Последний генерал Советского Союза

6 мая исполнилось 10 лет со дня смерти генерала армии Валентина Варенникова – настоящего патриота СССР, не побоявшегося не только встать на его защиту с оружием в руках, но и иметь мужество до конца жизни настаивать на правильности этого поступка…

Родился будущий военачальник 15 декабря 1923 года в Краснодаре. После окончания средней школы парень мечтал строить корабли. Но поступить в Ленинградский кораблестроительный институт не получилось – началась война.
На фронт умного юношу, несмотря на то что он сам просил его туда отправить, сразу не послали – Красная армия остро нуждалась в младших офицерах. Так что Валентину пришлось пройти ускоренный курс пехотного училища.
Впрочем, война, причем в ее самых трудных и важных моментах, никуда от него не делась, начавшись для новопроизведенного лейтенанта в октябре 1942 года в Сталинграде, где молодой офицер со своей частью сражался в оперативном окружении почти 80 дней, пока его не ранили.
После выписки из госпиталя Варенникова назначили заместителем командира стрелкового полка по артиллерии. Никого не смущала, что майорскую (а то и подполковничью!) должность по штату занимал всего лишь старший лейтенант, получивший капитанские погоны лишь к концу войны. Главное, что человек явно был на своем месте.
Валентин Иванович с боями участвовал в освобождении Украины и Белоруссии, Восточной Европы, а 2 мая 1945 года встретил в поверженном Рейхстаге. Интересно, но именно его «маршал Победы» Жуков приказал назначить начальником Почетного Караула, сопровождавшего Знамя Победы до Красной площади, а затем и участвовавшего в самом знаменитом Параде Победы.
После окончания Великой Отечественной военная карьера талантливого офицера продолжилась, особенно после учебы в Военной Академии в 1951-54 годах. Естественно, легким 15-летний период службы на Севере не назовешь, но именно там Варенников получил свое первое генеральское звание и дослужился до командующего корпусом.

***

В 1969 году он – уже «командарм» и генерал-полковник в Группе Советских войск в Германии, а спустя 2 года – заместитель командующего этой группой. Право, оказаться в таких «чинах» и должностях в 46-48 лет – и не во время войны, а в относительно мирное время войны «холодной» – свидетельствует о многом.
Тем более, что Группа советских войск в Германии – до момента ее расформирования в конце существования СССР – была, пожалуй, самым боеспособным подразделением Советской Армии. Не просто «частью постоянной готовности» без всякого там «кадрирования» и периодической мобилизации «партизан»-приписников с очень низким уровнем дисциплины и боевых навыков, но настоящей армейской «элитой».  
Ведь ее основной задачей было в «час Х», гипотетического перехода «холодной войны» с НАТО в «горячую» фазу, не сдержать первый натиск врага, но нанести ему сокрушительное поражение. 
Вообще, и советские, и натовские штабисты исходили из того, что после начала «III мировой» без глобальных ядерных ударов, войска Варшавского Договора уже спустя максимум 2 недели выйдут к Бискайскому заливу на побережье Франции. А основной ударной силой для осуществления этих планов как раз и была ГСВГ.
Собственно, к разработке данных планов приложил силы и сам генерал Варенников, назначенный во второй половине 70-х годов начальником Оперативного управления Генштаба МО СССР и первым замом начальника этого учреждения. На этом посту в 1978 году Валентин Иванович и получил звание генерала армии, «эквивалентное» званию маршала рода войск (например – авиации).
Правда, в 80-е Варенникову пришлось заниматься не столько «западным», сколько «южным» направлением военной стратегии в должности руководителя Представительства Министерства обороны СССР в Республике Афганистан. Фактически, «главного советского» в этой, тогда братской стране. Несмотря на возможность бывать «за рекой» эпизодически, советский военачальник находился в Афганистане практически постоянно, лишь изредка вылетая в Москву для докладов в МО и ЦК. Приходилось ему попадать там и в опасные ситуации. 
Но главное, во время его фактического руководства «ограниченным контингентом» советских войск в Афганистане потери их каждый год снижались в полтора-два раза – за счет успешного командования. Звезда Героя Советского Союза, полученная генералом после конца «командировки», – лишнее доказательство на этот счет.

