Русофобия волнительней терактов

О мотивах и приоритетах внешней политики прибалтийских республик

.

В Европе 22 марта в очередной раз прогремели взрывы. В Брюсселе, в столице Европейского союза, буквально через несколько дней после проведенной бельгийскими спецслужбами крупной антитеррористической операции, в ходе которой был арестован Салах Абдеслам, один из организаторов и исполнителей теракта в Париже в ноябре 2015 года. В Европе – паника, растерянность, подавленность от собственного бессилия в борьбе с международным терроризмом, усугубленным практически неконтролируемым миграционным потоком, хлынувшим в страны этой части света на фоне хаоса на Ближнем Востоке.

.

Сегодня Европа сталкивается с острой, продиктованной трагическими обстоятельствами, необходимостью обеспечения безопасности и защиты всего старого света и каждого отдельного гражданина европейского государства от нападения и атак террористов, не разделяющих своих «идеологических врагов» ни по полу, ни по возрасту, ни по национальности, ни по религиозной принадлежности.

.

Следует признать, что эффективность борьбы с международным терроризмом может обеспечить лишь координация действий максимального количества стран-участников. И Россия по объективным причинам не может остаться в стороне. В противном случае с высокой долей вероятности можно говорить лишь об ограниченных и по масштабам и по эффективности результатам такой борьбы.

.

Вместе с тем, прозвучавшие призывы российской стороны отбросить «геополитические игры» и сплотить силы в борьбе с международным терроризмом были восприняты отдельными европейскими странами с неприятием и явной раздражительностью. Озадаченность, в частности, политических кругов в Прибалтике продиктована существующими опасениями «переключения» внимания с виртуальной российской угрозы на вполне реальную проблему эффективной борьбы с международным терроризмом.

.

На встрече Совета НАТО, прошедшей 23-24 марта в Вильнюсе, президент Литвы Даля Грибаускайте со свойственной ей прямолинейностью заявила, что «общие угрозы не могут заслонить других проблем, которые мы видим в поведении России».

.

На фоне трагических событий в Париже и Брюсселе со стороны Прибалтики пока просматриваются лишь невнятные признаки готовности к координации действий с Российской Федерацией по вопросам борьбы с глобальными вызовами и угрозами. «Даже если нам придется тесно сотрудничать по вопросам борьбы с терроризмом, мы не собираемся отказываться от твердого ответа на агрессию [против Украины] и незаконную аннексию Крыма», – подчеркнула во время вильнюсского Совета НАТО Грибаускайте.

.

Вызывает недоумение, что пограничные с Россией государства – Литва, Латвия и Эстония – не проявляют заинтересованности в тесном сотрудничестве с российскими ведомствами по вопросам обеспечения безопасности. Вместо этого политические круги в Прибалтике рассчитывают на более активное вовлечение НАТО в борьбу с террористическими угрозами, а в адрес ЕС со стороны Грибаускайте прозвучали обвинения в запаздывании реагирования на возникающие проблемы и в декларативном характере борьбы с терроризмом.

.

Но тогда возникает вопрос: как можно расценить преднамеренное замалчивание и игнорирование реальных проблем безопасности, связанных с усилением угрозы международного терроризма? Чем в действительности является попытка «продавить» антироссийскую повестку дня в рамках ЕС и НАТО: защитой реальных интересов национальной безопасности или же следствием искаженных представлений о российской политике, сформированных, в том числе, под влиянием развернутой на Западе антироссийской информационной кампании?

.

Ведь даже отчеты национальных служб безопасности прибалтийских государств оценивают вероятность полномасштабного военного конфликта в регионе Балтийского моря как довольно низкую. Но вместе с тем, процесс милитаризации прибалтийского региона приобретает необратимый и откровенно направленный против России характер. Анонсированное увеличение военных расходов Литвы, Латвии и Эстонии, модернизация национальных вооруженных сил и инфраструктуры, агрессивное продвижение вопроса о размещении союзнических войск НАТО на территории Прибалтики, – все это свидетельствует о существующих долгосрочных планах «сдерживания» России и явной заинтересованности политических кругов в Прибалтике в консервации существующего статус-кво в отношениях Европы и России.

.

