Ты есть Царская Одежда во скорбех наших Надежда...

Юрий Милославский
Ты есть Царская Одежда
во скорбех наших Надежда
(из стихов духовных на Третий Спас)
Успение Пресвятыя Славныя Владычицы нашея
Богородицы и Приснодевы Марии
Благочестивое предание, восходящее к первохистианским общинам на Святой Земле гласит: Для апостолов и всех верующих Матерь Божия была утешением и назиданием. Беседуя с ними, Она поведала о чудесных событиях Благовещения, бессеменного зачатия и нетленного от Нее рождения Христа, Его младенчества и всей земной жизни. Но, рассказывая о событиях истории Евангельской, Пресвятая Богородица настоятельно просила слушателей ни в коем случае не передавать на письме те подробности, где прямо указуется на Нее, как на Свидетельницу и Участницу таковых событий. Однако не все, движимые, как им представлялось, самыми лучшими чувствами, уважили Ее скромность и смирение. Так свершилась воля Божия – в Священный Канон не вошли те благовествования, составители которых нарушили просьбу Приснодевы Марии. Частью эти все же книги вошли в богослужебные тексты, церковные песнопения и проч. Но в Четвероевангелии, Апостольских Деаяниях и Посланиях, - все Богородичное подчинено особой благоговейной краткости, оно – чуть слышимо, оно - едва произносимо.
Основываясь на словах священномучеников Дионисия Ареопагита (†3 октября 96 г.) и Игнатия Богоносца († 20 декабря 107 г.), святитель Амвросий Медиоланский в творении «О девственницах» писал о Матери Божией: «Она была Девою не телом только, но и душою, смиренна сердцем, осмотрительна в словах, благоразумна, немногоречива, любительница чтения, трудолюбива, целомудренна в речи. Правилом Ее было— никого не оскорблять, всем благожелать, почитать старших, не завидовать равным, избегать хвастовства, быть здравомысленной, любить добродетель. Когда Она хоть бы выражением лица обидела родителей, когда была в несогласии с родными? Когда погордилась пред человеком скромным, посмеялась над слабым, уклонилась от неимущего? У Нее не было ничего сурового в очах, ничего неосмотрительного в словах, ничего неприличного в действиях: телодвижения скромные, поступь тихая, голос ровный; так что телесный вид Ее был выражением души, олицетворением чистоты. Все дни Свои Она обратила в пост: сну предавалась только по требованию нужды, но и тогда, как тело Ее покоилось, духом Она бодрствовала, повторяя во сне читанное, или размышляя о приведении в исполнение предположенных намерений, или предначертывая новые. Из дома выходила только в церковь, и то в сопутствии родных. Впрочем, Она хотя и являлась вне дома Своего в сопровождении других, но лучшим стражем для Себя была Она Сама; другие охраняли только тело Ее, а нравы Свои Она блюла Сама». По преданию, сохраненному церковным историком Никифором Каллистом (XIV в.), Матерь Божия «была роста среднего или, как иные говорят, несколько более среднего; волосы златовидные; глаза быстрые, с зрачками как бы цвета маслины; брови дугообразные и умеренно-черные, нос продолговатый, уста цветущие, исполненные сладких речей; лицо не круглое и не острое, но несколько продолговатое; кисти рук и пальцы длинные... Она в беседе с другими сохраняла благоприличие, не смеялась, не возмущалась, особенно же не гневалась; совершенно безыскусственная, простая, Она нимало о Себе не думала и, далекая от изнеженности, отличалась полным смиренпгм. Относительно одежд, которые носила, Она довольствовалась их естественным цветом, что еще и теперь доказывает Ее священный головной покров. Коротко сказать, во всех Ее действиях обнаруживалась особая благодать». (Никифор Каллист заимствовал свое описание у святителя Епифания Кипрского, † 12 мая 403 г.; Письмо к Феофилу об иконах. Перевод текста святителя Епифания помещен п Великих Четиих-Минеях митрополита Макария. М., 1868, сентябрь, с. 363).
