Битва у Синих Вод

Андрей Геращенко
Битва у Синих Вод
Андрей Полоцкий – один из самых знаменитых русских князей своего времени, при жизни был широко известен и в самой Руси, и далеко за её пределами. Вместе с тем, по прошествии веков, он оказался в тени младшего брата Ягайло и других знаменитых князей и властителей того периода – своего отца Ольгерда и великого московского князя Дмитрия Донского. Многие историки полагают, что, если бы после смерти Ольгерда великим князем литовским и русским стал сторонник православия и единения русских земель Андрей, а не сторонник унии с Польшей Ягайло, как это и должно было быть по старшинству, история и Польши, и Великого Княжества Литовского и Русского, и Московского княжества, как и Руси в целом могла пойти совсем по иному пути.
У князя Ольгерда было двенадцать сыновей от двух жён. В 1325 году от первой жены, витебской княжны Марии Ярославны родился его первенец – сын Вигунд.
Детские годы Вигунд провёл в Витебске. Уже в 17 лет ему пришлось заняться серьёзными государственными делами – в 1341 году Псков, измождённый бесконечными войнами с ливонцами, попросил князей Ольгерда и Кейстута о защите.
В то время вся Русская земля вела борьбу против ордынского ига, пытаясь вновь обрести свободу. Разрозненным княжествам это было не под силу и постепенно набирал ход процесс объединения русских земель. На западе Руси таким центром притяжения служило Великое Княжество Литовское и Русское, которое после смерти великого князя Гедимина было разделено на восемь уделов – между семью сыновьями и братом. В Вильно, которое номинально считалось столицей Княжества, правил младший из Гедиминовичей Евнутий. Ольгерд владел городом Крево, а после того, как умер его тесть князь Ярослав, стал княжить в Витебске. Ольгерд наряду со своим братом Кейстутом был одним из двух наиболее уважаемых и влиятельных князей ВКЛиР.
На востоке образовался второй мощный центр единения Руси и сопротивления Орде – Москва. Московским и великим князем Владимирским в то время был старший сын Ивана Калиты Симеон Гордый.
Ольгерд при помощи Кейстута обеспечил Пскову защиту, но сам не стал княжить в городе, а остался в Витебске, отправив к псковичам на княжение в 1342 году своего сына Вигунда. Именно там язычник Вигунд принял крещение по православному обряду и получил имя Андрей. Впрочем, Андрей недолго княжил в Пскове и через год перебрался в более богатый и защищённый Полоцк, оставив вместо себя наместника Георгия Витовтовича. В 1349 году Георгий умер и, воспользовавшись этим, псковичи объявили себя свободными от обязательств перед князем Андреем.
Тем временем в Витебске Ольгерд выстроил мощные Верхний и Нижний каменные замки, превратив город в серьёзную крепость. Стены Верхнего (Вышнего) витебского замка имели высоту более 7,5 метров и толщину 3 метра, были снабжены прямоугольными зубцами. Основу укреплений замка составляли квадратные каменные башни, имевшие в основании ширину от 8,5 до 10,5 метров. Нижний замок возник на месте обнесённого защитным земляным валом посада, когда поверх вала посад обнесли каменной стеной, также имевшей крепостные башни.
Великое Княжество Литовское и Русское также нуждалось в централизации, но младший из Гедиминовичей Евнутий явно не годился на роль великого князя. В 1345 году Кейстут занял Вильно и передал виленские земли Ольгерду. Евнутия же братья по общему согласию отправили княжить в провинциальный Заславль.
Ольгерд был провозглашён великим князем Литовским и Русским, а Кейстут стал его фактическим соправителем. В такой расстановке сил была своя логика – Кейстут сосредоточился на борьбе с крестоносцами и защите коренных литовских и жемайтских земель, а Ольгерд устремил свой взор на восток и, опираясь на православное русское большинство Княжества, стремился присоединить к своему государству как можно больше исконно русских земель.
После смерти витебской княжны Марии Ольгерд женился во второй раз – на Ульяне, которая была дочерью великого князя тверского Александра Михайловича, убитого вместе с сыном в Орде. Тогда же в Витебске была построена и церковь Святого Духа, при которой основали женский монастырь. Согласно преданию, его основательницей была вторая жена Ольгерда Ульяна, которая была там позже похоронена.
