Владимир Ерёменко: Между словом и морем

«Когда смотрю на море с борта корабля, начинаю верить, что Земля еще может спастись от человечества. Когда смотрю на море с борта корабля, чувствую, что жизнь прекрасна, чувствую так безоговорочно, что и перед тем, как приставить ствол к виску и нажать на спусковой крючок, вспомню море с борта корабля и скажу: «Жизнь прекрасна».

.

В. Еременко. «Li Galli»

.

Он бежал от литературы — к яхтам, возвращался и писал, и опять — выходил в море. Пока не совершил морской переход и не написал об этом новую книгу — «Li Galli». К своему 75-летнему рубежу черкасский писатель Владимир Еременко пришел с изрядным литературным багажом. А свой юбилей празднует в яхт-клубе Черкасс, куда он в 2012 году привел из английского Бристоля свою красавицу-яхту «Peticache»…

.
Замыслил я побег

.

В 2010 году сборник его рассказов и повестей «Хадж» вошел в пятерку лучших книг Украины, в том же году автор стал дипломантом престижной премии им. Ю. Долгорукова (Киев), а годом раньше — лауреатом премии СПР «Имперская культура» (Москва) за роман «Gimagimis». Однако путь в литературу был непростым. Как рассказывает сам писатель, к литературе он пришел в 23 года и с тех пор изменял ей только один раз, но на 14 лет.

.

«Большую часть моего пребывания на Земле я отдал трем страстям: боксу, литературе и яхтингу. Были и другие увлечения, но профессионально я оперировал только кулаком, словом и парусом». Борьба за место в литературном мире по накалу желаний и усилий была похожа на настоящую страсть. В советское время около тридцати лет жизни писатель, прошедший путь от дилетанта до профессионала, штурмовал издательства и редакции центральных литературных журналов. Натолкнувшись на непробиваемую стену, отводил душу в яхтинге.

.

Сначала была мечта купить свою яхту. Потом — понимание, что такую, как хотелось купить невозможно, и значит, нужно ее построить. С 1982 по 1989 гг. Владимир работал на Чернобыльской атомной электростанции представителем Харьковского Турбоатома (после апреля 1986 года вахтовым методом — на ликвидации последствий аварии). Там, в Припяти, в местном яхт-клубе, четыре предаварийных года он строил океанскую яхту 17 метров длиной. Большое дело шло уже к финалу: подспорьем было то, что, по его словам, при советской власти без труда можно было добыть стройматериалы – металл, дерево, краски…

.

Яхта стояла на стапеле в полуготовом виде, когда взорвался 4-й блок ЧАЭС. «Я почувствовал себя на краю бездны. От необратимого душевного сдвига меня уберегла мысль о возможности вывезти из Припяти набор яхты, инструменты и оборудование, — рассказывает Владимир. — Это было нечто апокалиптическое, я разбирал ее в Припяти в конце 1986 г., когда там была предельная радиационная нагрузка. С моими помощниками Сергеем и Виктором мы все разобрали и загрузили в 8-тонный рефрижератор, вывезли в Чернобыль, там перегрузили на камазовский полуприцеп и привезли в Черкассы, в декабре…

.

Яхта поселилась в деревне Боровице на берегу Кременчугского водохранилища, где Владимир купил хатку. Но подкрались кризисные 90-е годы: обвал валюты, купоны, инфляция. В эти беспощадные годы Владимир не оставлял надежду собрать «лодку» и вырваться. Куда? В мир Божий, как он говорит. «Мы и до этого договаривались с другом из Припяти, Славой, что из Союза надо бежать. И самый простой способ это сделать — на своей яхте. Просто выйти в Черное море на какие-то гонки, оттуда на Босфор – и до свидания!..»

.

Яхты нет. Да здравствует литература!

.

Он уже начал обшивать собранную «лодку», когда кончились деньги. И кончились надолго. Пришлось продать машину, чтобы устроить сына учиться. В деревню приезжать системно уже не получалось. А там начались воровство и бандитизм. Если раньше хатку вообще можно было не запирать, то теперь наступили совсем другие времена. А закончилась эта драма тем, что в один из приездов Владимир обнаружил: эллинг — ограблен. Украдено было все: деревообрабатывающий станок, шлифовальные машинки, крепеж, 500 листов фанеры, ну, и набор яхты… В следующий приезд оказалось, что и сам эллинг подожгли.

.

«14 лет я посвятил строительству яхты, — говорит Владимир Леонидович. — И когда все украли и спалили, я понял, что это глас Божий. Я освободился от яхты и вернулся к литературе. После 96-го вернулся в литературу, как блудный сын…»

.

С 1999-го Владимир Леонидович работал журналистом в газете "Молодь Черкащини", с 2004-го – редактором газеты «Черкасские ведомости», был отмечен в области, как журналист года, в 2006 — стал членом СПР (Союз писателей России), до 2010 издал 7 книг; среди них — роман «Восхождение в бездну», который занял первое место в номинации «Книга года» — символ времени» на международной книжной ярмарке в Харькове.

