Пушкин цыганский, Пушкин донбасский…

«Пушкин – это наше все»

Аполлон Григорьев

.

- А 6 июня мы будем отмечать день рождения великого цыганского поэта Александра Сергеевича Пушкина, - сказала, делясь планами на ближайшее будущее, «главная цыганка» ДНР председатель Донецкого областного культурно-просветительского общества ромских женщин "Мирикля" Наталия Варакута. И на недоуменные взгляды пояснила:

- Да, мы считаем Пушкина цыганским поэтом, потому что ромы всегда были в жизни и творчестве поэта и он всегда был с цыганами. У него была огромная цыганская душа.

Хорошо, что это не слышали  в Северо-Восточной Африке, откуда вышли предки великого поэта. Иначе…

.

Иначе вполне мог бы вспыхнуть вооруженный конфликт. Как гласит легенда, принесенная по туристическим маршрутам знойным африканским ветром, не так давно, ну лет так 20 или 50 тому назад, такой конфликт уже разразился между эфиопами и эритрейцами. Начали его рыбаки, один из которых заявил, что Пушкин – эфиоп, а другой, обозвал его лжецом, не желающим видеть истину, которая состоит в том, что Пушкин – эритреец.  Оскорбление родовой памяти в мгновенье ока полыхнуло костром. В скандал включались все новые люди. Кто-то  закричал, что его родственники лично знакомы с Пушкиным, который сейчас живет в Москве …– и ни одна из сторон  не усомнилась  в том, что Пушкин – наш современник.  …Вот уже и драка началась. Потом подтянулись вооруженные люди. И пошла стенка на стенку. Можно было бы сказать, что конфликт наворачивался, как снежный ком, но для знойной Африки, наверное, уместней будет сказать, что конфликт накалился и вышел на государственный уровень.

.

А дальше легенда гласит, что примирил враждующих сам Александр Сергеевич.  Русские артисты, гастролировавшие в ту пору по Африканскому Рогу, загримировали под Пушкина одного из местных коллег, владеющего амхарским языком, понятным обеим сторонам, и отправились вниз по реке Мареб, разделявшей два враждебных лагеря. С лодки «Пушкин»  обратился к своим «родственникам» и призвал их к миру, иначе, сказал он, я вас любить не буду. На том конфликт и завершился.

.

Сегодня столицы обоих государств - Аддис-Абебу в Эфиопии и Асмэру в Эритрее - украшают памятники Пушкину. Но спор о том,  кому принадлежит поэт, а по сути, где родился его прадед Ганнибал – «арап Петра Великого»,  не затихают и по сей день.

.

Несколько лет назад во время визита президента России Владимира Путина в Израиль и евреи мягко намекнули, что в жилах великого поэта, оказывается, текла кровь эфиопских евреев. Но развития эта мысль не получила.

.

А вот жителям Донбасса, где исторически проживают более 100 национальностей и народностей, как-то все равно, чья кровь течет в жилах великого Пушкина.   Он – наше все.

.

***

.

Так было еще четверть века назад для всей Украины, где улицы и бульвары городов носили имя великого поэта - основателя современного русского языка, а школьная программа сызмальства знакомила подрастающее поколение с творчеством гения. Но вылезший из схронов недобитый заплесневелый  национализм, завистливый к таланту, стал рушить символы великой русской культуры и насаждать свои симулякры. Еще задолго до свержения памятников и пресловутого закона о декоммунизации, давшего «юридическое основание» вандалам громить наследие культуры, на Украине стали яростно бороться с  наименованиями. Особый цинизм состоял в том, чтоб не просто переименовать улицу, а дать ей название антагонистическое. Так, например, улица А.С.Пушкина во Львове стала носить имя  гауптштурмфюрера СС Романа Шухевича (Генерала Чупрынки). И будь ты трижды поклонником великого поэта, знатоком отечественной истории и ненавистником фашизма, в твоих документах и адресованных тебе корреспонденциях неизменно будет стоять сатанинское клеймо фашистского прислужника. Украинизаторам оказалось этого мало – и вот уже переименовывают миллионы украинцев: Николаи становятся Мыколами, Анны – Ганнами, а Пушкин… - Сашком Гарматным. Именно так в Тернополе «адаптировали» имя великого поэта к новым украинским реалиям. Конечно, проще было бы вообще не издавать его произведения, но на тот момент, видимо, степень украинского свидомизма еще не достигла точки апогея, чтоб отказаться от коммерческой выгоды. Это потом Пушкин вместе с другими классиками был изгнан отовсюду – из школьной программы,  книгоиздательства, театров, улиц, парков и бульваров…

