Крымская война: как Запад в очередной раз объединился против России

27 марта 1854 года Англия и Франция объявили войну Российской империи, выступив союзниками империи Османской. Впрочем, война «просвещенных европейцев» против нашей страны никогда и не прекращалась, только лишь время от времени переходя из «холодной» в «горячую» фазу…

Возникшую войну принято чаще называть «Крымской». Хотя менее употребимое ее название «Восточная» является более точным. Ведь боевые действия против России велись практически на всех фронтах и морях – на Дунае и Кавказе, на Балтийском море и даже на Тихом океане.
Формальным поводом к конфликту послужил спор вокруг конфессиональной принадлежности церкви Рождества Христова в Вифлееме. Храм, расположенный вокруг пещеры, где по преданию родился Спаситель, по понятным причинам являлся одной из главных христианских святынь. 
Однако христианство после Великого Раскола 1054 года было разобщено – на православных и католиков. От последних позже откололось и множество протестантских деноминаций. И отношения между этими конфессиями мирными, увы, не являлись. 
В принципе, Восток и та же Палестина с первых веков нашей эры были «вотчиной» православных патриархатов. Но после завоеваний арабами Иерусалима, распада Византии, «крестовых походов», захвата турками Константинополя, понятие «канонической территории» того же Иерусалимского патриархата стало весьма условным. 
Католические рыцари в начале 12 века, захватив Иерусалим, вообще, изгнали оттуда православного патриарха – посадив ставленника Папы Римского. Когда их оттуда изгнали арабы Саладдина, православное патриаршество было восстановлено. Но при власти уже Османской империи все равно не пользовалось какими-то заметными правами – большинство вопросов решалось за взятки турецкими чиновниками и самим султаном. 
Поэтому когда в 16 веке Порте понадобился союзник в борьбе с Австро-Венгерской империей, французы без особого труда получили массу преференций от султанского правительства – в том числе и в религиозной сфере. А православные святыни Востока в немало числе были переданы под контроль католической церкви.

***

С началом роста мощи Московского царства, превратившегося при Петре Первом в Российскую империю, могущество осман стало падать. Собственно, весь 18 век русские войска под руководством знаменитых полководцев Миниха, Румянцева, Суворова, Кутузова били турок «в хвост и в гриву». И уже в тексте Кючук-Карнаджийского мирного договора с султаном от 1774 года, помимо наиболее известного его пункта об отказе турок от протектората над Крымом, был параграф и о покровительстве России над всеми христианами Османской империи.
Сама же Порта на рубеже 18-19 веков превратилась, согласно тогдашнему «слогану» из европейских газет в «больного человека Европы». Продолжая влачить жалкое существование не столько благодаря своей уже почти несуществующей мощи – сколько из-за нежелания держав-соседей ее немедленного распада, во избежание могущих возникнуть при этом тех или иных проблем.
Так, например, сценарии такого распада рассматривали еще советники Екатерины Второй – тем более, что победоносная русская армия и флот могли бы поспособствовать этому сценарию в кратчайшие сроки. Но почти единодушно решили, что спешить не стоит…
Более того, в первой половине 19 века Османскую империю спасали от окончательной гибели … именно русские солдаты! Как это произошло в начале 30-х годов этого столетия – когда против султана поднял мятеж его формальный вассал, правитель Египта, готовый уже захватить Константинополь. 
Тогда Россия в благодарность получила от спасенных турок даже экслюзивное право прохода своих военных судов через Босфор и Дарданеллы – при секретном обязательстве султана закрыть эти проливы для кораблей враждебных России держав, в случае начала их войны против России.
Но позже султану помогла отбиться от египетского мятежного вассала уже коалиция не только России – но и Англии с Францией, а потому благодарность турок россиянам заметно померкла.
Впрочем, в 1853 году, перед началом Крымской войны, османы не рисковали слишком «задираться» против Петербурга. По большому счету, они всего лишь «сделались крайними» в споре великих держав того времени между собой. Вначале – России и Франции, чей император Наполеон Третий не прочь был взять реванш за поражение своего знаменитого деда в неудачной войне против нас в 1812-13 годах.