В 1353 году умер Симеон Гордый и ему на смену князем Московским и великим князем Владимирским стал другой сын Калиты, отец Дмитрия Донского Иван II Красный. Его княжение было не слишком удачным – поднимающееся Московское княжество на некоторое время ослабело, а соседи – Великое Княжество Литовское и Русское, Нижегородско-Суздальское и Рязанское наоборот усилились. В итоге это привело к тому, что в Орде ярлык на княжение, а, соответственно, и титул великого князя Владимирского в 1359 голу после смерти Ивана II Красного получил не его сын Дмитрий Донской, а сын Нижегородско-Суздальского князя Константина Дмитрий Константинович. Дмитрию Донскому досталась лишь Москва.
Эти события привели к временному ослаблению Руси и возвращению распрей и междоусобиц.
Ольгерд и его сын Андрей Полоцкий внимательно следили за событиями у соседей и часто вмешивались в распри. В борьбе за Тверское княжество началась усобица между кашинским князем Василием Михайловичем и его племянником Всеволодом Холмским. Василия поддержал Дмитрий Донской и поначалу Всеволод Холмский терпел поражение и даже вынужден был скрыться в Литве, однако в 1359 году на его стороне выступил Ольгерд. По его поручению Андрей Полоцкий в 1359 году занял Ржеву и вернул город князю Всеволоду Холмскому.
Но главной опасностью по-прежнему была Орда. И литовская Русь (в меньшей степени), и московская Русь (в большей) не могли чувствовать себя в безопасности, пока к востоку от русских земель правили потомки чингизидов. Московская Русь вынуждена была платить большую дань, что существенно замедляло развитие русской государственности. К тому же восточные русские земли постоянно находились под угрозой татарских набегов и разорений. Литовская же Русь в своём стремлении объединить все русские земли неизбежно сталкивалась с Ордой. К тому же татары нередко нападали и разоряли и земли Великого Княжества Литовского и Русского.
Золотая Орда была ещё сильна, но постепенно начинался её упадок – в том числе, как и на Руси и во многих феодальных государствах, из-за внутренней раздробленности и распрей. После одной из таких внутриордынских смут, смерти ханов Бердибека и Джанибека, Ольгерд счёл момент подходящим и решил действовать. Собрав военные силы, он начал поход на юг в Подолье и Северное Причерноморье, или, как называли тогда эту степную местность – в Дикие поля. В этом походе Андрей Полоцкий был рядом с отцом.
Навстречу войску Ольгерда и Андрея выступили три нойона хана Мурада, только недавно ставшего ханом Золотой Орды – Кутлуг-Бея, Хаджи-Бея и Димейтера (или Дмитрия). Нойоны были монголо-татарскими князьями и ближайшими помощниками ханов.
Кутлуг-бей и Хаджи-бей были татарскими князьями, а вот о происхождении Димейтера или Дмитрия мнения историков расходятся – одни посчитали его также представителем татарской знати, а другие, ссылаясь на звучание имени, полагали, что он был русским князем, служившим хану Золотой Орды. В одной из старинных летописей сказано, что все три татарских предводителя были братьями. Также в отдельных источниках указывается, что татарские князья руководили тремя ордами - Крымской, Перекопской и Ямбалуцкой.
Ольгерду и Андрею удалось собрать значительные силы, чему способствовало двухлетнее соглашение о перемирии с крестоносцами. Вместе с князьями в поход со своими дружинами отправились и племянники Ольгерда – сыновья новогрудского князя Кориата Александр, Константин, Юрий и Фёдор. Всего в русско-литовском войске было около 30 000 ратников, хотя точное количество участвовавших в битве с обеих сторон до сих пор неизвестно.
Дата самой битвы у Синих Вод также неизвестна. Учёные предполагают, что она произошла в конце 1362 года. Наиболее подробное описание хода сражения можно отыскать в хронике Матея Стрыйковского. Важные сведения также можно почерпнуть из летописного сказания «О Подолье» неизвестного автора, Никоновском летописном своде конца 1520-х годов и Густынской летописи.
