-летия президента Т. Г. Масарика.
Сразу обращает на себя внимание, что свое культурно-просветительское общество русины назвали русским, а дни своей культуры – Днем русской культуры. У чехословацких властей это тоже не вызывало никаких возражений. По крайней мере, на тот момент. Некоторые русинские деятели активно участвовали в политической жизни Чехословакии, и покровительствовали русинским организациям. Например, Антоний Бескид (1865-1933), будучи губернатором Подкарпатской Руси, старался нейтрализовать деятельность проукраинских партий, участвовал в создании т.н. Карпато-русской народной рады, а затем был избран председателем Центральной русской народной рады. Имя А. Бескида значилось среди основателей Общества им. А. Духновича.
.

Уже тогда заезжая радикал-украинствующая публика пыталась противодействовать русинам. Украинствующие  попытались помешать торжественному шествию, и заранее выслали на дороги своих «информационных диверсантов», которые ложными сообщениями разворачивали шедших на праздник русинов обратно.

.

Напомню, это было в 1930 гг. До присоединения Подкарпатской Руси к Украине (тогда еще советской) нужно было ждать 14 лет. Но галичанские национал-патриоты уже тогда решили, что в Подкарпатской Руси есть только украинцы, а русинов нет и быть не должно.
Такой взгляд очень импонировал австро-германским стратегам, как до Первой мировой войны, так и во время нее. Известна роль, которую германский и австрийский генштаб сыграл в деле укрепления  украинского националистического движения, культурно-социальным и этнополитическим базисом для которого послужило население Галичины. Австро-венгерский дуумвират в виде империи Габсбургов не был монолитным образованием. Внутри нее венгры постоянно вели борьбу за предоставление им больших полномочий и свобод. В таких обстоятельствах негласное австро-венгерское противостояние имело свои тактические особенности: австрийцы делали ставку на галичан, венгры – на русинов. Австрийцы способствовали распространению украинской шовинистической идеологии, венгры поддерживали русинскую идентичность, и старались не позволять заезжим галичанским агитаторам проповедовать среди русинов националистические лозунги.
Общество им. А. Духновича открыто провозглашало идею триединства русского народа, первенство литературного русского языка над его многочисленными диалектами, а на украинство смотрело, как на продукт пангерманизма. Идеологи пангерманизма, действительно, были, одновременно, и идеологами украинства. Мы уже упоминали о подковерном соперничестве Австрии и Венгрии. Следует добавить, что в этот период наметилось сближение Австрии и Германии. Как два немецких государства, Вена и Берлин стремились координировать свои действия на международной арене, особенно, в т.к. «украинском вопросе». Инициатива по созданию новой украинской нации постепенно перешла со временем к Берлину. На германских «удобрениях» украинский национализм расцвел и пополнел, и принес  своему кормильцу некоторую пользу на полях Первой мировой.
.

Австрийцы и германцы войну проиграли, но даже после этого не переставали подкармливать свое безобразное политическое дитя – украинский национализм. Их заботами он рос и креп в «галичанской барокамере», пока снова не расцвел в 1930-х, накануне Второй мировой.
В Праге все это видели, и понимали, что украинский национализм может быть использован против Чехословакии так же, как и против России. Но при этом понимали, что и сближение русинов с Россией тоже Праге не на пользу. В результате был выбран единственно приемлемый для Чехословакии вариант: поочередно поощрять и подавлять то русинство, то украинство, в зависимости от конъюнктуры. Это давало возможность существовать таким организациям, как Общество им. А. Духновича, но мешало развернуться им в полную силу.
Надо сказать, что идея празднования Дня русской культуры не была привнесена на Подкарпатскую Русь извне. Она возникла в самой русинской среде, о чем в своем выступлении подчеркнул российский гость – известный историк, председатель Русского исторического общества А. А. Кизеветтер.
На инициативу русинов подкарпатских откликнулись русины галичанские. Они, как никто, понимали суть политического генезиса украинства, ведь это на их глазах галичане, под воздействием австро-германской пропаганды, отрекались от имени «русины» и переходили в украинство. Мало кто сегодня помнит, что русины – это не только Закарпатье. Когда-то так называли себя и галичане. Мирон Барановский, почетный гость из Галицкой Руси, говорил не только о культурно-историческом родстве русинов галицких и подкарпатских, но и о нравственной опоре, которою для Руси должна служить западнорусская молодежь.
.

В те годы в Галичине действовало сразу несколько организаций, объединявших галицко-русскую общественность края: Общество им. М. Качковского, Союз русских дам и др. Между ними и Обществом им. А. Духновича сложились крепкие взаимоотношения, и, несмотря на то, что галицкие русины и русины подкарпатские жили в разных государствах, они, словно ртуть, если прибегнуть к меткому сравнению, данному Бисмарком, всегда влеклись друг к другу. Не оставались в стороне и буковинские русины (на празднике Дня русской культуры гостем был Илларион Цурканович, уроженец Буковины, известный публицист-общественник). Ведь буковинцы тоже считали себя русинами, и русинская идентичность была для них первичной, в отличие от украинской, привитой позже иноземной социоинженерией, и закрепленной в советские годы.
Русинство – явление многогранное, многоликое и многоаспектное. Оно не сводится только к Закарпатью, и ранее охватывало и Галичину, и Буковину. Сводить его лишь к закарпатским горизонтам – играть на руку нынешним украинизаторам, которые уверяют, что русины, если и были, так только на Закарпатье, да и то, в виде субэтноса украинцев – этакие украинцы-русины. И пусть о галичанских и буковинских русинах можно говорить лишь в исторической ретроспективе, говорить об этом нужно все равно. Тем более что в старину сами же галичанские русины называли современных русских в России великорусинами, а украинцев – малорусинами. Это ли не признак того, что все они мыслили себя частями единого русского народа, пусть и с консервированием своих региональных отличий? И Общество им. А. Духновича стояло как раз на защите именно такой русинской идеи.

5
1
Средняя оценка: 2.71951
Проголосовало: 82