.

Интересно, что литературный труд не помешал продвижению мечты о плавании на собственной яхте.

.

«Ангел парил над моим кораблем»
.
В 2008-ом, разговаривая по телефону с давнишним припятским другом Славой, который к тому временем был уже гражданином Англии и жил в Бристоле, Владимир обмолвился, что хотел бы доживать век на своем Корабле. Прошло еще несколько лет, и однажды Слава сообщил по скайпу: в Бристоле, на берегу возле верфи, уже второй год стоит яхта, которую ее владелец никак не может продать, хотя и снизил цену до смешной…

.

Так, 11. 11. 2011 года, Владимир Леонидович подписал договор о купле яхты. Оставалось самое главное — переправить ее домой…

.

Примерный маршрут, который писатель набросал себе по карте, выглядел очень заманчиво – позволял увидеть чудесные места и побывать в знаменитых уголках Средиземноморья: Ла Корунья – Кадис – Гибралтар – Алмерия – Росес – Пальма–де–Мальорка – Марсель – Ли-Галли – Калабрия – остров Итака – остров Санторини – Стамбул – Одесса – Черкассы.
«В сумерках «Peticache» оставила позади Мессинский пролив и до полуночи вошла в лунное Ионическое море. Луна в море – это Луна. Лила бальзам в душу мне, осужденному к переправе через Стикс. Луна — бессмертна, а я — «царь природы» — смертен. Почему не сходит с сума мир людей, где все приговорены к смерти? Или крыша нашего мира уже давно поехала? Но сейчас я смотрел в ночное море, и растаяли все печали — осталось только умиротворение перед величием планеты по имени Земля», — написал он потом.

.

— Мы вышли из Бристоля 1 июля 2012 г., — рассказывает Владимир. — Слава шел со мной. Вначале нас было четверо. Через восемь суток плавания в Атлантическом океане и Бискайском заливе вышли к Северо-Западной Испании. Два месяца шли примерно со скоростью 8— 15 км в час, останавливались в маринах, осматривали города. Ла Корунью и Назаре (Португалия), Кадис (Южная Испания), город, откуда уходил открывать Америку Колумб. Потом прошли Гибралтар, потом — испанскую Картагену, Корсику, г. Бонифачио. В Испании я хотел посмотреть г. Фигерас, родину Сальвадора Дали… Потом — Италия, Греция, где прошли недалеко от знаменитого острова Итака, родины Одиссея. После был город Митилини на острове Лесбос, который прославила Сапфо. Могу сказать, что по красоте Испания превосходит все страны, беднее выглядит Греция, за ней – Италия. Но их все превосходит наша Украина – по нищете…

.

— А в чем проявляется бедность страны, заметная путешественнику с яхты?
— Скажем, марина в Испании – очень оживленная. В Греции – полное запустение, отсутствие обслуживающего персонала, закрытые душевые, отсутствует инфраструктура… И я бы не советовал людям, желающим эмигрировать, уезжать в Италию или в Грецию. Разве что – в Англию или Францию, если кому-то повезет. Даже в Португалию не советовал бы. По нищете Украина сравнима с Европой так же, как Португалия с Францией. Хотя это вполне пристойная страна, где есть все условия, чтобы нормально жить…

.

— Интересно, как реагировали в маринах на то, что вы — из бедной страны, из Украины? Было какое-то другое отношение?
— Нет, там ты просто клиент. Если имеешь деньги и платишь — все в порядке. А вот когда обнаруживается, что денег у тебя нет, что ты пытаешься сэкономить, тогда отношение уже другое…

.

— А откуда у вас был опыт управления яхтой?

— Еще в Харькове, в 1968 году, я построил маленькую яхту и на ней набил руку. Когда работал в Николаеве, состоял в тамошнем яхт-клубе: ходили на яхтах по лиману, выходили в Черное море. В общем, опыт у меня долгий, 50 лет общения с парусом. Все это время я периодически страдал морской болезнью, но отказаться от жизни под парусами не мог, потому что нет ничего прекраснее, чем выйти в море на яхте и наблюдать побережье.

.

— После возвращения в Черкассы Вам пришлось полностью переделать яхту, палубное оборудование, кормовые и носовые ограждения. Куда пойдете теперь на обновленной яхте?

— Вокруг света, вариантов нет. Если свет, конечно, еще будет…

.

Владимир Ерёменко - родился 5 июня 1939 в Луганске Украина. Закончил Харьковский Политех и Московський Литературный институт им. А.М. Горького. 1986 - 1989 гг. – ликвидатор последствий Чернобыльской катастрофы. В 1970-х сотрудничал с газетами и журналами Харькова и Киева. После 1996 публиковался в журналах «Темные аллеи», «Склянка часу», «Радуга», в «Антологии украинского жаху», в Германии (на русском языке и переводах), в газетах Киева, Харькова, Черкасс и других изданиях. На сегодня – автор 8-и книг. Член СПР и НСЖУ.

5
1
Средняя оценка: 2.84951
Проголосовало: 206