Во время гонения, воздвигнутого Иродом на юную Церковь Христову (Деян. 12, 1—3), Пресвятая Дева Мария вместе с апостолом Иоанном Богословом в 43 году удалилась из Иерусалима в Ефес, в котором проповедовать Евангелие выпал жребий апостолу Иоанну Богослову. Она была также на Кипре у святого Лазаря Четверодневного, бывшего там епископом, и на Святой Горе Афонской, о которой, как говорит святой Стефан Святогорец, Матерь Божия пророчески сказала: «Это место будет Мне в жребий, данный Мне от Сына и Бога Моего. Я буду Заступница месту этому и Богу о нем Ходатаица».
Обстоятельства Успения Божией Матери известны в Православной Церкви от времен апостольских. В I веке о Успении Ее писал упомянытый священномученик Дионисий Ареопагит. Во II веке сказание о телесном переселении Пресвятой Девы Марии на Небо уже находится в сочинениях Мелитона, епископа Сардийского. В IV веке на предание об Успении Матери Божией указывает святитель Епифаний Кипрский. В V веке святитель Ювеналий, Патриарх Иерусалимский, говорил святой благоверной греческой царице Пульхерии: «Хотя в Священном Писании нет повествования об обстоятельствах кончины Ее, впрочем мы знаем об них из древнейшего и вернейшего предания». Это предание с подробностью собрано и изложено в церковной истории Никифора Каллиста в XIV веке.
Ко времени Своего блаженного Успения Пресвятая Дева Мария опять прибыла в Иерусалим. Слава Ее как Матери Божией уже распространилась по земле и многих завистливых и гордых вооружила против, которые покушались на Ее жизнь; но Бог хранил Ее от врагов.
Дни и ночи Она проводила в молитве. Нередко Пресвятая Богородица приходила ко Святому Гробу Господню,, воскуряла здесь фимиам и преклоняла колена. Не раз покушались враги Спасителя препятствовать посещать Ей святое место и выпросили у первосвященников стражу для охраны Гроба Спасителя. Но Святая Дева, никем не зримая, продолжала молиться пред ним.
Дивна была жизнь Пречистой Девы, дивно и Успение Ее, как воспевает Святая Церковь: «Бог вселенной показует на Тебе, Царица, чудеса, превышающие законы природы. И во время Рождения Он сохранил Твое девство, и во гробе соблюл от истления тело Твое» (канон 1, песнь 6, тропарь 1).
Пречистое тело Матери Божией было погребено на семейном кладбище. С самого погребения Ее христиане благоговейно чтили гроб Матери Божией и устроили на том месте храм. В храме хранились драгоценные пелены, которыми были повито пречистое и благоухающее тело.
Святой Патриарх Иерусалимский Ювеналий (420—458) утверждал перед императором Маркианом (450—457) достоверность предания о чудесном восшествии Матери Божией на Небо и послал его супруге, святой Пульхерии (+ 453; память 10 сентября), погребальные пелены Матери Божией, которые взял из Её гроба. Святая Пульхерия положила эти пелены во Влахернском храме.
Сохранились свидетельства, что в конце VII века над подземным храмом Успения Пресвятой Богородицы существовала верхняя церковь, с высокой колокольни которой был виден купол Храма Воскресения Господня. Следов этой церкви ныне не видно. В IX веке близ подземного Гефсиманского храма была выстроена обитель, в которой подвизались более 30 монахов.
Большим разрушениям подвергся храм в 1009 году от гонителя святых мест халифа Хакима. Значительные изменения, следы которых остались и поныне, произвели крестоносцы. В XI— XII веках исчезла из Иерусалима часть вырезанного камня, на котором Спаситель молился в ночь Его предания. Эта часть камня до VI века находилась в Гефсиманской базилике.
Но, несмотря на разрушения и изменения, общий первоначальный крестообразный план храма сохранился.