.

Против Пушкина на Украине в течение почти четверти века идет настоящая война, объявленная необандеровскими экстремистами. Во Львове – оплоте украинской национальной идеи – памятник поэту дважды уничтожали вандалы, в Полтаве обливали краской, в Дрогобыче (Львовская область) его вообще демонтировали, а на его месте решили установить бюст диссидента Вячеслава Черновола.

.

И не спасла его даже находка историков, которые раскопали, что  жена поэта Наталья Гончарова приходилась праправнучкой гетману Петру Дорошенко. Идеологи новорожденного «этноса укров» не смогли простить Пушкину оскорбление, нанесенное поэмой «Полтава», где их духовный праотец Мазепа назван предателем. Впрочем, не будь «Полтавы», создатель современного русского языка Пушкин все равно был бы для них «персоной нон-грата», поскольку сам язык, великая русская культура, да и их носители для страны «404», в основание которой заложена русофобия, изначально были враждебны.

.

Сказать, что на Западной Украине этому беспределу никто не сопротивлялся, нельзя. Активисты русских организаций обращались в суды, к общественности, но это имело почти нулевой эффект. Слишком уж долго, еще со времен Австро-Венгрии, в состав которой входила Галиция, зачищалось русское пространство. Более века назад каток жестоких репрессий  прошелся по русофилам, тяготеющим к России и требующим, чтоб русский язык звучал от Карпат до Камчатки. Они были сосланы австрияками в концентрационные лагеря Терезин и Талергоф, где многие умерли от болезней и истязаний. Вместе со своими единомышленниками      узником концлагеря Талергоф стал  и священник Иван Савюк, чьими стараниями и на народные деньги  в 1907 году  в с.Заболотовцы Жидачевского района, недалеко от Львова, был  установлен первый за рубежами России памятник поэту. Памятник простоял недолго. С началом Первой мировой войны его взорвали австрияки. Восстановлен он был на закате советской власти в 1988 году. Вплоть  до кровавого Майдана  в пушкинские дни здесь проводились торжества, на которые приезжали  поклонники поэта и многочисленные гости. Но атмосфера русофобии на Украине сгущалась, гости уезжали, а селяне оставались в окружении соседних сел, где, если и  стояли памятники, то это были памятники «идеологически выдержанным» Шевченко или героям УПА… После переворота быть  поклонником Пушкина   стало просто опасно для жизни. Однако традицию не прервали.

.

Все годы т.н. независимости Украины Русский культурный центр во Львове, где с 1990 года действует  львовское городское Русское общество им. А.Пушкина,  находится в перманентной осаде. Более  40 раз экстремисты нападали на Русский культурный центр, обливали краской, бросали «зажигалки», оклеивали карикатурами и угрожающими плакатами. В мае 2014 года центр горел, а еще через два года власть вознамерились отобрать здание.  Судебное разбирательство идет до сих пор.

.

В Киеве власть пошла по другому пути унижения памяти поэта. Много лет пришлось биться  активистам Русской общины Украины и других прорусских организаций, чтобы был  отремонтирован памятник, поврежденный вандалами. А торжества по поводу  200-летнего юбилея поэта  (равно как и другие его дни рождения) пришлось начать с уборки территории, казалось, специально замусоренной накануне. Но, невзирая на это, в парке, носящем имя поэта, у подножия его памятника, по словам киевской поэтессы Светланы Смушковой,  снова и снова:

.

