«Атака мертвецов» – русское изобретение

К столетию героической обороны крепости Осовец

.

Их просили продержаться хотя бы 48 часов. Они держались больше полугода!

.

В год 70-летия Великой Победы не стоит забывать и о других славных датах, без которых Красного знамени над Рейхстагом в мае 1945-го могло и не быть…

.

…Лето 1915 года, самый разгар Великого отступления Русской армии - одной из самых трагических страниц нашей истории. Тогда, в результате грубых стратегических ошибок Ставки, наши войска отходили на Восток, оставляя, как недавно завоеванные: Львов, Перемышль, так и города, считавшиеся русскими: Варшаву, Лодзь, Вильно…

Были и паника, и сдача в плен, и проклятия в адрес командования из-за нехватки боеприпасов и крупнокалиберных пушек. Но были и грамотные, удачные попытки контратаковать противника; и самопожертвование; и примеры необычайной стойкости и героизма! Одним из таких символов стойкости, несгибаемости, верности воинскому долгу стал гарнизон небольшой крепости Осовец, выдержавший три штурма!

.

Болотистый «орешек»

.

Её строительство было начато в 1795 году, после закреплением за Россией части бывшей Польши. Строилась крепость с целью обеспечения обороны коридора между реками Неман и Висла — Нарев — Буг, с важнейшими стратегическими направлениями Петербург — Берлин и Петербург — Вена. Место строительства было выбрано очень удачно: обойти крепость было невозможно — с севера и юга её прикрывали непроходимые болота, а с тыла проходили рокадные автомобильная и железная дороги, по которым осуществлялся подвоз всего необходимого. Проектными и строительными работами руководили талантливый российский инженер-фортификатор, герой Крымской войны  генерал Э. И. Тотлебен и генерал Р. В. Крассовский. При последнем началось строительство Центрального форта, или, как он ещё назывался, Форта № 1.

Главные позиции форта располагались на двух валах. Внутренний вал имел высоту 14-16 метров и представлял собой открытые артиллерийские позиции. Внешний вал представлял собою пехотные стрелковые позиции. Толщина валов у основания составляла более 50 метров. Форт был окружён рвом, защищённым капонирами или угловыми огневыми позициями на валах, и заполненным водой с трёх сторон, кроме северной. Северная часть укреплений возвышалась над остальными и была отделена от них невысоким валом, образуя укреплённый редут. С северо-восточной стороны форт был защищён выдвинутым пятиугольным равелином.

Гарнизон форта в мирное время состоял из 4 стрелковых рот и артиллерийской полубатареи, имевшей 60 орудий, установленных на валах. Стены фортов были бетонными, толщиной до 2 метров. Строительство всех новых сооружений велось исключительно из бетона. Как результат опыта русско-японской войны 1904—1905 годов и экспериментов, проведённых в 1908 году, дальнейшее строительство крепости велось с использованием железобетона и бронедеталей, которые в то время стали применяться в российском крепостном строительстве в крепости Кронштадт.

В 1912—1914 годах на южном берегу реки Бобры, к северо-востоку от форта № 1, на Скобелевском холме была построена ещё одна укреплённая позиция. На её вершине расположились мощные железобетонные укрытия, рассчитанными на пехотную роту, оборудованные двумя наблюдательными бронеколпаками. В северной части располагалась батарея полевой артиллерии, в центре был построен единственный тогда в России бронированный артиллерийский ДОТ. Он был оборудован броневой башней системы «Gallopin» производства фирмы «Schneider-Creusot» под орудие калибра 152 мм. Такие башни широко применялись в крепостях Верден, Туль, Эпиналь и Бельфор. Недалеко от ДОТа был построен склад боеприпасов, рассчитанный на 2000 зарядов.

Всего было построено три связанных между собой форта (четвёртый не был достроен). В результате в сердце крепости Осовец возник укреплённый район, внутри которого находились главные склады боеприпасов и провианта, казармы, госпиталь, ружейные мастерские, церковь и кладбище.