«Нужно, чтобы то, что составлено из земли, - и возвратилось бы в землю, а потом взошло бы на небо, приняв в земле чистейшую жизнь чрез отложение в ней плоти; нужно, чтобы тело чрез смерть, как бы чрез огонь в горниле, подобно злату, очистившись от всего мрачного и грубой тяжес¬ти брения, восстало из гроба нетленным, чистым и озаренным светом бес¬смертия». - Эти слова принадлежат св. Иоанну Дамаскину На Успение 754 года святой сказал проповедь в Иерусалиме - над Гробом Пречистой, за¬вещавшей похоронить Себя в Гефсимании, у подножия горы Елеонской, не¬подалеку от того места, где прошла последняя ночь  земной жизни Ее Сына.
По свидетельству византийского Церковного историка Георгия Кедрина, преставлению Богородицы предшествовало как бы второе Благовещение: «Пресвя¬тая Дева, однажды, коленопреклоненно молилась на том самом месте, где некогда молил о Чаше Божественней Сын Ее, - тогда внезапно пред¬стал перед Нею Архангел Гавриил, и, вручая Ей знамение победы над телесною смертью, ветвь от райского финикового дерева, - возвестил Ей о скором Ее преставлении, долженствующем совершиться через ТРИ ДНЯ». Георгий Кедрин пишет, что ветвь эту нес по Успении перед гробом Богородицы М апостол Иоанн Богослов.
Обстоятельства кончины Приснодевы, как и все связанное с нею, изложены в труде не¬коего Левкия - младшего современника апостолов. Апокриф этот весьма древний, и относится к началу второго столетия христианской эры; фабу¬ла его совершенно совпадает с Успенской православной службой. По ут¬верждению Левкия, нареченный сын Пречистой апостол Иоанн и первый епи¬скоп Иерусалимский Иаков Брат Божий уведомили всех верных о грядущем Успении Богоматери. Апостолы чудесным образом были восхищены из разных краев - во Святой Град Иерусалим. Только апостол Фома, по особому смотрению Божию, не успел проститься с Матерью Спасителя. Далее апокриф «Успение Марии» отмечает, что Богородица была погребена на Гефсиманском кладбище, близ Иосафатовой долины, рядом с могилами родителей Ее – свв. Иоакима и Анны, в одной из трех на тамошнем участке кладбища гробниц - крайней к восто¬ку.
В 1972 году археологу и крупнейшему специалисту по ранним христи-анским памятникам францисканцу Беллармино Багатти выпала честь подт-вердить абсолютную точность топографических указаний Левкия. Способ-ствовало открытию очередное наводнение: зимой 72-го подземный храм Успения Божией залило сильнее обычного. «Несчастья нередко оказываются провиденциальными, - говорится в докладе профессора-монаха. - В прошлом, ког¬да Сестра наша Вода завершала свое поклонение святыне, хранители ее, греки и армяне, заменяли в храме облачения и как только стены малость обсыхали - белили их заново. Но на сей раз было решено проде¬лать более основательную работу. Когда обвалилась штукатурка, нашим гла¬зам представилась каменная стена погребального помещения Девы Марии. Я изучил смежные со склепом Ее остатки некрополя первого века.  Там и обнаружились все три гробницы.»
Сорок восемь ступеней широкой каменной лестницы, по которым в Успенские дни  буквально стекает горячая восковая река, образованная тысячами расплавленных свечей,  ве¬дет в подземный храм. В пятом столетии над высеченной в скале гробни¬цей Приснодевы стояла богато изукрашенная церковь византийского сти¬ля, а ступеней было всего двадцать, но с тех пор а точнее, со времен крестоносцев, - уровень почвы изменился и Успенский храм как бы погрузился глубже в каменистый грунт.
За три дня до Успения православное духовенство Иерусалима перено¬сит в Гефсиманию серебряную Плащаницу - в воспоминание о тем скорбном дне, когда апостолы перенесли из дома ап. Иоанна на горе Сион Пречистое Тело Богородицы. Кстати, В календаре, состав¬ленном еще до эпохи крестовых походов в Иерусалиме, значится праздник «перенесения Тела Марии от горы Сион в Гефсиманию». А 14 августа по Церковному календарю, за день до праздника, Патриарх Иерусалим¬ский и все Святогробское Братство шествуют по Крестному Пути по направлению к воротам святого Стефана (они же – известны как Львиные, и -  врата Госпо¬жи Марии). Несколько в стороне от них, за Кедронской долиной, и нахо¬дится храм Успения – гробница Пресвятой Богородицы.