«Звучит родная пушкинская речь,

Доведенная им до совершенства,

Владеть которой - высшее блаженство».

«Да будем в чистоте ее беречь!»

.

***

.

Донбасс оказался неприступным бастионом,  который так и не смогло поглотить половодье беспамятства, захлестнувшее Украину за четверть века ее так называемой «независимости».  Индустриальный край не только  не отказывался от русского языка, который считают родным почти 90 процентов населения, но и настоятельно, хотя и безуспешно требовал от  Киева признать русский государственным  языком.

.

И именно здесь  Пушкин для русских людей стал символом борьбы за сохранение и приумножение русской культуры, за укрепление Русского мира.  Пушкин не жил в Донбассе. Лишь когда-то, говорят исследователи, проезжал по его земле. Но от этого не становится меньше любовь к его солнечной поэзии. Памятник великому русскому поэту в Донецке на бульваре, носящем его имя, стал местом притяжения для многих горожан и, в первую очередь, для активистов Русской общины Украины. Дважды в год – 6 июня в день рождения поэта и 19 октября в день открытия Царскосельского лицея – приходят они сюда с цветами и стихами. Приходят уже много лет подряд к Пушкину, ставшему созидательным символом в борьбе русских Украины за свое право на родной язык,  изгнанный из делового общения, из кинотеатров, теле и радиоэфира, из учебного процесса.

В годы правления «фольклорного» президента Виктора Ющенко дончанам пришлось защищать даже памятник Пушкину от посягательств украинских националистов. Могли ли представить  дончанин, сапер Федор Минеев и его боевые товарищи, спасая в 1944 году от взрыва могилу Пушкина в Святых Горах, заминированную фашистами, что спустя шесть с небольшим десятков лет жителям   Донецка придется всем миром с позором гнать от памятника поэту украинских ультранационалистов?

.

В тот день донецкие активисты Русской общины Украины, по традиции пришедшие к Пушкину в День лицея, попали в самый эпицентр околополитической бури, спровоцированной  юнцами из еще недавно никому не известной, но  уже отметившейся целым рядом скороспелых скандальных заявлений и провокационных вылазок в интернациональном Донбассе, организации «Патриот Украины». Видно, отмашка для юных выкормышей «нацидеи» была дана с самого верха. Ведь вирус радикал-национализма, взращенный на Западной Украине, уже тогда поразил Киев, где необандеровцы упорно добивались проведения факельных шествий по Крещатику, а президент назначал героями Украины фашистских холуев. Скорбные головой «братья» национально-озабоченных радикалов  нашлись и в Донецке, заявив о своем намерении провести в шахтерской столице свое «показательно-воспитательное» мероприятие, приуроченное к сомнительной  годовщине создания ОУН-УПА. Скорее всего, юные «сторонники Степана Бандеры» вообще мало что знают о Пушкине, тем не менее, свой «марш» планировали начать именно от памятника поэту под лозунгом «Пушкину не место в Донбассе!». И это несмотря на постановление суда о запрещении проведения митинга и шествия во избежание столкновений с возмущенными жителями города.

.

В тот день активисты Русской общины получили мощную поддержку левых сил, вставших на защиту Пушкина. Не остались в стороне ни органы власти, ни правоохранительные структуры. Чтобы обеспечить выполнение решение суда, к месту проведения мероприятия прибыли представители местной власти, судебные исполнители, милиция и подразделение спецназа «Беркут».

.

Для активной, бурлящей аудитории, пришедшей с флагами и транспарантами «УПА – палач украинского народа», для веселых пионерок, охотно позирующих фотографам, для девушки-солдата, стоящей с российским триколором, и сотен других горожан звучали пушкинские строки. Их читали юные артисты, срывая аплодисменты собравшихся.

.

