Иногда они уезжают

Есть хорошее русское выражение: «ломиться в открытую дверь». Так говорят, когда кто-нибудь с пеной на губах начинает доказывать очевидные вещи. Но сегодня, похоже, это выражение начинает обретать второе значение. Это связано с новой волной эмиграции наших творческих работников. С момента начала украинского кризиса отдельные актеры, писатели, журналисты периодически объявляют граду и миру, что жить в России они больше не могут, а потому отбывают на чужбину. Обычно подобные заявления сопровождаются громкими обличениями своей родины, ее властей и народа во всех тяжких грехах. Не могут вынести этих «преступных деяний» нежные души представителей «креативного класса» (с недавних пор они предпочитают скромно называть себя творцами), поэтому они собирают манатки и заказывают такси до Шереметьево-2.

.

Так, уже покинули нас публицист и телеведущая Ольга Бакушинская, сценаристка Юлия Глезарова (обе репатриировались в Израиль), актер Алексей Серебряков (этот отбыл в Канаду), депутат Илья Пономарев (выбрал США), блогер Олег Кашин (доходы позволили ему сводить концы с концами в одной из самых дорогих европейских стран — Швейцарии), музыкальный критик Артемий Троицкий (осчастливил собой Эстонию), писатель и переводчик Борис Акунин (осел во Франции). Что характерно, никто из них не эмигрировал на Украину, демократические завоевания которой они так щедро нам рекламируют. О желании уехать высказываются и другие деятели разной степени известности. Новой волне эмиграции уже ищут и все никак не могут подобрать подходящее название.

.

Народ в сети реагирует на сообщения об очередном отъезде привычно: сторонники охают и вздыхают — на кого же вы нас покидаете, противники стелют дорогу скатертью и советуют никогда больше не возвращаться. Но ни те, ни другие не обращают внимания на тот простой факт, что в современном мире больше не имеет значения место, где физически пребывает тот или иной персонаж. Уже и не успеваешь следить за перемещениями своих друзей и знакомых. Социальные сети, кстати, иногда подсказывают, где человек находится: вчера вот только писал из Москвы, а сегодня — из какой-то чилийской деревушки.

.

Границы нашей страны распахнуты настежь уже четверть века. Никто никому не мешает в любое удобное время выезжать из России и возвращаться обратно.

.

За деятельностью наших «творцов» люди следят в интернете, который никаких границ не имеет. Собственно, если бы отъезжающие не объявляли громогласно о своем отбытии, то никто бы ничего и не заметил. Потому что они, куда бы ни уехали, продолжают оставаться в российском информационном поле. Многие из тех, кто уехал, деньги на сладкую жизнь в иноземных городах продолжают зарабатывать на просторах проклинаемой ими страны.

.

Это новый феномен. Люди, которые по тем или иным причинам уезжали из Советского Союза, знали, что вернуться они не смогут никогда. Они были оторваны от своей культурной среды и остро переживали это. Многие пытались выучить чужой язык, как родной, встроиться в чужую жизнь, но получалось это у единиц. Сегодня же все изменилось. Эмигранты пишут свои послания на русском языке, обсуждают все так же российскую политическую, общественную и культурную жизнь. Удивительно, но почти ни у кого из них не узнаешь, что же происходит там, где они, собственно, сейчас и живут.

.

В результате все отъезжающие с громкими воплями напоминают капризных подростков: «Вот уйду я от вас, вы еще пожалеете!» В итоге никто никуда не уходит, даже если пересекает государственную границу. Уехавшие старательно продолжают засорять нашу несчастную больную ноосферу. Они не ведут своих блогов на английском или иврите, не работают на канадском телевидении, их песни не попадают в импортные чарты, об их книгах не пишут на первых полосах иностранных газет.

.

Более того, иные страны получают в лице наших эмигрантов никуда не годных граждан. Потому что многие из них с первого же дня начинают нарушать законодательства тех государств, куда они с такой помпой отбыли. Например, не отказываются от российского паспорта, уезжая в США. Хотя американская присяга прямо предписывает им это сделать. Другие, отбывая в Израиль, скрывают свое вероисповедание. А ведь израильское законодательство не позволяет христианам, к примеру, пользоваться законом о репатриации. Люди, которые ищут, где лучше, не надежны. Если какая-нибудь беда случится на их новой родине, они сразу же уедут и оттуда. Поэтому жалеть об их отъезде не приходится. Сожаление вызывает лишь тот факт, что они, уехав, так и не оставляют нас в покое.

5
1
Средняя оценка: 2.90625
Проголосовало: 128