Рецидив фашизма

Евгения Дорогова
Рецедив фашизма
«Боевики олигарха Коломойского обстреливают  украинский город Славянск запрещенными минами с белым фосфором, который прожигает людей насквозь. Сегодня 25 июня 2014 года олигарх находится в столице Швейцарии, откуда управляет карательной операцией», - звучит голос Московского телевидения, сообщает пресса.
Её сердце прыгнуло в груди и сделало попытку остановиться. Старая женщина быстро достала  из кармана лекарство.
«Не откажете ли Вы в помощи и моему сердцу?», - спросил импозантный  седовласый мужчина. Его богатырская фигура напряженно замерла в кресле напротив. Это был сын её старшего любимого брата, офицера-фронтовика и орденоносца, посланного на службу после Войны в Киев. Там он женился на белорусской девушке, родившей двух сыновей, да так и остался на Украине до конца своих дней.
Его дети отслужили сколько положено в Советской армии, закончили технические ВУЗы, женились на украинских девушках. Таким образом, тётушка приобрела множество родственников среди белорусов, украинцев и даже грузин. Для всех них в недалёком прошлом, наряду с национальным, самым родным был русский язык. Их деды и отцы во время Великой Отечественной войны боролись с фашистскими захватчиками на фронтах, в партизанских отрядах, получали правительственные награды, увечья, раны и отдавали свои жизни за Родину.
Современные потомки этих людей, сплоченные едиными духовными, идеалами, не согласились жить под властью оголтелых бандитов-новых фашистов, пришедших с запада. Юго-восток Украины - исторический регион Новороссия - запылал в гражданской войне. Да, было от чего получить психогенный шок!
Племянник приехал в Москву на похороны русского двоюродного брата. Тётя была старше племянника на двадцать лет. Сам он родился  в Киеве шестьдесят шесть лет назад. В тоске и горе он вспоминал свою солнечную, раздольную и плодородную Украину.
«В моей памяти, - обращаясь к гостю, сказала тётя, - Украина сохранилась именно такой».
В детстве она часто болела ангинами. Врачи советовали отвести ребёнка к Чёрному морю для укрепления иммунитета. Однако большая  московская рабочая семья не имела средств на такую поездку. Помогли родственники, жившие в окрестностях украинского города Славянска, пригласив  девочку с бабушкой к себе на летние каникулы 1939 года.
На станции Барвенково их встретил бабушкин кум на повозке, запряженной двумя волами. Волы шли медленно. Головы их скрепляла деревянная колодка. Кум постоянно кричал животным: «Цоп-цобэ!». Вокруг простиралась бескрайняя степь, сменяющаяся длинными улицами поселений, утопавших в садах. Сёла были разные: русские, немецкие, украинские, иногда вперемешку.
Москвичка, уже перешедшая в четвёртый класс, живо всем интересовалась. Бабушка сказала, что среди родственников есть немцы, в гости к которым они едут, а затем будут жить у украинцев. Немецкие дома были большими и крепкими, стоящими по чётким линиям. Их окружали  красивые заборы, побеленные деревья. Дорожки сопровождались цветущими шпалерами и клумбами. Окна в домах  блестели на солнце. Русские и украинские дома в большинстве строились из глины. Загородки состояли из длинных слег. Цветы росли бурьяном. Мощные мальвы возвышались над соломенными крышами.
Ближе к вечеру волы остановились у большого немецкого дома. Из калитки вышел  высокий парень Карл, сын старшей сестры мамы девочки, то есть её  двоюродный брат. Бабушка приходилась его маме Наташе крёстной матерью. Крестница ещё до Революции вышла замуж за немца, семья которого с незапамятных времён жила в России. Брак был счастливым. Однако муж вскоре умер. Родив сына, Наташа долго болела и скончалась, когда мальчику было несколько лет.
Карл, по мнению гостьи, был похож одновременно на всех её братьев, поэтому между ними тот час возникла дружба.