А что же «патриоты Украины»? Кучку юнцов, жавшихся в отдалении под елками, орлами назвать было трудно. Перепуганные обилием и боевым настроем людей, они прятали свои лица под косынками, масками или просто под шарфами. Верховодил ими 18-летний ватажок, одетый в камуфляжный костюм и армейские ботинки песочного цвета, доставшиеся ему, наверняка, в качестве сэконд-хэнда от участников операции «Буря в пустыни». А в двадцати шагах от них по мобильнику «получала инструкции» идейная мать юнцов – махровая националистка Мария Олийнык. Видя таких противников, защитники Пушкина попытались их вразумить, ветераны ходили «смотреть в глаза», а молодежь кричала: «Гюльчатай, открой личико!»

.

После почти полуторачасовой заминки скрывавшие свои лица нацики все-таки попытались развернуть канареечного цвета транспарант с синей надписью «Донбасс – за УПА!», чем вызвали бурю возмущения дончан. И молниеносную реакцию бойцов «Беркута», которые в считанные минуты утрамбовали в автобус нарушителей решения суда, запретившего проведение националистической акции.

.

Остатки изрядно ощипанных «патриотов» двинулись к памятнику Тарасу Шевченко, который они почему-то избрали источником вдохновения для своих русофобских действий. Но и здесь были встречены дончанами, которые не дали им ни выступить, ни развернуть свои клеветнические транспаранты.

.

«К сожалению, за прошедшее время выросло целое поколение, которому сегодняшнюю жизнь не с чем сравнивать, - горько прокомментировала тогда в беседе со мной это событие народная артистка России и Украины  Валерия Заклунная. - Хорошо, если в семье ребенку вложили мозги. А, если нет, то и вырастают отморозки, которые предлагают, например, снести в Донецке памятник Пушкину и установить на его месте памятник Бандере».

.

И не исключено, что именно эти события заставили областные советы Донецкой и Луганской областей  не только учредить новый региональный праздник – День русского языка, но и приурочить его ко дню рождения Пушкина. Конечно, чиновники и «избранники от бизнеса» не преминули попиариться на этом торжестве, проводя у памятника Пушкину свои сухие мероприятия с передачей закупленных оптом книг русских писателей  в библиотеки, но настоящий праздник все эти годы начинался позже, когда на бульваре, носящем имя великого русского поэта оставались активисты Русской общины, преподаватели и студенты Донецких вузов, учителя и ученики школ Донецка и близлежащих городов,  художники и писатели.  И в этом большом семейном кругу по-особому проникновенно и звонко звучали стихи Пушкина, будившие у собравшихся чувства,  которые выразила в своем стихотворении донецкая поэтесса Елена Лаврентьева:

.

«Великое досталось нам наследие:

И видимая мощь материка,

И материк духовного всеведенья,

Всё помнящая память языка.

Подумай, оглянись на расстояния,

На путь через пространства и века.

Оно твоё с рожденья достояние.

И ключ к нему есть Пушкина строка.

О том молюсь, пока живу на свете я:

Не оскудей, дающего рука!

Великое досталось нам наследие.

Ответственность – не меньше велика»

.

И еще одну особенность, присущую Донбассу, подчеркнул, выступая на одном из праздников, известный лингвист, профессор Донецкого университета Евгений Отин: «Обратите внимание, - сказал он, - бульвар, носящий имя Пушкина, фактически пересекается с бульваром имени Шевченко. И это неслучайно. Ведь творчество Пушкина, великая русская культура питали творчество украинского классика Тараса Шевченко. Все мы знаем, что самые сокровенные строки, строки дневника человек пишет на родном языке. Тарас Шевченко писал свои дневники по-русски. На русском языке написаны и его повести». И то, что нынешняя власть творит с русским языком и культурой, по мнению Евгения Степановича, Тарас Шевченко никогда бы не одобрил. Но сегодня профессора Отина уже нет с нами – его убила война.

.

***

.