...........................................................................................................................................................
...На третий день по Успении Богородицы в Гефсиманию пришел безу¬тешный апостол Фома, - и рыдая, склонился над гробовой пещерой. Пожалев его горе, прочие ученики согласились отвалить камень, заграждающий до¬ступ в гробницу, однако Пречистого Тела в ней уже не было, ибо Пресвя¬тая Богородица «как бы сном на малое время смертию уснула, вскоре от нея яко ото сна, воспрянула, и мертвостъ гробную, как сонное от очес дремание оттрясши, узрела безсмертную в свете Лица Господня жизнь и сла¬ву» (из Успенского Канона).
«О, Дщерь Адамова и Матерь Божия! О, безмужняя Матерь и детородящая Дева! О, Создание временно Созданного в Тебе и не отступившего от Своей незримости! О Тебе пели все провозвестники Духа.
Первый Моисей, увидев Тебя — Купину, сказал: мимошед увижду видение великое сие (Исх. 3, 3). О Тебе Богоотец Давид молил Христа, говоря: воскресни, Господи, Ты и Кивот святыни Твоея (Пс. 131, 8). О Тебе же он пел, предобразуя исход Твой: лицу Твоему помолятся богатии людстии: ибо вот, говорит, вся слава Дщере Царевы внутрь: рясны златыми одеяна и преиспещрена (Пс. 44, 13–14). Предызображая Тебя, святая книга Песнь Песней таинственно указала: Кто Сия, восходящая от пустыни, яко стебло дыма, кадящее смирну и ливан от всех благовоний мироварца (Песн. 3, 6). О Тебе опять преднаписала та же книга: се одр Соломонь... столпы его сотвори сребряны, и восклонение его злато; восход его багрян, внутрь его камение постлано, любовь от дщерей иерусалимских (Песн. 3, 7–10); и еще: дщери Сиони, изыдите и видите в царе Соломоне, в венце, имже венча его мати его, в день обручения его, и в день веселия сердца его... видеша Ю дщери и ублажиша Ю, царицы и наложницы, и восхвалиша Ю: ибо воня риз Ее паче всех аромат (Песн. 3, 11; 6, 8; 4, 10). Провидя Тебя, Исаия боговдохновенно воскликнул: се, Дева во чреве зачнет — будет Корень Иессеов; и изыдет Жезл из Корене Иессеова, и Цвет от Корене его взыдет (Ис. 7, 14; 11, 10, 1). Ради Тебя великий Иезекииль предсказал: Сия Врата к востоку заключенна будут, и никто же пройдет ими: яко Господь Бог внидет ими, и будут заключенна (Иез. 44, 1–2). И муж желаний пророчески назвал Тебя Горою, говоря: и Камень без рук отторжеся от Горы (Дан. 2, 34) — отломлен, а не отсечен; отнят, но не разделен, то есть, восприятием нашего человечества.
Ты — то величественное дело страшного домостроительства, в которое желают Ангели приникнути (1 Пет. 1, 12). Ты — прекраснейшее жилище сошедшего к нам Бога, Ты — земля, воистину желанная: ибо Царь славы возжелал красоты Твоей, и возлюбил (Прем. 8, 2, 5) богатство Твоего девства и, вселившись в Тебя, с нами обитал (Ин. 1, 14), и через Тебя примирил нас с Богом и Отцом. Ты — Сокровище тайны сокровенной от веков (Еф. 3, 9). Ты — воистину живая Книга духовного Слова, без слова написанного в Тебе животворящею тростью Святого Духа, Ты одна — воистину написанная Богом Книга Нового Завета, который Бог прежде заключил с людьми.» (Св. Андрей Критский. Из «СЛОВА НА УСПЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ ВЛАДЫЧИЦЫ НАШЕЙ БОГОРОДИЦЫ»)
Ты есть Царская Одежда во скорбех наших Надежда (из стихов духовных на Третий Спас)
.