Бабушка Карла стала обниматься с московской бабушкой, и они громко заплакали. Вышел седой немец в соломенной шляпе. Карл сказал, что бабушку нужно звать: «Гнедиге Фрау», а  дедушку: «Хэер Гросфатер». Гостья  поздоровалась с ними по-немецки, чем сразу завоевала их расположение. Карл был студентом и проводил свои каникулы  со стариками, заменившими ему родителей.
Очень понравившийся девочке новый брат стал терпеливо показывать ей различные помещения удивительного дома, многочисленных домашних животных, цветы и сад. Она была в восторге.
На ночь они вместе с бабушкой мылись в домашней бане. В специальном помещении, соединённом с домом, на возвышении стояла большая деревянная бочка. Нужно было по лесенке войти в эту бочку с водой и мыться там одновременно с бабушкой, а, когда  мыльная вода уходила куда-то вниз,  поливать себя из большого кувшина.
Первый раз в жизни москвичка увидела на кухне часы с кукушкой, а в спальне одну большую кровать, на которой они с бабушкой легли спать. Стены комнаты были ослепительно белыми, на противоположной стене висел большой чёрный крест.
Днём поездка на волах продолжилась. В большом украинском селе, состоящем из однотипных выбеленных хаток, просторно расположившихся по берегам огромных прудов, приезжих встретили радушно. Девочке досталось множество объятий от ласковых и румяных женщин, речь которых отличалась от московской, но была понятна. Было удивительным, почему же  они вместе с бабушкой громко плакали?
Гостей поселили среди сада в отдельной хате с маленькими окошками, уставленными цветущей геранью. Пол был земляным, прохладным. Лето промелькнуло как волшебный сон.
В зимние каникулы украинские родственники с детьми  приехали в Москву с ответным визитом. В тесноте, но в радости, разместились в небольшой квартире. Пришлось убрать лишнюю мебель и на ночь превратить всё пространство пола в одну большую постель. В этот раз слёз при встрече не было, счастливый смех и говор не прекращался до позднего вечера. Вернув на место обеденный стол, хозяева потчевали гостей московской едой, среди которой почётное место занимало украинское сало. Охотно и дружно пели разнообразные песни: «По диким степям Забайкалья…  Распряхайтэ хлопцы конэй… По долинам и по взгорьям…».
Взрослые и дети без устали, увлеченно показывали гостям: любимый зоопарк, планетарий, метро, Красную площадь, ходили с ними в театры и в бабушкину церковь.
Несколько позже гостем стал Карл и его немецкая бабушка. На полу им спать не пришлось. Старушки не расставались друг с другом. Московские дети были рады новому брату и от души развлекали его, а старшие братья обучали  боксу, водили в тиры,  в Большой театр и на танцы.
Через два года мир рухнул. Фашистские орды вторглись в нашу страну. Карл погиб, защищая страну в рядах Советской армии. Огонь войны стёр с лица земли дома и хаты, сады и цветы. Погибли все!  Победа над фашизмом в Великой Отечественной войне далась нам очень дорогой ценой.
С тех пор прошло семьдесят лет.
Читаем в воспоминаниях Маршала Советского Союза Г.К.Жукова*  о событиях 1942 года.
«Утром 17 мая 11 немецких дивизий из состава  армейской группы Клейста перешли в наступление  из района Славянск-Краматорск, против советских 9-ой и 57-й армий Южного фронта. Оборона была прорвана.
23 мая 6-я, 57-я, и часть сил 9-й армии и оперативная группа генерала  Л.В.Бобкина  оказались полностью окруженными. Некоторым частям удалось вырваться из окружения, но многие не смогли этого сделать и, не желая сдаваться, дрались до последней капли крови».
Сегодня жители Краматорска, Славянска и всего юго-востока Украины снова ведут  смертный бой с бандитской неофашистской сворой.
Старая женщина на вокзале, провожая дорогого гостя, не скрывала слёз. «Останься среди нас, - говорила она. - Ты уже не молод…».
«Спасибо, родные, - ответил он. -  Поеду! Там у меня годовалая внучка Машенька!».
Москва   30 мая 2014
«Боевики олигарха Коломойского обстреливают  украинский город Славянск запрещенными минами с белым фосфором, который прожигает людей насквозь. Сегодня 25 июня 2014 года олигарх находится в столице Швейцарии, откуда управляет карательной операцией», - звучит голос Московского телевидения, сообщает пресса.