В ходе вильнюсской встречи, прошедшей на фоне брюссельских событий, продолжали доминировать дискуссии не столько о борьбе с терроризмом, сколько о необходимости «сдерживания» России на восточном фланге НАТО. «Угрозы безопасности стран НАТО наиболее четко прослеживаются в государствах Балтии. По соседству с альянсом Россия продолжает демонстрировать свою военную мощь и непредсказуемое поведение. У наших границ и в Балтийском море сконцентрированы силы высокой боевой готовности. Поэтому альянс обязан всегда быть сильным, хорошо готовым оперативно и адекватно реагировать на угрозы безопасности», заявила Грибаускайте. Литва будет стремиться, отмечается в пресс-релизе канцелярии литовского президента, к размещению на территории прибалтийских республик по батальону союзнических войск с целью предотвращения возможной военной изоляции Прибалтики в случае потенциального военного конфликта с Россией.

.

Представляется верным, что для политических кругов Прибалтики “единая, твердая и последовательная позиция” ЕС и НАТО ассоциируется исключительно с оказанием нарастающего политического, экономического и военного давления на Россию и является приоритетом первого порядка. Возможность отмены или хотя бы смягчения санкционного режима в отношении России внутри ЕС будет неизбежно наталкиваться на блокирование со стороны польско-прибалтийско-британского блока. Попытки в текущих условиях применить хотя бы селективный подход, основанный на избирательном характере сотрудничества Запада с Россией, будет расцениваться даже в среде умеренных прибалтийских политических кругов как не иначе, как “игра по правилам России”. “Россия не только сложный, но и очень хитрый игрок, который играет сомнениями ЕС и ожидает компромиссов за счет ЕС. Политическая селекция отношений ЕС с Россией все более напоминает игру по правилам России”, – отметил евродепутат, социал-демократ З.Бальчитис, комментируя пять принципов отношений ЕС с Россией, принятых Советом ЕС 14 марта 2016 г. Хотя в действительности эти пункты очень сложно назвать “игрой по правилам России”: лишь в одном из них речь идет о сотрудничестве с Россией и то лишь по вопросам, представляющим интерес для ЕС (т.е. тот самый селективный подход).

.

Наметившиеся тенденции свидетельствуют, что вопрос сохранения единства политических элит Западной Европы на платформе антироссийской политики, как это ни парадоксально, в значительно большей степени беспокоит Вильнюс, Ригу и Таллин, чем угроза террористических атак. Так, литовские специальные службы в “Отчете об угрозах национальной безопасности”, опубликованном 30 марта этого года, отмечают, что борьба с терроризмом и миграционный кризис “будут иметь негативные последствия для Литвы, так как из-за них сократится внимание к ситуации в сфере безопасности в Восточной Европе и возрастет готовность к сотрудничеству с Россией”.

.

Между тем, ситуация в сфере безопасности в Европе продолжает стремительно ухудшаться. Поэтому сегодня необходимо преодоление отчуждения в российско-прибалтийских отношениях, важно прийти к пониманию эффективности скоординированных действий по нейтрализации угроз терроризма в прибалтийском регионе. Необходимо организовать, скоординировать и максимально сделать прозрачной и публичной (в допустимых, естественно, пределах) интенсивную совместную работу российских и прибалтийских ответственных ведомств по предотвращению проникновения экстремистских групп в Прибалтику, включая Литву, Латвию, Эстонию и Калининградскую область РФ. Это могло бы стать не только крайне эффективным средством снижения вероятности осуществления террористических атак в прибалтийском регионе, но и положить начало восстановлению утерянного доверия между прибалтийскими республиками и Россией.

.

Публичность такой работы и, главное, признание ее необходимости на высшем политическом уровне в Прибалтике могли бы обеспечить необходимую общественную поддержку и заметно снизили бы градус агрессивности населения Прибалтики к Российской Федерации.

.

Таким образом, вопрос интенсификации взаимодействия Литвы, Латвии и Эстонии с Россией по вопросу борьбы с международным терроризмом способен стать своего рода индикатором гибкости, рациональности и зрелости местной политической элиты, ориентированной на защиту истинных национальных интересов.

.

Но возникает вопрос: готовы и способны ли политические круги в Прибалтике пойти на сотрудничество с Россией в деле обеспечения безопасности своих граждан, или же главным вектором их политики останется нагнетание антироссийских настроений в обществе угрозами российской оккупации и демонстрацией по центральному телевидению фильма о начале Третьей мировой войны, протянутый им услужливой британской рукой?

5
1
Средняя оценка: 2.55782
Проголосовало: 147