Русско-литовские войска, не встретив сопротивления, скрытно прошли Канев и Черкассы до самых Синих Вод. Там Ольгерд и Андрей, а также их союзники встретили двигавшиеся им навстречу три больших отряда ордынцев. Из-за скудости исторических сведений само течение битвы можно реконструировать лишь приблизительно.
Ольгерд, увидев, что ордынцы хотят сразу же атаковать, разделил свою армию на шесть отрядов, выстроив их в виде полукольца или подковы, разместив свою конницу преимущественно на флангах. Вероятно, эти отряды возглавили сам Ольгерд, Андрей и четыре сына князя Кориата. Построение было задумано таким образом, чтобы избежать лобового удара татар и роя их смертоносных стрел, а также обезопасить русско-литовское войско от бокового прорыва татарской конницы или окружения.
Надеясь на свой натиск и быструю конницу, татары с воинственным гиканьем ринулись вперёд, посылая прямо на ходу перед собой целое облако стрел. Вероятнее всего Ольгерд и Андрей стояли рядом прямо по центру русско-литовской рати, а новогрудские князья – по краям. Центр войска Ольгерда расступился, не вступая в серьёзную сечу и татары по инерции понеслись вперёд, думая, что они легко рассекли строй неприятеля и скоро смогут праздновать победу. Между тем отряды Ольгерда и Андрея быстро перестроились, образовав вокруг мчащихся ордынцев своеобразный стальной коридор. С боков одновременно ударили новогрудчане. Они длинными копьями сбрасывали с сёдел мчавшихся татар и успешно поражали их из самострелов (арбалетов).
В итоге после ожесточённой схватки, продолжавшейся несколько часов, ордынцы не только не смогли одержать верх, но и вовсе попали в окружение. Значительная часть татарской конницы, запертая в центре битвы, стала малоэффективной и уязвимой для русско-литовской рати. В конце концов часть татар была перебита, пали и все три нойона. Полностью деморализованные ордынцы в панике начали отступать, не выдержав натиска Ольгерда, Андрея и их союзников.
Русские и литовцы перешли в атаку и долго преследовали бежавших татар – окрестные поля и реки были полны ордынских трупов.
Победа была полной. В состав Великого Княжества Литовского и Русского вошли Киев с окрестностями, а также Дикие поля – Подолье и Северное Причерноморье. Дикие поля были малонаселёнными, но впервые русские князья восстановили здесь свою власть после долгого перерыва. Киев же, мать городов русских и вовсе имел важнейшее символическое значение, как колыбель Киевской Руси. Получив в своё распоряжение Киев, Ольгерд и Великое Княжество Литовское и Русское в целом стало наряду с Московским и великим Владимирским княжеством главным претендентом на объединение всех исторических русских земель.
Местное русское население впервые более чем за век почувствовало, что есть сила, способная защитить их от произвола татар и кочевников.
Киевским князем стал сын Ольгерда Владимир, а Подолье было передано новогрудским князьям.
Русь изо всех сил боролась против захватчиков, стараясь сбросить вековое монголо-татарское иго – тяжелейшую политическую и государственно-экономическую зависимость от Золотой Орды.
После битвы у Синих Вод Золотая Орда не отказалась совсем от утраченных земель, часто ханы совершали опустошительные набеги и взимали дань. Но политически они уже утратили свою власть и над Киевом, и над южными русскими землями.
Присоединив земли Киева и Южной Руси наряду с ранее вошедшими в состав Великого Княжества Литовского и Русского территориями Полоцкого княжества и Западной Руси в целом, ВКЛиР превратилось в самое обширное и одно из самых могущественных государств средневековой Европы.
Безусловно, битва у Синих Вод была предтечей знаменитой Куликовской битвы, когда объединённая армия Руси дала бой Золотой Орде и впервые нанесла ордынцам тяжелейшее поражение. Андрей Полоцкий мужал и набирался боевого опыта, находясь в походах рядом со своим отцом Ольгердом. Именно этот опыт пригодился Андрею Полоцкому во время Куликовской битвы, где он командовал Полком Правой руки – вторым по значимости отрядом русской армии.