Её сердце прыгнуло в груди и сделало попытку остановиться. Старая женщина быстро достала  из кармана лекарство.
«Не откажете ли Вы в помощи и моему сердцу?», - спросил импозантный  седовласый мужчина. Его богатырская фигура напряженно замерла в кресле напротив. Это был сын её старшего любимого брата, офицера-фронтовика и орденоносца, посланного на службу после Войны в Киев. Там он женился на белорусской девушке, родившей двух сыновей, да так и остался на Украине до конца своих дней.
Его дети отслужили сколько положено в Советской армии, закончили технические ВУЗы, женились на украинских девушках. Таким образом, тётушка приобрела множество родственников среди белорусов, украинцев и даже грузин. Для всех них в недалёком прошлом, наряду с национальным, самым родным был русский язык. Их деды и отцы во время Великой Отечественной войны боролись с фашистскими захватчиками на фронтах, в партизанских отрядах, получали правительственные награды, увечья, раны и отдавали свои жизни за Родину.
Современные потомки этих людей, сплоченные едиными духовными, идеалами, не согласились жить под властью оголтелых бандитов-новых фашистов, пришедших с запада. Юго-восток Украины - исторический регион Новороссия - запылал в гражданской войне. Да, было от чего получить психогенный шок!
Племянник приехал в Москву на похороны русского двоюродного брата. Тётя была старше племянника на двадцать лет. Сам он родился  в Киеве шестьдесят шесть лет назад. В тоске и горе он вспоминал свою солнечную, раздольную и плодородную Украину.
«В моей памяти, - обращаясь к гостю, сказала тётя, - Украина сохранилась именно такой».
В детстве она часто болела ангинами. Врачи советовали отвести ребёнка к Чёрному морю для укрепления иммунитета. Однако большая  московская рабочая семья не имела средств на такую поездку. Помогли родственники, жившие в окрестностях украинского города Славянска, пригласив  девочку с бабушкой к себе на летние каникулы 1939 года.
На станции Барвенково их встретил бабушкин кум на повозке, запряженной двумя волами. Волы шли медленно. Головы их скрепляла деревянная колодка. Кум постоянно кричал животным: «Цоп-цобэ!». Вокруг простиралась бескрайняя степь, сменяющаяся длинными улицами поселений, утопавших в садах. Сёла были разные: русские, немецкие, украинские, иногда вперемешку.
Москвичка, уже перешедшая в четвёртый класс, живо всем интересовалась. Бабушка сказала, что среди родственников есть немцы, в гости к которым они едут, а затем будут жить у украинцев. Немецкие дома были большими и крепкими, стоящими по чётким линиям. Их окружали  красивые заборы, побеленные деревья. Дорожки сопровождались цветущими шпалерами и клумбами. Окна в домах  блестели на солнце. Русские и украинские дома в большинстве строились из глины. Загородки состояли из длинных слег. Цветы росли бурьяном. Мощные мальвы возвышались над соломенными крышами.
Ближе к вечеру волы остановились у большого немецкого дома. Из калитки вышел  высокий парень Карл, сын старшей сестры мамы девочки, то есть её  двоюродный брат. Бабушка приходилась его маме Наташе крёстной матерью. Крестница ещё до Революции вышла замуж за немца, семья которого с незапамятных времён жила в России. Брак был счастливым. Однако муж вскоре умер. Родив сына, Наташа долго болела и скончалась, когда мальчику было несколько лет.
Карл, по мнению гостьи, был похож одновременно на всех её братьев, поэтому между ними тот час возникла дружба.
Бабушка Карла стала обниматься с московской бабушкой, и они громко заплакали. Вышел седой немец в соломенной шляпе. Карл сказал, что бабушку нужно звать: «Гнедиге Фрау», а  дедушку: «Хэер Гросфатер». Гостья  поздоровалась с ними по-немецки, чем сразу завоевала их расположение. Карл был студентом и проводил свои каникулы  со стариками, заменившими ему родителей.