***

А формальным поводом для этого как раз и послужил спор о конфессиональной принадлежности церкви Рождества Христова в Вифлееме. По одним договорам с султаном она должна была принадлежать православным, по другим – католикам. В конце концов, после того, как французы послали свой линкор к турецкой столице -  султан, скрепя сердце, согласился отдать церковь католикам и покровительствующим им французам.
В ответ на это император Николай Первый ввел войска в Придунайские княжества – Валахию (почти современную Румынию) и Молдавию. Тем более, что Россия по Адрианопольскому договору от 1829 года официально имела над этими землями, формальными вассалами Порты, свой протекторат. Встречали наших воинов там, кстати, с хлебом и солью – как освободителей от османского ига, а не как оккупантов.
Но «благословенной Европе», позиционировавшей себя якобы «защитниками христиан», проживавших в Османской империи, выдвижение русских войск очень не понравилось. В игру подключились еще и англичане. 
Последним, в принципе было плевать на права каких-то турецких христиан – тем более, что там были преимущественно лишь православные и меньшая часть католиков. А протестанты, что голландские, что английские, например, в той же Японии с 17 века без малейших угрызений совести топтали ногами крест - чтобы ублажить местных гонителей христианства из числа крупных феодалов.
Но Англия уже несколько десятилетий вела против России «большую игру»! То бишь, соперничала с ней за контроль над Азией. В основе, конечно, лежал патологический страх Лондона потерять «жемчужину британской короны» - Индию, в качестве своей самой богатой колонии. Хотя, на самом деле, планы Петербурга так далеко не простирались – нам хватало проблем с умиротворением и Средней Азии, а также поддержания мира с Персией и Османской империей, что требовало немалых финансовых затрат и военных усилий.
Так или иначе – титаническими усилиями британской дипломатии султана убедили «нанести пощечину» Николаю Второму – не согласиться с текстом соглашения, уже предварительно принятого представителями великих европейских держав в Вене, так называемой «Венской нотой». Согласно которой Россия получала (точнее – подтверждала полученные еще Кючук-Карнаджийским договором) права на защиту турецких христиан. 
Что, кстати, было не просто формальностью – в Османской порте последних буквально «вырезали» при первом удобном случае. Как это происходило во времена Греческого восстания 20-х годов 19 века - или почти постоянно в отношении армян, задолго до их самого известного геноцида 1915 года. 

***

Может возникнуть вопрос – а зачем это было России вообще надо? А вот потому и надо – что мы такие есть. 
Русским мало иметь цель жизни в том, чтобы озолотиться – дабы жрать побольше и спать послаще. Как писал формальный атеист-коммунист Николай Островский в своей книге «Как закалялась сталь»: «Жизнь дается человеку один раз – и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы».
Так что «национальная идея» британского (да, в общем, любого западно-имперского) образца – россиянам не подходит. Ведь эта порочная идея в том - чтобы захапать стран побольше. То ли прямой колониальной агрессией - то ли более изящными «неоколониалисткими» методами, как сейчас. И безжалостно высасывать из своих колоний побольше средств - ради запредельного комфорта паразитирующей кучки аристократии или даже «золотого миллиарда» 
Нам куда ближе «Третий Рим» – будь то в чисто религиозной форме дореволюционных времен - или квази-религиозной форме советского времени. В виде «интернационального долга» массе зарубежных союзников, без малейшей практической выгоды для СССР. Иначе, без высокого смысла в жизни и желание по настоящему жить, а не «прожигать» и «доживать» эту жизнь исчезает. Во всяком случае, для тех людей, кто на первое место ставит «быть» – а не «иметь», как это наблюдается у «мещан» всех «сортов» и «сословий».
Вот и элита Российской империи, несмотря на симпатии к элементам западного образа жизни, задолго до трудов американского политолога Хантингтона, тоже видела смысл жизни – себе и страны – не только в удовлетворении «животных» потребностей человеческой натуры. Но - и в статусе лидера «восточноевропейской» (она же, по тому же Хантингтону, православная) цивилизации. С помощью всем угнетаемым ее представителям – в каких бы странах они не проживали.