Андрей Полоцкий – один из самых знаменитых русских князей своего времени, при жизни был широко известен и в самой Руси, и далеко за её пределами. Вместе с тем, по прошествии веков, он оказался в тени младшего брата Ягайло и других знаменитых князей и властителей того периода – своего отца Ольгерда и великого московского князя Дмитрия Донского. Многие историки полагают, что, если бы после смерти Ольгерда великим князем литовским и русским стал сторонник православия и единения русских земель Андрей, а не сторонник унии с Польшей Ягайло, как это и должно было быть по старшинству, история и Польши, и Великого Княжества Литовского и Русского, и Московского княжества, как и Руси в целом могла пойти совсем по иному пути.
У князя Ольгерда было двенадцать сыновей от двух жён. В 1325 году от первой жены, витебской княжны Марии Ярославны родился его первенец – сын Вигунд.
Детские годы Вигунд провёл в Витебске. Уже в 17 лет ему пришлось заняться серьёзными государственными делами – в 1341 году Псков, измождённый бесконечными войнами с ливонцами, попросил князей Ольгерда и Кейстута о защите.
В то время вся Русская земля вела борьбу против ордынского ига, пытаясь вновь обрести свободу. Разрозненным княжествам это было не под силу и постепенно набирал ход процесс объединения русских земель. На западе Руси таким центром притяжения служило Великое Княжество Литовское и Русское, которое после смерти великого князя Гедимина было разделено на восемь уделов – между семью сыновьями и братом. В Вильно, которое номинально считалось столицей Княжества, правил младший из Гедиминовичей Евнутий. Ольгерд владел городом Крево, а после того, как умер его тесть князь Ярослав, стал княжить в Витебске. Ольгерд наряду со своим братом Кейстутом был одним из двух наиболее уважаемых и влиятельных князей ВКЛиР.
На востоке образовался второй мощный центр единения Руси и сопротивления Орде – Москва. Московским и великим князем Владимирским в то время был старший сын Ивана Калиты Симеон Гордый.
.
Ольгерд при помощи Кейстута обеспечил Пскову защиту, но сам не стал княжить в городе, а остался в Витебске, отправив к псковичам на княжение в 1342 году своего сына Вигунда. Именно там язычник Вигунд принял крещение по православному обряду и получил имя Андрей. Впрочем, Андрей недолго княжил в Пскове и через год перебрался в более богатый и защищённый Полоцк, оставив вместо себя наместника Георгия Витовтовича. В 1349 году Георгий умер и, воспользовавшись этим, псковичи объявили себя свободными от обязательств перед князем Андреем.
Тем временем в Витебске Ольгерд выстроил мощные Верхний и Нижний каменные замки, превратив город в серьёзную крепость. Стены Верхнего (Вышнего) витебского замка имели высоту более 7,5 метров и толщину 3 метра, были снабжены прямоугольными зубцами. Основу укреплений замка составляли квадратные каменные башни, имевшие в основании ширину от 8,5 до 10,5 метров. Нижний замок возник на месте обнесённого защитным земляным валом посада, когда поверх вала посад обнесли каменной стеной, также имевшей крепостные башни.
Великое Княжество Литовское и Русское также нуждалось в централизации, но младший из Гедиминовичей Евнутий явно не годился на роль великого князя. В 1345 году Кейстут занял Вильно и передал виленские земли Ольгерду. Евнутия же братья по общему согласию отправили княжить в провинциальный Заславль.
Ольгерд был провозглашён великим князем Литовским и Русским, а Кейстут стал его фактическим соправителем. В такой расстановке сил была своя логика – Кейстут сосредоточился на борьбе с крестоносцами и защите коренных литовских и жемайтских земель, а Ольгерд устремил свой взор на восток и, опираясь на православное русское большинство Княжества, стремился присоединить к своему государству как можно больше исконно русских земель.
После смерти витебской княжны Марии Ольгерд женился во второй раз – на Ульяне, которая была дочерью великого князя тверского Александра Михайловича, убитого вместе с сыном в Орде. Тогда же в Витебске была построена и церковь Святого Духа, при которой основали женский монастырь. Согласно преданию, его основательницей была вторая жена Ольгерда Ульяна, которая была там позже похоронена.