С января 1915 года крепостью командовал поляк -  генерал-майор Николай Бpжозовский. Гарнизон к тому времени состоял из 226-го Землянского пехотного полка, укомплектованного в основном уроженцами одноименного уезда Воронежской губернии, двух артиллерийских батарей, сапёрного батальона, жандармской команды и подразделений обеспечения – всего не более 5 тысяч человек. На вооружении состояли 200 орудий калибра от 57 до 203 миллиметров. Пехота была вооружена винтовками, ручными пулемётами системы Мадсена образца 1902 и 1903 годов, станковыми пулемётами системы Максима образца 1902 и 1910 годов, а также картечницами системы Гатлинга.

.

Первый штурм

.

В сентябре 1914 года к крепости подошли части 8-й германской армии генерала фон Бёлова, насчитывающей  до 40 пехотных батальонов, которые попытались взять её с ходу. Имея многократный численный перевес, немцам к 21 сентября 1914 года удалось оттеснить полевую оборону русских войск до линии, позволявшей вести артиллерийский обстрел крепости. Теперь взятие её казалось им делом нескольких дней. Им ли, покорившим куда более крупные крепости в Бельгии, сомневаться при осаде какой-то заштатной русской крепостицы?

К этому времени из Кёнигсберга сюда было переброшено 60 орудий, различного калибра до 203-миллиметровых мортир включительно. После массовой бомбардировки крепости - 26 сентября 1914 года, немцы предприняли атаку, но она была сорвана шквальным огнём неподавленной русской артиллерии. На следующий же день наши войска провели две фланговые контратаки, которые вынудили немцев прекратить обстрел и в спешке отступить, отводя артиллерию.

Первая попытка штурма показала, что укреплённые полевые позиции пехоты в болотистой местности в 2 километрах от форта № 2 расположены слишком близко от самой крепости, а это позволяло противнику вести артиллерийский обстрел. Чтобы отодвинуть укреплённую линию за пределы досягаемости вражеской артиллерии была предпринята попытка строительства новых позиций в 8-10 километрах от крепости. Полностью их оборудовать так и не удалось. Успели вырыть только окопы, в некоторых местах - в полный профиль.

.

Второй штурм

.

3 февраля 1915 года немецкие войска теперь уже под командованием генерала Гальвитца предприняли вторую попытку штурма крепости. Уверенные в своей победе, они всё-таки прислали в гарнизон парламентёра.  Германский офицер, обращаясь к вступившему с ним в переговоры коменданту крепости подполковнику Михаилу Степановичу Свечникову, надменно заявил:

— Мы даём вам полмиллиона имперских марок за сдачу фортов. Поверьте, это не взятка и не подкуп — это простой подсчёт, что при штурме Осовца мы истратим снарядов на полмиллиона марок. Нам выгоднее истратить стоимость снарядов, но зато сохранить сами снаряды. Не сдадите крепость — обещаю вам, через сорок восемь часов Осовец как таковой перестанет существовать!

Свечников вежливо ответил:

— Предлагаю вам остаться со мною. Если через сорок восемь часов Осовец будет стоять, я вас повешу. Если Осовец будет сдан, пожалуйста, будьте так добры, повесьте меня. А денег не возьмём.  Русские не сдаются!

Парламентёр от встречного предложения отказался. Начался штурм.

Из пушек крепость было не достать - общая глубина полосы обороны предполья составляла 15 километров.  На них размещалось три укрепленные передовые позиции русских. Возможность обойти их отсутствовала из-за окружавших болот. И немцам пришлось атаковать строго в лоб.  Учитывая, что местность была пристреляна, а наша артиллерия надёжно укрыта за стенами крепости, немцы несли жуткие потери, раз-за-разом откатываясь назад, усеивая поле своими трупами. Помогал им в этом и прицельный ружейно-пулемётный огонь русских пехотинцев. Сдерживая таким образом противника, наши солдаты по приказу командования, спустя неделю, отошли на вторую, лучше оборудованную линию обороны.