Успение Пресвятыя Славныя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии
.
Благочестивое предание, восходящее к первохистианским общинам на Святой Земле гласит: Для апостолов и всех верующих Матерь Божия была утешением и назиданием. Беседуя с ними, Она поведала о чудесных событиях Благовещения, бессеменного зачатия и нетленного от Нее рождения Христа, Его младенчества и всей земной жизни. Но, рассказывая о событиях истории Евангельской, Пресвятая Богородица настоятельно просила слушателей ни в коем случае не передавать на письме те подробности, где прямо указуется на Нее, как на Свидетельницу и Участницу таковых событий. Однако не все, движимые, как им представлялось, самыми лучшими чувствами, уважили Ее скромность и смирение. Так свершилась воля Божия – в Священный Канон не вошли те благовествования, составители которых нарушили просьбу Приснодевы Марии. Частью эти книги все же вошли в богослужебные тексты, церковные песнопения и проч. Но в Четвероевангелии, Апостольских Деяниях и Посланиях, - все Богородичное подчинено особой благоговейной краткости, оно – чуть слышимо, оно - едва произносимо.
Основываясь на словах священномучеников Дионисия Ареопагита (†3 октября 96 г.) и Игнатия Богоносца († 20 декабря 107 г.), святитель Амвросий Медиоланский в творении «О девственницах» писал о Матери Божией: «Она была Девою не телом только, но и душою, смиренна сердцем, осмотрительна в словах, благоразумна, немногоречива, любительница чтения, трудолюбива, целомудренна в речи. Правилом Ее было — никого не оскорблять, всем благожелать, почитать старших, не завидовать равным, избегать хвастовства, быть здравомысленной, любить добродетель. Когда Она хоть бы выражением лица обидела родителей, когда была в несогласии с родными? Когда погордилась пред человеком скромным, посмеялась над слабым, уклонилась от неимущего? У Нее не было ничего сурового в очах, ничего неосмотрительного в словах, ничего неприличного в действиях: телодвижения скромные, поступь тихая, голос ровный; так что телесный вид Ее был выражением души, олицетворением чистоты. Все дни Свои Она обратила в пост: сну предавалась только по требованию нужды, но и тогда, как тело Ее покоилось, духом Она бодрствовала, повторяя во сне читанное, или размышляя о приведении в исполнение предположенных намерений, или предначертывая новые. Из дома выходила только в церковь, и то в сопутствии родных. Впрочем, Она хотя и являлась вне дома Своего в сопровождении других, но лучшим стражем для Себя была Она Сама; другие охраняли только тело Ее, а нравы Свои Она блюла Сама». По преданию, сохраненному церковным историком Никифором Каллистом (XIV в.), Матерь Божия «была роста среднего или, как иные говорят, несколько более среднего; волосы златовидные; глаза быстрые, с зрачками как бы цвета маслины; брови дугообразные и умеренно-черные, нос продолговатый, уста цветущие, исполненные сладких речей; лицо не круглое и не острое, но несколько продолговатое; кисти рук и пальцы длинные... Она в беседе с другими сохраняла благоприличие, не смеялась, не возмущалась, особенно же не гневалась; совершенно безыскусственная, простая, Она нимало о Себе не думала и, далекая от изнеженности, отличалась полным смирением. Относительно одежд, которые носила, Она довольствовалась их естественным цветом, что еще и теперь доказывает Ее священный головной покров. Коротко сказать, во всех Ее действиях обнаруживалась особая благодать». (Никифор Каллист заимствовал свое описание у святителя Епифания Кипрского, † 12 мая 403 г.; Письмо к Феофилу об иконах. Перевод текста святителя Епифания помещен п Великих Четиих-Минеях митрополита Макария. М., 1868, сентябрь, с. 363).
.