***

В этой связи, во многом понятно и почти единодушное трогательное объединение против России в Крымской войне - и католиков-французов, и протестантов-англичан, и даже мусульман-турок. Главное ведь для них была не «защита христиан»  - право, защита их в таком противоестественном сборище плохо переносящих друг друга представителей враждующих конфессий выглядит как-то странно. 
Просто им очень хотелось «подрезать крылья» той стране, которая хотя бы пыталась «жить по духу, а не по плоти». «Жертвуя душу свою за други своя» – а не за умножения материальных благ, которыми никак не могут «нажраться» на Западе, что в 19 веке – что сейчас.
Так что это была в первую очередь «цивилизационная» война – между «православной» и западно-европейской цивилизацией, уже даже к тому времени почти утратившей черты христианской.
Неудивительно, что очень быстро на сторону врага перешли даже те страны, которые Россия ожидала видеть хотя бы нейтральными. Например – Австро-Венгрия, которую спасли от распада в 1848 году в первую очередь посланные для поддержки императора российские войска. Да и Пруссия в целом стала на сторону западной антироссийской коалиции.
А 27 марта 1854 года Англия и Франция объявили России войну. Формально – после того, как это сделал в их отношении Петербург месяцем раньше. Но обвинять нас в каком-то «поджигательстве» не приходиться – ведь англо-французская коалиция вступила в войну на стороне турок еще в декабре 1853. Вскоре после грандиозного разгрома турецкого флота русской эскадрой под командованием знаменитого адмирала Нахимова под Синопом. Париж и Лондон послал в Черное море свои эскадры – с объяснением, что «они будут охранять турецкое побережье».
Ну и так можно было трактовать такую «гуманитарную помощь» России – как не объявление войны против нее? Это ведь все равно, что некое государство в разгар Великой Отечественной послало бы свой флот патрулировать побережье гитлеровской Германии от советских подлодок – при этом уверяя Москву в своем якобы «нейтралитете».  

***

О подробном изложении хода Крымской войны можно написать не одну статью. Там были и победы – как на придунайском и кавказском театрах боевых действий, и тактические поражения – как с потерей южной части Севастополя после года героической обороны против превосходящих сил интервентов.
О чем не стоит говорить – так это разве что о «позорном поражении России» в этой войне. Хотя бы потому, что минимально знакомый с историей человек знает, что означают действительно «позорные» поражения. 
Например, Версальский мир после Первой Мировой – по которому Германия лишалась права иметь полноценную армию и флот, обязана была платить колоссальные репарации. Ну а безоговорочная капитуляция Третьего Рейха – вообще «классика» такого позора.
Россия же по итогам Крымской кампании понесла в первую очередь разве что чисто финансовые потери – действительно здорово истощив свою казну. А союзники (особенно Англия) – так и не смогли добиться главных стратегических целей. Таких, как возвращение туркам Крыма, Грузии и Северного Кавказа, предоставления независимости полякам, и множества других уступок, могущих стать действительно позорными. 
А так  - за что краснеть? Что наша армия потеряла убитыми и умершими от ран или болезней больше ста тысяч павших героев? Так хваленые европейские армии потеряли своих вояк еще больше.
Россию заставили отказаться от Черноморского флота – правда, всего на 15 лет? Так, вообще-то, та же участь ожидала и якобы «победителя» в этой войне, Османскую порту. 
Она ведь тоже лишалась права иметь на Черном море военный флот - само море должно было стать «демилитаризованной зоной». Но, кстати, со свободным проходом по проливам любых торговых судов.
Так что «потери» нашей страны исчерпывались разве что отказом от монополии в том самом протекторате над всеми христианами Османской империи – который брали на себя Англия с Францией. Но, кстати – вместе с Россией. Странновато немножко, согласие на такой статус для якобы «побежденной в войне» страны – не правда ли?
Так что, по большому счету, Крымская война была всего лишь «пробой сил» и «разминкой» – в стычке России и Запада. Главное значение которой состояло разве что в том, что этот самый Запад чуть ли не впервые за предыдущие полсотни лет, показал свою общую ненависть к нашей стране – независимо от споров отдельных западных стран между собой. 
Как и сейчас – когда вопрос «аннексии», а на самом деле, присоединения Крыма к России по результатам добровольного волеизъявления подавляющего большинства его населения так «взволновал» «мировое сообщество» – что последнее никак не может остановиться в своих антироссийских демаршах. 
Ну что ж – нам не привыкать. Крымская война – один из примеров на этот счет…

5
1
Средняя оценка: 2.76596
Проголосовало: 141