Третий год воюющий с неонацистами Донбасс с оружием в руках защищает свой русский мир, свою культуру, которую так и не удалось размыть волнам  русофобской ненависти. И Пушкина, как знамя этого мира. Его стихи вновь звучат у памятников поэту, установленных в городах мятежного края, куда ополченцы не пустили карателей, глумящихся не только над людьми, чохом записанными в «сепаратисты» и террористы, но  и над памятниками. И третий год  без оглядки на Киев, закосневший в своем «бандеровском патриотизме» регион, связанный кровными, экономическими и культурными узами с Россией, отмечает День русского языка в день рождения величайшего из русских поэтов. А также Неделю русского языка с ее литературно-музыкальным  марафон «Я кланяюсь тебе по-русски, язык прапрадедов моих!», выставками, концертами, викторинами, широким участием театров, библиотек, музеев, концертных залов, учреждений культуры и образования, которая, начавшись 6 июня, подведет итоги 12 июня  в  День России.

.

К этому дню приурочены открывшаяся накануне  в Русском центре Донецкой республиканской универсальной научной библиотеки им. Н. Крупской выставка старинных изданий «Наш Пушкин»,  экспонатами которой стали книги конца XIX-начала ХХ вв.  Здесь же в течение нескольких дней будет демонстрироваться телевизионный музыкально-публицистический фильм «Пушкин- 215», посвященный жизни и творчеству великого русского поэта.

.

А на бульваре Пушкина на праздник к памятнику поэту дончане пришли не только с цветами, но и с книгами. Именно здесь проходит необычный  флешмоб с элементами буккроссинга «У каждого из нас свой Пушкин», в ходе которого  присутствующие  меняются книгами.

На праздник к «своему поэту» пришли и «цыганы шумною толпой» из «Мирикли» и театра «Шадрица». Чтоб пушкинским  «языком объединяющем народы»  (так называются  поэтические чтения на языках народов республики) рассказать собравшимся о «цыганской» душе поэта. И неважно, что строки из поэмы «Цыганы» будут звучать на языке ромов.

.

Память поэта почтили и в Луганске – цветы легли к постаменту памятника Пушкину, установленного в парке 1 Мая. И не только – жители города, некогда входившего в область Войска Донского, отдали дань памяти и своему великому земляку Владимиру Ивановичу Далю, создателю знаменитого словаря. Но сегодня мало кто из неспециалистов знает или помнит о том, что Даль был дружен с Пушкиным, при первой встрече с которым в 1832 году подарил ему «Русские сказки. Пяток первый Казака Луганского».  Даль так вспоминал об этой встрече: «Взяв мою книгу, Пушкин открывал её и читал сначала, с конца, где придётся, и, смеясь, приговаривал «Очень хорошо!».  Поэт отдарился рукописным вариантом своей новой сказки «О попе и работнике его Балде» со знаменательным автографом: «Твоя отъ твоихъ!  Сказочнику казаку Луганскому, сказочникъ Александръ Пушкинъ».

.

А через год Владимир Даль сопровождал Александра Сергеевича в его в поездке по пугачёвским местам Оренбургского края.  В благодарность за это Пушкин прислал Далю в 1835 году подарочный экземпляр своей «Истории Пугачёва». Хирург Владимир Даль в роковой февральский день 1837 года поспешил на Мойку, 12, где врачи пытались бороться за жизнь раненого на дуэли, как оказалось, смертельно, великого поэта. И именно Владимиру Далю умирающий Пушкин передал свой золотой перстень-талисман с изумрудом со словами: «Даль, возьми на память». А когда Владимир Иванович отрицательно покачал головой, Пушкин настойчиво повторил: «Бери, друг, мне уж больше не писать». Впоследствии по поводу этого пушкинского подарка Даль писал Владимиру Одоевскому: «Как гляну на этот перстень, хочется приняться за что-либо порядочное». Владимир Иванович пытался вернуть его вдове, но Наталья Николаевна запротестовала: «Нет, Владимир Иванович, пусть это будет вам на память. И ещё я хочу вам подарить пробитый пулей сюртук Александра Сергеевича»...

5
1
Средняя оценка: 2.83784
Проголосовало: 74