Во время гонения, воздвигнутого Иродом на юную Церковь Христову (Деян. 12, 1—3), Пресвятая Дева Мария вместе с апостолом Иоанном Богословом в 43 году удалилась из Иерусалима в Ефес, в котором проповедовать Евангелие выпал жребий апостолу Иоанну Богослову. Она была также на Кипре у святого Лазаря Четверодневного, бывшего там епископом, и на Святой Горе Афонской, о которой, как говорит святой Стефан Святогорец, Матерь Божия пророчески сказала: «Это место будет Мне в жребий, данный Мне от Сына и Бога Моего. Я буду Заступница месту этому и Богу о нем Ходатаица».
Обстоятельства Успения Божией Матери известны в Православной Церкви от времен апостольских. В I веке о Успении Ее писал упомянытый священномученик Дионисий Ареопагит. Во II веке сказание о телесном переселении Пресвятой Девы Марии на Небо уже находится в сочинениях Мелитона, епископа Сардийского. В IV веке на предание об Успении Матери Божией указывает святитель Епифаний Кипрский. В V веке святитель Ювеналий, Патриарх Иерусалимский, говорил святой благоверной греческой царице Пульхерии: «Хотя в Священном Писании нет повествования об обстоятельствах кончины Ее, впрочем мы знаем об них из древнейшего и вернейшего предания». Это предание с подробностью собрано и изложено в церковной истории Никифора Каллиста в XIV веке.
Ко времени Своего блаженного Успения Пресвятая Дева Мария опять прибыла в Иерусалим. Слава Ее как Матери Божией уже распространилась по земле и многих завистливых и гордых вооружила против, которые покушались на Ее жизнь; но Бог хранил Ее от врагов.
Дни и ночи Она проводила в молитве. Нередко Пресвятая Богородица приходила ко Святому Гробу Господню,, воскуряла здесь фимиам и преклоняла колена. Не раз покушались враги Спасителя препятствовать посещать Ей святое место и выпросили у первосвященников стражу для охраны Гроба Спасителя. Но Святая Дева, никем не зримая, продолжала молиться пред ним.
.
Дивна была жизнь Пречистой Девы, дивно и Успение Ее, как воспевает Святая Церковь: «Бог вселенной показует на Тебе, Царица, чудеса, превышающие законы природы. И во время Рождения Он сохранил Твое девство, и во гробе соблюл от истления тело Твое» (канон 1, песнь 6, тропарь 1).
Пречистое тело Матери Божией было погребено на семейном кладбище. С самого погребения Ее христиане благоговейно чтили гроб Матери Божией и устроили на том месте храм. В храме хранились драгоценные пелены, которыми были повито пречистое и благоухающее тело.
Святой Патриарх Иерусалимский Ювеналий (420—458) утверждал перед императором Маркианом (450—457) достоверность предания о чудесном восшествии Матери Божией на Небо и послал его супруге, святой Пульхерии (+ 453; память 10 сентября), погребальные пелены Матери Божией, которые взял из Её гроба. Святая Пульхерия положила эти пелены во Влахернском храме.
Сохранились свидетельства, что в конце VII века над подземным храмом Успения Пресвятой Богородицы существовала верхняя церковь, с высокой колокольни которой был виден купол Храма Воскресения Господня. Следов этой церкви ныне не видно. В IX веке близ подземного Гефсиманского храма была выстроена обитель, в которой подвизались более 30 монахов.
Большим разрушениям подвергся храм в 1009 году от гонителя святых мест халифа Хакима. Значительные изменения, следы которых остались и поныне, произвели крестоносцы. В XI— XII веках исчезла из Иерусалима часть вырезанного камня, на котором Спаситель молился в ночь Его предания. Эта часть камня до VI века находилась в Гефсиманской базилике.
Но, несмотря на разрушения и изменения, общий первоначальный крестообразный план храма сохранился.
