Ввод советских войск в Чехословакию – ошибка или печальная необходимость?

50 лет назад, 21 августа 1968 года войска стран Варшавского Договора вошли в Чехословакию. Что это было – попытка злобных коммунистов-консерваторов задушить местную демократию? Или же естественный процесс в рамках геополитических договоренностей великих держав и сложившегося после Второй мировой войны глобального мироустройства? Заодно со спасением самих чехов – от аннексии части их территории и вполне возможной гражданской войны.  

Ирония судьбы – в советское время эта тема если и обсуждалась, то разве что вполголоса, видимо, из-за нежелания «травмировать» чувства тогда уже вполне лояльного к Москве руководства ЧССР, а также омрачать тезис о «нерушимой дружбе братских социалистических стран». Ну а после распада СССР преимущественным содержанием освещения «операции «Дунай» в российской либеральной прессе было истерически-мазохисткое «покаяние за содеянное» – в духе таких же саморазоблачений по поводу «пакта Риббентропа-Молотова», «Катынского расстрела» и других подобных и столь же неоднозначных исторических моментов.
Соответственно, ввод войск Советского Союза и других социалистических стран рассматривался, как исключительно «подавление стремления чехословацкого народа к «социализму с человеческим лицом» - то есть, однозначное преступление, нарушение международного права и прочие нехорошие вещи.
На самом деле, о пресловутом единстве населения ЧССР в то время речь не шла в принципе. После январского 1968 года пленума ЦК КПЧ, избравшего новым Первым Секретарем Александра Дубчека, в стране нарастал форменный «бардак», чреватый развитием в лучшем случае гражданской войны. 
Достаточно сказать, что глава МВД, министр-реформатор Павел, с одной стороны, запрещал своим подчиненным арестовывать иностранных шпионов и готовил самые настоящие концлагеря для помещения в них «консерваторов» и «врагов реформ». А с другой стороны, руководство Народной Милиции, рабочих отрядов, подчиняющихся еще с военного времени непосредственно главе КПЧ, в начале августа 68 требовало от Дубчека навести в стране порядок – в противном случае, угрожая инициировать его отставку. 
Президиум (политбюро) партии тоже раскололось – уже 21 августа семеро его членов осудили ввод войск, четверо, главным образом словаки – поддержали. Собственно, эти четверо еще раньше попросили Москву и союзников по Варшавскому договору «принять серьезные меры» для помощи местным коммунистам.  
Да и сам Дубчек, как свидетельствует об этом видный деятель ЦК КПСС Валентин Фалин, 17 августа просил Леонида Брежнева ввести войска – запись соответствующего телефонного разговора есть в архивах. Правда, предупреждение союзников по Варшавскому Договору о возможности такого шага до своих соратников по ЦК Дубчек не довел – так что события 21 августа стали для них сюрпризом, для кого приятным, для кого не очень…
Наконец, в Чехословакии полным ходом шла подготовка к вооруженному захвату власти структурами, весьма далекими от коммунистов-реформаторов. Их численность самими же «диссидентами»-агентами иностранных разведок оценивалась в 40 тысяч человек. Правда, относительно хорошо сработала у этих «подпольщиков» разве что сеть тайных радиостанций – оружие советская разведка и приданные ей армейские части конфисковывали десятками тысяч стволов. 
Да, в общем, дело, наверное, не только в лучшей, нежели у западных «коллег» работе советских «чекистов» – просто социальная база у ненавистников тогдашнего строя ЧССР была слабенькой. Помитинговать на улицах Праги, в том числе, с постоянно нарастающим накалом чисто антироссийских лозунгов типа «Иван, убирайся домой!» – это да. А браться за оружие, с риском получить пулю, вместо вожделенных западных зарплат и пенсий, ожидаемых в качестве платы за предательство друзей по социалистическому блоку – это уж увольте. 
Так что, после того, как чехословацкая армия по приказу президента Свободы и министра обороны Дзура осталась спокойно  сидеть в казармах, реального массового сопротивления вводу советских войск просто не было. Потому, собственно, жертвы среди советских солдат и их союзников исчисляются всего лишь десятками – да еще несколькими сотнями особо наглых местных националистов и антисоветчиков. 

Что было бы – если бы?