Ставка, полагая, что требует невозможного, просила начальника гарнизона продержаться хотя бы ещё 48 часов.

Отвод русских подразделений с дальних позиций, позволил германской артиллерии уже 13 февраля вновь приступить к обстрелу фортов с применением тяжёлых осадных орудий калибра 100—420 миллиметров «Большая Берта» и «Шкода». Прибыл сюда и лучший артиллерист Германии генерал Брухмюллер.  Огонь вёлся залпами по 360 снарядов через каждые четыре минуты. За неделю обстрела по крепости было выпущено 200—250 тысяч только тяжёлых снарядов. А сверху крепость бомбили немецкие аэропланы. Подобного огневого налёта немцы не применяли, даже штурмуя первоклассные крепости Бельгии и Франции: Льеж, Намюр, Верден!

Европейская пресса в те дни писала: «Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который, то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа».

Несмотря на понесённые потери в результате обстрела артиллерией, который был наиболее интенсивным 14–16 февраля и 25 февраля — 5 марта 1915 года и привёл к многочисленным пожарам внутри крепости, русские укрепления выстояли. Более того, метким ответным огнём русских батарей был уничтожен ряд осадных орудий, в том числе две «Большие Берты». После этого, германское командование отвело все свои крупнокалиберные штурмовые орудия за пределы досягаемости защитников крепости, что и снизило их эффективность.

Эта откровенная неудача вынудила командование германской армии перейти и на этом участке фронта к позиционным действиям, которые продолжались до начала июля.

.

Третий штурм

.

В начале июля 1915 года германские войска начали очередное широкомасштабное наступление на неприступную крепость. Для этого под её стенами был сосредоточен специальный осадный корпус, общей численностью до  10 000 человек: 13 — 14 батальонов пехоты,  саперный батальон, до 30 тяжёлых осадных орудий, 30 батарей, располагающих снарядами, начинёнными ОВ. Со стороны русских передовую позицию крепости занимали пять рот 226-го полка и четыре роты ополченцев.

Не добившись в течение месяца существенного продвижения к цели, т.к. гарнизон был по-прежнему непробиваем, немцы начали готовиться к газовой атаке. Дождавшись нужного направления ветра, 6 августа 1915 года в 4 часа утра, одновременно с открытием артиллерийского огня, германские части применили против защитников крепости ОВ - смесь хлора с бромом. Газовая волна 12-15 метров в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км. Средства индивидуальной защиты, только начинавшие разрабатываться в России к тому времени, были малоэффективны, а по некоторым данным и вовсе отсутствовали у защитников крепости.

Через несколько часов, считая, что оборонявший позиции крепости гарнизон мёртв, немцы пошли в наступление. Но когда пехота подошла к передовым укреплениям крепости, навстречу им поднялись выжившие защитники первой линии обороны — остатки 13-й роты 226-го Землянского полка - всего чуть больше 60 человек. Вид их был ужасен: кожа имела зеленоватый оттенок, а роговицы глаз были темнее обычного (как это бывает при тяжелых отравлениях хлором). Русские, по воспоминаниям участвовавших в той атаке немцев, сотрясались от дикого кашля, вызванного химическими ожогами легких, лица солдат были обмотаны окровавленными тряпками, но они, держа винтовки наперевес, шли вперёд! Неожиданная контратака и вид людей, которые должны были умереть, повергли немцев в ужас. Эту отчаянную контратаку поддержала крепостная артиллерия. Её батареи, несмотря на большие потери в людях, открыли меткую стрельбу, остановив  наступление 18-го полка и отрезав подходивший  75-й полк ландвера.

А к последней контратаке подключились остальные подразделения, оборонявшие крепость: 8-я и 14-я роты героического полка. Потерявшие до половины личного состава, они с криком «ура» бросилась в штыки. Эта «атака мертвецов», как передает очевидец боя, настолько поразила противника, что, не приняв боя, он бросился назад. Много немцев погибло на ограждениях из колючей проволоки перед второй линией окопов и от огня крепостной артиллерии. Её сосредоточенный огонь по окопам первой линии был настолько силён, что превосходящие в десятки раз наших немцы, спешно отступили.