***

Неудивительно, что даже когда нашу армию во исполнение горбачевских «догм» «нового мЫшления» вернули в СССР, оставив союзников на произвол судьбы, заслуги Валентина Ивановича были высоко оценены – в 1989 году его назначили Командующим Сухопутными войсками СССР. 
К сожалению, всего через два года возникла реальная угроза существованию нашего государства. Горбачевская «катастройка» дала свои разрушительные плоды, в том числе и в росте наглости «региональных элит», жаждавших максимальной «самостийности» вплоть до полной «незалежности» от «имперской Москвы».
В августе 91 года, когда выяснилось, что подготавливаемый к подписанию в Ново-Огарево новый «Союзный Договор», готово подписать всего 6 республик, трезво мыслящим патриотам стало ясно: «Это начало гибели СССР». Необходимы были чрезвычайные меры по его спасению.
В принципе, не возражал против них и сам президент Горбачев. Но ему очень хотелось остаться в глазах столь превозносимого им «мирового сообщества», «коллективного Запада» «белым и пушистым». Отчего он и предпочел спрятаться, отсиживаясь на своей даче в Форосе, пока его подчиненные, которым сам Михаил Сергеевич 18 августа сказал: «Делайте, что посчитаете нужным», будут разруливать ситуацию.
19 августа страна узнала о взятии на себя власти Государственным Комитетом по чрезвычайному положению. Было ли его образование неким «путчем», как это пытаются доказать с тех пор либеральные писаки? Да нет, это было как раз выражением настоящей демократии, во исполнение воли единого советского народа, который вполне «конституционным большинством» высказался на референдуме 17 марта 1991 года за сохранение Советского Союза. И чью волю как раз и хотели похерить многочисленные «элиты» в союзных республиках, не исключая, увы, и РСФСР.
Вспомним звучные слова американской «Декларации независимости», демократичность которой за почти 250 лет вроде никто не подвергал сомнению.
«Мы считаем самоочевидными истинами, что все люди созданы равными, что они наделены Создателем определенными неотъемлемыми правами и что среди таковых – жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав среди людей создаются Правительства, получающие власть от согласия управляемых. Всякий раз, когда данная форма правления становится пагубной для данной цели, право народа – изменить или свергнуть ее и образовать новое Правительство». 

***

Именно этим правом и обязанностью людей в форме защищать свой народ и воспользовалась в том далеком августе группа патриотов СССР. К сожалению, далеко не все они обладали достаточной решимостью идти до конца в осуществлении этих благородных целей вместо того, чтобы сдаться «ельцинской банде», что, в конце концов, увы, и произошло.
Варенников, в отличие от большинства членов ГКЧП и армейского командования, остался верен себе до конца. Находясь поначалу в Киеве, он сделал все, чтобы «самостийные» украинские власти во главе с «иудой» Кравчуком, бывшим секретарем ЦК КПУ по идеологии, будущим «могильщиком СССР» в Беловежской баньке, даже не пикнули, когда основные события решались в Москве. «Рух» и прочая бандеровщина выползла из своих «схронов» лишь тогда, когда в советской столице было уже все кончено…
Решительного генерала вызвали в Москву лишь 20-го августа, когда ситуация, увы, была фактически «переломлена» в сторону сторонников Ельцина. С одной стороны, члены ГКЧП все пытались достичь победы с наименьшими потерями среди «гражданских лиц», то есть настоящих путчистов, которым Ельцин раздал оружие и разместил в здании Верховного Совета России.
Сам Борис Николаич подобную проблему, спустя чуть больше двух лет, в октябре 93-го, решил быстро и радикально, приказав танкам Таманской дивизии расстрелять парламент собственной страны из 120-мм тяжелых орудий, не останавливаясь перед гибелью там сотен людей. 
Но он же был «демократом», потому Запад ему рукоплескал. А «ГКЧПисты» числились «душителями свободы» и «кровавой гебней». 
Потому их и проклинали за трех человек, попавших под танковые гусеницы при попытке помешать вполне себе мирному патрулированию московских улиц. Собственно, эта «тройка» просто сама напросилась на роль «сакральной жертвы» – обязательного условия победного «майдана» по методичкам Сороса и Госдепа США.
Так что когда стало понятно, что Горбачев свою команду, пытавшуюся навести для него порядок, откровенно предал, а сами члены ГКЧП боятся предпринимать решительные меры, среди последних начался «разброд и шатания». 
Заодно и «крысы побежали с тонущего корабля» – на сторону Ельцина перешли и командующий ВДВ генерал Ачалов, и его заместитель Грачев. И, главное, командир Тульской дивизии ВДВ Лебедь, чьи люди и техника и осуществляли большую часть задач по обеспечению порядка в Москве. А командующий авиацией Шапошников даже угрожал «приказать бомбить Кремль», если «подлые путчисты» немедленно не самораспустятся.
Последние не нашли ничего лучшего, чем полететь в Форос к истинному «бенефециару» введения ЧП Горбачеву. Который тут же предпочел объявить своих подчиненных «устроителями госпереворота», а себя – их «невинной жертвой». 
Увы, в такой обстановке один лишь Варенников даже при всем своем желании не смог бы добиться победы и сохранить великое государство. Ведь он же не был даже министром обороны, и любой приказ на переход к решительным действиям был бы тут же дезавуирован.