Вообще, как гласит известный афоризм, «история не знает сослагательного наклонения» – в духе подзаголовка раздела данной статьи. Но все же – а если бы ввод войск Варшавского Договора в рамках операции «Дунай» не состоялся – как бы сложилась судьба Чехословакии? 
Особых сомнений на этот счет нет – благо, у нас теперь имеются полвека, прошедшие после тех давних событий. Посему оправдания образца «ЧССР не собиралась выходить из Варшавского Договора, она хотела только демократических и рыночных реформ» выглядят очень жалко. Хотеть то руководство КПЧ, может, и хотело – да только ж кто бы его спрашивал? Точно также, как не спрашивали у Горбачева сотоварищи насчет судьбы СССР, когда сей «великий реформатор» потерял реальную власть.
В самом «щадящем» варианте чехословаки потеряли бы Судетскую область, вновь отошедшую к ним по итогам Второй Мировой войны, прежде населенную немцами. И куда немцы, при поддержке правительства ФРГ были бы не прочь возвратиться. Во всяком случае, в Западной Германии в августе 68 уже стояли наготове два корпуса Бундесвера – чьи офицеры в качестве «туристов» объехали Судетскую области и близлежащие районы вдоль и поперек. А войска Варшавского Договора при введении в ЧССР на этот случай даже имели приказ не вступать в бой с натовской техникой – видно, опасность такого столкновения была нешуточной. 
Впрочем, сами «реформаторы», наоборот, грезили приращением к ЧССР советского Закарпатья – разумеется, «во имя восстановления исторической справедливости». Понятно, что вариант, когда даже не «великая, европейская и незалежная» Украина на грани распада, а настоящая великая сверхдержава, СССР, добровольно рассталась бы со своей территорией, да еще в пользу бывшего союзника, переметнувшегося на сторону врага – это даже не смешно. Но в качестве «морковки для ослика», типа «еврочленства» для той же Украины, баснями о котором прозападная пропаганда кормит украинцев все годы горе-незалежности, посул насчет Закарпатья сошел бы и для антисоветски настроенных чехов.         
В более жестком  варианте страна бы просто вошла в НАТО – как это и произошло с ней после распада Советского Союза. Кто принял бы такое решение, местные коммунисты, «перекрасившиеся» в духе «партократов» из бывших союзных республик СССР, в одночасье ставших «демократами» – или «бывшие», недобитые «демократические кадры», не столь важно. В конце концов, генерал Павел, о котором упоминалось выше, не зря готовил государственный переворот – и концлагеря для его противников.
А после этого Запад получил бы просто таки идеальный плацдарм для потенциальной войны против СССР и его союзников. Которые были бы разделены территорией ставшей враждебной Чехословакии надвое - ГДР и Польша на севере, и Венгрия с Болгарией и Румынией на юге. 
Собственно, именно опасения описанного выше варианта и заставили союзников по ОВД принять упреждающие меры. Причем, речь идет не о какой-то «советской агрессии», к которой ГДР, Польша, Венгрия и Болгария присоединились из-за диктата «старшего брата». Наоборот – лидер Советского Союза Брежнев до конца колебался относительно такого шага, чему способствовала его личная дружба с Дубчеком. Недаром, последний даже чуть ли не год после ввода войск оставался номинальным лидером ЦК КПЧ – пока его не переизбрали на более вменяемого Густава Гусака. Нет, операция «Дунай» была именно коллективным решением союзников из коммунистических партий тогда еще братских стран Восточной Европы.   
И не за «социализм с человеческим лицом» они решили «наказать» руководство чехословацкой компартии – а за то, что она допустила в стране начало анархии и угрозу свержения власти. После чего страна перешла бы из одного лагеря в другой, враждебный. 

Демократия – не индульгенция предательству.

Ах, это же демократия? Как же можно нарушать «волю народа»?
Да очень просто! Что отдельный человек, что человеческая общность, должна учитывать интересы и окружающих. Как там говорят те же американцы: «Моя свобода махать кулаком заканчивается там, где начинается нос моего соседа». 
Напомнить, как те же самые демократичные в мире США начали действовать против Кубы, чей народ сверг ненавистную диктатуру Батисты? Сколько покушений на Фиделя Кастро, не считая поддержки сторонников прежней власти и даже попытки открытой интервенции, предотвращенной только благодаря помощи СССР, ценой балансирования мира на грани ядерной войны в ходе Карибского кризиса, устроили эти «демократы», как только выбор кубинцев стал мешать их интересам?
А ведь, по сути, «цена вопроса» тогда заключалась в угрозе Хрущева разместить на «Острове свободы» советские ядерные ракеты. При том, что это стало ответом американскому размещению своих ракет в Турции – вблизи наших границ. А если бы смертоносное оружие появилось непосредственно на западной границе СССР, после перехода Чехословакии на сторону НАТО?
Западная пропаганда вместе со своими агентами из числа российских либеральных СМИ, конечно, изо всех сил пытается вылепить из что тогдашнего Союза, что нынешней России этакого «монстра», пытающегося «держать в ежовых рукавицах» союзные ей страны. Но ведь это не так! В социалистическом блоке (или как его еще называют, «лагере») было более, чем достаточное количество стран, проводивших достаточно независимую от Москвы политику. 
Румыния, формально входившая в Варшавский Договор, но осудившая ввод войск в Прагу, Югославия, официально возглавляющая «движение неприсоединения» (за что и поплатилась своим распадом и натовскими бомбардировками в 1999 году), Китай, во времена Мао Цзэдуна бывший к СССР, мягко говоря, не очень дружественным. 
Да даже Австрии, родине и союзнику Гитлера, где стояли после 45 года наши войска, было разрешено проводить полностью независимую политику и сохранить капиталистический строй – но при условии внеблоковости. Что педантичные и честные австрийцы блюдут до сих пор – так и не вступив до сих пор в НАТО, в отличии от восточноевропейских «лимитрофов».  