.
В 1353 году умер Симеон Гордый и ему на смену князем Московским и великим князем Владимирским стал другой сын Калиты, отец Дмитрия Донского Иван II Красный. Его княжение было не слишком удачным – поднимающееся Московское княжество на некоторое время ослабело, а соседи – Великое Княжество Литовское и Русское, Нижегородско-Суздальское и Рязанское наоборот усилились. В итоге это привело к тому, что в Орде ярлык на княжение, а, соответственно, и титул великого князя Владимирского в 1359 голу после смерти Ивана II Красного получил не его сын Дмитрий Донской, а сын Нижегородско-Суздальского князя Константина Дмитрий Константинович. Дмитрию Донскому досталась лишь Москва.
Эти события привели к временному ослаблению Руси и возвращению распрей и междоусобиц.
Ольгерд и его сын Андрей Полоцкий внимательно следили за событиями у соседей и часто вмешивались в распри. В борьбе за Тверское княжество началась усобица между кашинским князем Василием Михайловичем и его племянником Всеволодом Холмским. Василия поддержал Дмитрий Донской и поначалу Всеволод Холмский терпел поражение и даже вынужден был скрыться в Литве, однако в 1359 году на его стороне выступил Ольгерд. По его поручению Андрей Полоцкий в 1359 году занял Ржеву и вернул город князю Всеволоду Холмскому.
Но главной опасностью по-прежнему была Орда. И литовская Русь (в меньшей степени), и московская Русь (в большей) не могли чувствовать себя в безопасности, пока к востоку от русских земель правили потомки чингизидов. Московская Русь вынуждена была платить большую дань, что существенно замедляло развитие русской государственности. К тому же восточные русские земли постоянно находились под угрозой татарских набегов и разорений. Литовская же Русь в своём стремлении объединить все русские земли неизбежно сталкивалась с Ордой. К тому же татары нередко нападали и разоряли и земли Великого Княжества Литовского и Русского.
.
Золотая Орда была ещё сильна, но постепенно начинался её упадок – в том числе, как и на Руси и во многих феодальных государствах, из-за внутренней раздробленности и распрей. После одной из таких внутриордынских смут, смерти ханов Бердибека и Джанибека, Ольгерд счёл момент подходящим и решил действовать. Собрав военные силы, он начал поход на юг в Подолье и Северное Причерноморье, или, как называли тогда эту степную местность – в Дикие поля. В этом походе Андрей Полоцкий был рядом с отцом.
Навстречу войску Ольгерда и Андрея выступили три нойона хана Мурада, только недавно ставшего ханом Золотой Орды – Кутлуг-Бея, Хаджи-Бея и Димейтера (или Дмитрия). Нойоны были монголо-татарскими князьями и ближайшими помощниками ханов.
Кутлуг-бей и Хаджи-бей были татарскими князьями, а вот о происхождении Димейтера или Дмитрия мнения историков расходятся – одни посчитали его также представителем татарской знати, а другие, ссылаясь на звучание имени, полагали, что он был русским князем, служившим хану Золотой Орды. В одной из старинных летописей сказано, что все три татарских предводителя были братьями. Также в отдельных источниках указывается, что татарские князья руководили тремя ордами - Крымской, Перекопской и Ямбалуцкой.
Ольгерду и Андрею удалось собрать значительные силы, чему способствовало двухлетнее соглашение о перемирии с крестоносцами. Вместе с князьями в поход со своими дружинами отправились и племянники Ольгерда – сыновья новогрудского князя Кориата Александр, Константин, Юрий и Фёдор. Всего в русско-литовском войске было около 30 000 ратников, хотя точное количество участвовавших в битве с обеих сторон до сих пор неизвестно.
Дата самой битвы у Синих Вод также неизвестна. Учёные предполагают, что она произошла в конце 1362 года. Наиболее подробное описание хода сражения можно отыскать в хронике Матея Стрыйковского. Важные сведения также можно почерпнуть из летописного сказания «О Подолье» неизвестного автора, Никоновском летописном своде конца 1520-х годов и Густынской летописи.