.

Отошли по приказу

.

Однако из-за общей складывающейся к этому времени, в связи с изменениями на фронте не в пользу Русских диспозиции, стратегическая необходимость в обороне крепости потеряла смысл. Верховным командованием русской армии было принято решение прекратить оборонительные бои и вывести гарнизон крепости. 18 августа 1915 года началась эвакуация гарнизона, которая проходила организованно, без паники. Всё, что невозможно было вывезти, а также уцелевшие укрепления были взорваны саперами. В процессе отступления русские войска, по возможности, организовывали эвакуацию мирного населения. Вывод войск из крепости закончился 22 августа. И только через три дня немецкие войска осторожно вошли в пустую, разрушенную крепость...

Русским защитникам Осовца в Первой мировой войне удалось выстоять практически в тех же условиях, в которых в 1914 году довольно быстро пали почти все бельгийские и французские крепости на Западном фронте. Причиной этого является хорошо организованная оборона выдвинутых позиций, более эффективный контрогонь крепостной артиллерии, мужество и героизм русских солдат. Оборона Осовца сорвала планы германского командования. 190 дней воины героической крепости сдерживали натиск 2-х германский армий, не давая им возможности продвигаться на Белостокском и Гродненском направлениях!

…В июне 1941 года осовецкий укрепрайон, занятый советскими частями, тоже оказал немцам сопротивление, но в историю вошли не они, а защитники Брестской крепости, которая сопротивлялась оккупантам больше месяца.

.

Продолжение следует…

.

На этом история героической крепости не закончилась. Спустя почти 10 лет вспомнить о героическом Осовце заставил следующий случай. В отошедшей к тому времени к Польше крепости проводились работы по разбору завалов. В один из моментов, когда поляки обнаружили лаз и стали спускаться туда, они услышали окрик: «Стой! Кто идёт?». Перепуганные паны бросились назад. Оказалось, что остановил их не призрак, а русский часовой, все эти годы несший службу по охране продовольственных складов крепости. В строгом соответствии с воинским уставом, солдат заявил, что его может снять с поста только разводящий, начальник караула, а если их нет, то лично «Государь Император». Русский воин согласился оставить пост лишь после того, как ему объяснили, что страны, которой он служил, уже давно нет, и принесли соответствующий приказ президента Польши.

Всё это время, ожидая смены, солдат стоял на посту, питаясь тушёнкой и сгущёнкой, приспособившись к существованию в темноте. После того, как его вывели наверх, он ослеп от яркого солнечного света и был помещён в больницу, после чего передан советским властям. На этом его след в истории теряется. Хочется верить, что тот солдат не был репрессирован.

Гораздо печальнее оказалась судьба коменданта крепости подполковника М.С. Свешникова. После Осовца он продолжал службу на штабных должностях в действующей армии. Февральский переворот встретил начальником штаба 106-й пехотной дивизии, расположенной в Тампере (Финляндия). В мае 1917 Свешников вступил в РСДРП(б). Боевой офицер, руководя своими солдатами, принимал активное участие в штурме Зимнего дворца. В годы Гражданской войны командовал дивизиями и фронтами, был руководителем Донского и Кубанско-Черноморского областных военных комиссариатов. С 1922 на преподавательской работе. С 1934 начальник кафедры истории военного искусства Военной академии имени М. В. Фрунзе… Но в декабре 1937-го Михаил Степанович арестовывается и 26.08.1938 года Военной коллегией Верховного суда приговаривается к расстрелу. Реабилитирован он был 08.12.1956 г.

К 100-летию подвига, все защитники героической крепости Осовец должны быть не только оправданы Историей, но им необходимо вернуть имена и воздать соответствующие почести!

5
1
Средняя оценка: 3.57143
Проголосовало: 7