Франция могла предварить Чехословакию.

Но одно дело – прохладные и даже недружественные отношения, и совсем другое – открытое предательство, переход на сторону врага! Тем более, если послевоенное разделение Европы было зафиксировано в решениях глав великих держав антигитлеровской коалиции на Ялтинской конференции в 1945 году. 
Ах, освобождаемые европейские страны тоже имели право на собственное мнение? Так надо было его доказывать в 1939-40 годах – когда практически вся Европа стала «протекторатом» Третьего Рейха! Реально освободить европейцев от оккупации смогла только Советская Армия – ценой миллионов жизней, «Второй фронт» союзники открыли лишь к «шапочному разбору».
И те же американцы в «своей» зоне освобожденной Европы тоже предпочитали не слишком ослаблять вожжи в отношении освобожденных союзников. Никто не задумывался, почему в послевоенной Италии коммунисты, прочно завоевывашие до 40% голосов на выборах, ни разу не входили в правительство? А во Франции, при поддержке минимум в 20%, имели считанные мандаты в парламенте? А греческие коммунисты, вообще, были практически уничтожены в ходе гражданской войны после освобождения от немецкой оккупации? Да все очень просто – эти страны были в «американской юрисдикции» - и дядюшка Сэм очень старался, чтобы там не оставалось мало-мальски влиятельных структур, дружески настроенных к его противнику в Холодной Войне – советскому блоку.  
А вот любопытная цитата из воспоминаний советского посла во Франции Ю. Дубинина во времена событий «студенческой революции» того же самого 1968 года.
http://kob.in.ua/eksport-tsvetnyih-revolyutsiy/glava-6-krasnyiy-may-studencheskiy-myatezh-1968-g-vo-frantsii.html

«28 мая мой хороший знакомый – член руководства правящей деголлевской партии Лео Амон (позже он войдет в состав правительства) срочно пригласил меня на завтрак…
– Нынешняя ситуация в какой-то степени напоминает ту, которая существовала в России в предоктябрьский период 1917 года. Однако сейчас международная обстановка иная: существует НАТО»
Далее Добрынин продолжает: ««В договоре о создании Североатлантического пакта действительно имеется статья, предусматривающая вмешательство альянса в случае дестабилизации внутриполитического положения в одном из государств-участников… Слова Амона – показатель серьезности обстановки в стране, того, как ее оценивает руководство Франции».
Это, кстати, объясняет, почему применение через три месяца после этих событий вооруженных сил СССР и Варшавского договора для наведения порядка в Чехословакии не вызвало серьезных демаршей со стороны государств Запада. Им пришлось мобилизовать для скандала свои же левые силы и советских диссидентов.»

Так что СССР вместе с союзниками по Варшавскому Договору, решаясь на ввод войск в Чехословакию, был целиком в своем праве – не делая ровно ничего такого, что считало бы неприемлемым для себя НАТО в отношении членов уже своего блока. Даже Франции – как-никак, ядерной державы, постоянного члена Совета Безопасности ООН с правом «вето» на его решения. Что уж говорить о Чехословакии…

Будем бороться за «нерушимость послевоенных границ»?

И сейчас, когда Запад в каком-то интеллектуальном отупении продолжает осуждать Россию за «аннексию Крыма» из-за «нарушения принципов послевоенного мироустройства и нерушимости границ в Европе» - хочется воскликнуть: «А судьи кто?!»
ФРГ, которая перед распадом Союза произвела точно такую же «аннексию»-присоединение к себе ГДР, кстати, проведенную даже без референдума, как в случае с Крымом? Та же ФРГ вместе с США и другими членами НАТО, которые способствовали распаду Югославии на отдельные враждующие республики, а потом насильно отторгли из состава Сербии автономный край Косово? Весь Запад вместе, согласившийся с «разводом» ЧССР на Чехию и Словакию, к счастью, мирный? Не говоря уже о распаде СССР – подписи лидеров которого стоит под решениями Ялтинской конференции.
Так что, продолжая «камлание» на тему «нерушимости послевоенных границ», лидерам Запада стоило бы вспомнить ироничный афоризм: «Прежде, чем загадать желание, подумай – а вдруг оно сбудется?» Тогда, в 1968 году, Москва вместе с союзниками по Варшавскому договору в полной мере выполнила свои обязательства и реализовала свои права относительно «нерушимости границ в Европе» - не дав границам Северо-Атлантического блока продвинуться на тысячу километров на восток. 
Ныне мы молчим. Пока что. Но, вообще-то, как гласит еще один мудрый афоризм: «История развивается по спирали», с тенденцией повторения тех же событий на каждом новом витке…

5
1
Средняя оценка: 2.68333
Проголосовало: 240