«Нужно, чтобы то, что составлено из земли, - и возвратилось бы в землю, а потом взошло бы на небо, приняв в земле чистейшую жизнь чрез отложение в ней плоти; нужно, чтобы тело чрез смерть, как бы чрез огонь в горниле, подобно злату, очистившись от всего мрачного и грубой тяжести брения, восстало из гроба нетленным, чистым и озаренным светом бессмертия». - Эти слова принадлежат св. Иоанну Дамаскину На Успение 754 года святой сказал проповедь в Иерусалиме - над Гробом Пречистой, завещавшей похоронить Себя в Гефсимании, у подножия горы Елеонской, неподалеку от того места, где прошла последняя ночь  земной жизни Ее Сына.
.
По свидетельству византийского Церковного историка Георгия Кедрина, преставлению Богородицы предшествовало как бы второе Благовещение: «Пресвятая Дева, однажды, коленопреклоненно молилась на том самом месте, где некогда молил о Чаше Божественней Сын Ее, - тогда внезапно предстал перед Нею Архангел Гавриил, и, вручая Ей знамение победы над телесною смертью, ветвь от райского финикового дерева, - возвестил Ей о скором Ее преставлении, долженствующем совершиться через ТРИ ДНЯ». Георгий Кедрин пишет, что ветвь эту нес по Успении перед гробом Богородицы М апостол Иоанн Богослов.
Обстоятельства кончины Приснодевы, как и все связанное с нею, изложены в труде не¬коего Левкия - младшего современника апостолов. Апокриф этот весьма древний, и относится к началу второго столетия христианской эры; фабула его совершенно совпадает с Успенской православной службой. По утверждению Левкия, нареченный сын Пречистой апостол Иоанн и первый епископ Иерусалимский Иаков Брат Божий уведомили всех верных о грядущем Успении Богоматери. Апостолы чудесным образом были восхищены из разных краев - во Святой Град Иерусалим. Только апостол Фома, по особому смотрению Божию, не успел проститься с Матерью Спасителя. Далее апокриф «Успение Марии» отмечает, что Богородица была погребена на Гефсиманском кладбище, близ Иосафатовой долины, рядом с могилами родителей Ее – свв. Иоакима и Анны, в одной из трех на тамошнем участке кладбища гробниц - крайней к востоку.
В 1972 году археологу и крупнейшему специалисту по ранним христианским памятникам францисканцу Беллармино Багатти выпала честь подтвердить абсолютную точность топографических указаний Левкия. Способствовало открытию очередное наводнение: зимой 72-го подземный храм Успения Божией залило сильнее обычного. «Несчастья нередко оказываются провиденциальными, - говорится в докладе профессора-монаха. - В прошлом, когда Сестра наша Вода завершала свое поклонение святыне, хранители ее, греки и армяне, заменяли в храме облачения и как только стены малость обсыхали - белили их заново. Но на сей раз было решено проделать более основательную работу. Когда обвалилась штукатурка, нашим глазам представилась каменная стена погребального помещения Девы Марии. Я изучил смежные со склепом Ее остатки некрополя первого века.  Там и обнаружились все три гробницы.»
Сорок восемь ступеней широкой каменной лестницы, по которым в Успенские дни  буквально стекает горячая восковая река, образованная тысячами расплавленных свечей,  ведет в подземный храм. В пятом столетии над высеченной в скале гробницей Приснодевы стояла богато изукрашенная церковь византийского стиля, а ступеней было всего двадцать, но с тех пор а точнее, со времен крестоносцев, - уровень почвы изменился и Успенский храм как бы погрузился глубже в каменистый грунт.
За три дня до Успения православное духовенство Иерусалима переносит в Гефсиманию серебряную Плащаницу - в воспоминание о тем скорбном дне, когда апостолы перенесли из дома ап. Иоанна на горе Сион Пречистое Тело Богородицы. Кстати, В календаре, составленном еще до эпохи крестовых походов в Иерусалиме, значится праздник «перенесения Тела Марии от горы Сион в Гефсиманию». А 14 августа по Церковному календарю, за день до праздника, Патриарх Иерусалимский и все Святогробское Братство шествуют по Крестному Пути по направлению к воротам святого Стефана (они же – известны как Львиные, и - врата Госпожи Марии). Несколько в стороне от них, за Кедронской долиной, и находится храм Успения – гробница Пресвятой Богородицы.