Русско-литовские войска, не встретив сопротивления, скрытно прошли Канев и Черкассы до самых Синих Вод. Там Ольгерд и Андрей, а также их союзники встретили двигавшиеся им навстречу три больших отряда ордынцев. Из-за скудости исторических сведений само течение битвы можно реконструировать лишь приблизительно.
Ольгерд, увидев, что ордынцы хотят сразу же атаковать, разделил свою армию на шесть отрядов, выстроив их в виде полукольца или подковы, разместив свою конницу преимущественно на флангах. Вероятно, эти отряды возглавили сам Ольгерд, Андрей и четыре сына князя Кориата. Построение было задумано таким образом, чтобы избежать лобового удара татар и роя их смертоносных стрел, а также обезопасить русско-литовское войско от бокового прорыва татарской конницы или окружения.
Надеясь на свой натиск и быструю конницу, татары с воинственным гиканьем ринулись вперёд, посылая прямо на ходу перед собой целое облако стрел. Вероятнее всего Ольгерд и Андрей стояли рядом прямо по центру русско-литовской рати, а новогрудские князья – по краям. Центр войска Ольгерда расступился, не вступая в серьёзную сечу и татары по инерции понеслись вперёд, думая, что они легко рассекли строй неприятеля и скоро смогут праздновать победу. Между тем отряды Ольгерда и Андрея быстро перестроились, образовав вокруг мчащихся ордынцев своеобразный стальной коридор. С боков одновременно ударили новогрудчане. Они длинными копьями сбрасывали с сёдел мчавшихся татар и успешно поражали их из самострелов (арбалетов).
В итоге после ожесточённой схватки, продолжавшейся несколько часов, ордынцы не только не смогли одержать верх, но и вовсе попали в окружение. Значительная часть татарской конницы, запертая в центре битвы, стала малоэффективной и уязвимой для русско-литовской рати. В конце концов часть татар была перебита, пали и все три нойона. Полностью деморализованные ордынцы в панике начали отступать, не выдержав натиска Ольгерда, Андрея и их союзников.
Русские и литовцы перешли в атаку и долго преследовали бежавших татар – окрестные поля и реки были полны ордынских трупов.
Победа была полной. В состав Великого Княжества Литовского и Русского вошли Киев с окрестностями, а также Дикие поля – Подолье и Северное Причерноморье. Дикие поля были малонаселёнными, но впервые русские князья восстановили здесь свою власть после долгого перерыва. Киев же, мать городов русских и вовсе имел важнейшее символическое значение, как колыбель Киевской Руси. Получив в своё распоряжение Киев, Ольгерд и Великое Княжество Литовское и Русское в целом стало наряду с Московским и великим Владимирским княжеством главным претендентом на объединение всех исторических русских земель.
Местное русское население впервые более чем за век почувствовало, что есть сила, способная защитить их от произвола татар и кочевников.
Киевским князем стал сын Ольгерда Владимир, а Подолье было передано новогрудским князьям.
Русь изо всех сил боролась против захватчиков, стараясь сбросить вековое монголо-татарское иго – тяжелейшую политическую и государственно-экономическую зависимость от Золотой Орды.
.
После битвы у Синих Вод Золотая Орда не отказалась совсем от утраченных земель, часто ханы совершали опустошительные набеги и взимали дань. Но политически они уже утратили свою власть и над Киевом, и над южными русскими землями.
Присоединив земли Киева и Южной Руси наряду с ранее вошедшими в состав Великого Княжества Литовского и Русского территориями Полоцкого княжества и Западной Руси в целом, ВКЛиР превратилось в самое обширное и одно из самых могущественных государств средневековой Европы.
Безусловно, битва у Синих Вод была предтечей знаменитой Куликовской битвы, когда объединённая армия Руси дала бой Золотой Орде и впервые нанесла ордынцам тяжелейшее поражение. Андрей Полоцкий мужал и набирался боевого опыта, находясь в походах рядом со своим отцом Ольгердом. Именно этот опыт пригодился Андрею Полоцкому во время Куликовской битвы, где он командовал Полком Правой руки – вторым по значимости отрядом русской армии.
5
1
Средняя оценка: 2.66929
Проголосовало: 127