Очень понравившийся девочке новый брат стал терпеливо показывать ей различные помещения удивительного дома, многочисленных домашних животных, цветы и сад. Она была в восторге.
На ночь они вместе с бабушкой мылись в домашней бане. В специальном помещении, соединённом с домом, на возвышении стояла большая деревянная бочка. Нужно было по лесенке войти в эту бочку с водой и мыться там одновременно с бабушкой, а, когда  мыльная вода уходила куда-то вниз,  поливать себя из большого кувшина.
Первый раз в жизни москвичка увидела на кухне часы с кукушкой, а в спальне одну большую кровать, на которой они с бабушкой легли спать. Стены комнаты были ослепительно белыми, на противоположной стене висел большой чёрный крест.
Днём поездка на волах продолжилась. В большом украинском селе, состоящем из однотипных выбеленных хаток, просторно расположившихся по берегам огромных прудов, приезжих встретили радушно. Девочке досталось множество объятий от ласковых и румяных женщин, речь которых отличалась от московской, но была понятна. Было удивительным, почему же  они вместе с бабушкой громко плакали?
Гостей поселили среди сада в отдельной хате с маленькими окошками, уставленными цветущей геранью. Пол был земляным, прохладным. Лето промелькнуло как волшебный сон.
В зимние каникулы украинские родственники с детьми  приехали в Москву с ответным визитом. В тесноте, но в радости, разместились в небольшой квартире. Пришлось убрать лишнюю мебель и на ночь превратить всё пространство пола в одну большую постель. В этот раз слёз при встрече не было, счастливый смех и говор не прекращался до позднего вечера. Вернув на место обеденный стол, хозяева потчевали гостей московской едой, среди которой почётное место занимало украинское сало. Охотно и дружно пели разнообразные песни: «По диким степям Забайкалья…  Распряхайтэ хлопцы конэй… По долинам и по взгорьям…».
Взрослые и дети без устали, увлеченно показывали гостям: любимый зоопарк, планетарий, метро, Красную площадь, ходили с ними в театры и в бабушкину церковь.
Несколько позже гостем стал Карл и его немецкая бабушка. На полу им спать не пришлось. Старушки не расставались друг с другом. Московские дети были рады новому брату и от души развлекали его, а старшие братья обучали  боксу, водили в тиры,  в Большой театр и на танцы.
Через два года мир рухнул. Фашистские орды вторглись в нашу страну. Карл погиб, защищая страну в рядах Советской армии. Огонь войны стёр с лица земли дома и хаты, сады и цветы. Погибли все!  Победа над фашизмом в Великой Отечественной войне далась нам очень дорогой ценой.
С тех пор прошло семьдесят лет.
.
Читаем в воспоминаниях Маршала Советского Союза Г.К.Жукова*  о событиях 1942 года:
«Утром 17 мая 11 немецких дивизий из состава  армейской группы Клейста перешли в наступление  из района Славянск-Краматорск, против советских 9-ой и 57-й армий Южного фронта. Оборона была прорвана.
23 мая 6-я, 57-я, и часть сил 9-й армии и оперативная группа генерала  Л.В.Бобкина  оказались полностью окруженными. Некоторым частям удалось вырваться из окружения, но многие не смогли этого сделать и, не желая сдаваться, дрались до последней капли крови».
.
Сегодня жители Краматорска, Славянска и всего юго-востока Украины снова ведут  смертный бой с бандитской неофашистской сворой.
Старая женщина на вокзале, провожая дорогого гостя, не скрывала слёз. «Останься среди нас, - говорила она. - Ты уже не молод…».
«Спасибо, родные, - ответил он. -  Поеду! Там у меня годовалая внучка Машенька!».
.
*Маршал Г.К.Жуков. Воспоминания и размышления. Том 2. Стр.290. Москва, 1985
.
Евгения Викторовна Дорогова – родилась в Москве в 1928 году. Врач, кандидат медицинских наук, ветеран Великой Отечественной войны. Рассказы публиковались в различных литературных журналах и альманахах. Живёт в Москве.
.
Изображение: "Украинский пейзаж с хатой". Художник Ефим Волков.
5
1
Средняя оценка: 2.56853
Проголосовало: 197