...........................................................................................................................................................
...На третий день по Успении Богородицы в Гефсиманию пришел безутешный апостол Фома, - и рыдая, склонился над гробовой пещерой. Пожалев его горе, прочие ученики согласились отвалить камень, заграждающий доступ в гробницу, однако Пречистого Тела в ней уже не было, ибо Пресвятая Богородица «как бы сном на малое время смертию уснула, вскоре от нея яко ото сна, воспрянула, и мертвостъ гробную, как сонное от очес дремание оттрясши, узрела безсмертную в свете Лица Господня жизнь и славу» (из Успенского Канона).
«О, Дщерь Адамова и Матерь Божия! О, безмужняя Матерь и детородящая Дева! О, Создание временно Созданного в Тебе и не отступившего от Своей незримости! О Тебе пели все провозвестники Духа.
Первый Моисей, увидев Тебя — Купину, сказал: мимошед увижду видение великое сие (Исх. 3, 3). О Тебе Богоотец Давид молил Христа, говоря: воскресни, Господи, Ты и Кивот святыни Твоея (Пс. 131, 8). О Тебе же он пел, предобразуя исход Твой: лицу Твоему помолятся богатии людстии: ибо вот, говорит, вся слава Дщере Царевы внутрь: рясны златыми одеяна и преиспещрена (Пс. 44, 13–14). Предызображая Тебя, святая книга Песнь Песней таинственно указала: Кто Сия, восходящая от пустыни, яко стебло дыма, кадящее смирну и ливан от всех благовоний мироварца (Песн. 3, 6). О Тебе опять преднаписала та же книга: се одр Соломонь... столпы его сотвори сребряны, и восклонение его злато; восход его багрян, внутрь его камение постлано, любовь от дщерей иерусалимских (Песн. 3, 7–10); и еще: дщери Сиони, изыдите и видите в царе Соломоне, в венце, имже венча его мати его, в день обручения его, и в день веселия сердца его... видеша Ю дщери и ублажиша Ю, царицы и наложницы, и восхвалиша Ю: ибо воня риз Ее паче всех аромат (Песн. 3, 11; 6, 8; 4, 10). Провидя Тебя, Исаия боговдохновенно воскликнул: се, Дева во чреве зачнет — будет Корень Иессеов; и изыдет Жезл из Корене Иессеова, и Цвет от Корене его взыдет (Ис. 7, 14; 11, 10, 1). Ради Тебя великий Иезекииль предсказал: Сия Врата к востоку заключенна будут, и никто же пройдет ими: яко Господь Бог внидет ими, и будут заключенна (Иез. 44, 1–2). И муж желаний пророчески назвал Тебя Горою, говоря: и Камень без рук отторжеся от Горы (Дан. 2, 34) — отломлен, а не отсечен; отнят, но не разделен, то есть, восприятием нашего человечества.
Ты — то величественное дело страшного домостроительства, в которое желают Ангели приникнути (1 Пет. 1, 12). Ты — прекраснейшее жилище сошедшего к нам Бога, Ты — земля, воистину желанная: ибо Царь славы возжелал красоты Твоей, и возлюбил (Прем. 8, 2, 5) богатство Твоего девства и, вселившись в Тебя, с нами обитал (Ин. 1, 14), и через Тебя примирил нас с Богом и Отцом. Ты — Сокровище тайны сокровенной от веков (Еф. 3, 9). Ты — воистину живая Книга духовного Слова, без слова написанного в Тебе животворящею тростью Святого Духа, Ты одна — воистину написанная Богом Книга Нового Завета, который Бог прежде заключил с людьми.» (Св. Андрей Критский. Из «СЛОВА НА УСПЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ ВЛАДЫЧИЦЫ НАШЕЙ БОГОРОДИЦЫ»)
5
1
Средняя оценка: 2.89683
Проголосовало: 126