***

После поражения ГКЧП все его участники были арестованы. Не избежал этой участи и генерал Варенников, почти единственный из высокопоставленных военных, не входивших в состав самого Комитета. 
Его «коллеги» либо перешли в лагерь победителя, как вышеупомянутые генералы-десантники и Шапошников, либо «прикинулись мелкой сошкой», просто усердными исполнителями приказов сверху. А за что же тогда их судить, если они лишь выполняли нормы воинской дисциплины?
А вот Валентин Иванович участвовал в попытке спасения советской страны согласно воле ее народа, выраженной на референдуме, отнюдь не формально. И это знали и «иуда» Горбачев, и такой же «иуда», только несколько другого «сорта», Ельцин. А потому заслуженного военачальника отправили в «Матросскую тишину» – ожидать назначенного судилища.
Достаточно скоро к тамошним «сидельцам» присоединились и многие их противники в августе 91-го – те самые «защитники российской свободы» в интересах глобальной западной элиты, спящей и видящей распад своего главного геополитического противника, СССР. 
Это произошло после того, как Верховный Совет России возмутился уже запредельно антинародной и прозападной политикой Ельцина и попытался объявить ему импичмент. В ответ на что «Белый дом» России и был расстрелян 4 октября из танковых орудий куда менее щепетильными в вопросах «законности» и «гуманизма» подручными новой власти.

***

После провально-позорных для ельцинско-гайдаровского «ВыбРоса» (блока «Выбора России») результатов выборов в новую Государственную Думу, последняя объявила всем участникам событий и 93-го, и 91-го амнистию. Воспользовались ею практически все узники ельцинского режима, кроме Варенникова. Он настоял на проведении над ним суда.
Впрочем, суд на самом деле был не над ним, а именно над настоящими «путчистами», поправшими волю своих сограждан на сохранение единства их общей Родины. Сам Валентин Иванович на следствии говорил:
«Мне предъявлено обвинение в измене Родине с целью захвата власти, умышленном нанесении ущерба государственной безопасности и обороноспособности страны. В связи с этим я уже сейчас могу заявить моим обвинителям следующее. 
Да, я выступил против мрака и позора, которые обрушились на нашу Державу. Но разве можно было дальше смотреть, как разваливается страна, ее оборона, нищает народ, рассыпается экономика, льется кровь в межнациональных конфликтах, расцветает преступность? Разве можно было дальше терпеть унижение нашей страны, холуйство и пресмыкание перед Западом? 
Судите меня – я против всего этого! Против разложения и унижения своего народа! Против падения нашего Отечества! Найдите самую суровую статью за спасение человеческой души. Я только буду гордиться этим!»

Российская Фемида не выдержала такого вызова. Государственный обвинитель отказался от обвинения, Военная Коллегия Верховного Суда признала боевого генерала невиновным. А Президиум Верховного Суда, несмотря на открытое давление на него Генпрокуратуры и самого Ельцина, оставил приговор без изменений.
Хотя, конечно, открыто признать преступность имеющегося на тот момент в России режима (и право Варенникова на «крайнюю необходимость» в противодействии ему) судьи тоже побоялись. А потому обосновали оправдательный вердикт генералу чисто формальным моментом – дескать, он был всего лишь подчиненным министра обороны СССР Язова и не мог не выполнять его приказы. 
Но, в общем, и тогда и сейчас все всё прекрасно поняли. А режим Ельцина, чей рейтинг к тому времени составлял позорные 8%, получил очередную звонкую «плюху».

***

Выйдя на свободу, последний генерал СССР занялся активной общественно-политической деятельностью. Вступил в КПРФ, стал членом ее ЦК, избирался в Госдуму, работал председателем ее Комитета по делам ветеранов. 
Интересно, что на выборах 2003 года Валентин Иванович, формально не выходя из КПРФ, избрался в Думу «третьим номером» по списку патриотического объединения «Родина», несомненно, принеся этому блоку немалый дополнительный процент голосов избирателей. 
Сложно сказать, была ли на этот счет предварительная договоренность с руководством Компартии для общего увеличения доли левых сил в Думе или это было личное решение генерала. Но сам факт, что никаких «оргвыводов» насчет его дальнейшего пребывания в ЦК КПРФ не последовало, свидетельствует об очень многом. А именно, что в нем больше нуждались «зюгановцы», чем он в них. 
Действительно, последний Главком Сухопутных Сил в 91 году лично рисковал своей свободой, защищая Советский Союз. В то время, как российские коммунисты одним фактом образования собственной российской компартии (раньше все обкомы на территории РСФСР подчинялись непосредственно ЦК КПСС) немало поспособствовали будущему распаду СССР… 

***

Жизнь заслуженного военачальника и большого патриота нашей великой страны прервалась 6 мая 2009 года после продолжительной болезни и операции на мозге в январе 2009 года. Примечательно, что в этот день – 6 мая – Православная Церковь отмечает день памяти святого великомученика Георгия Победоносца, одного из самых почитаемых небесных покровителей честных воинов. Так, дата ухода в вечность Валентина Ивановича тоже глубоко символична…
И хоронили его не просто как генерала в отставке, пусть и заслуженного. В последний путь его пришли провожать руководители оборонной отрасли во главе с начальником Генштаба. Министра обороны, правда, не было, но, с другой стороны, присутствие «бухгалтера» (как презрительно называли Анатолия Сердюкова в армии) на похоронах ТАКОГО человека было бы, скорее, оскорблением, а не чествованием.
Но, пожалуй, самым знаковым моментом явились соболезнования со стороны и тогдашнего президента Медведева, и истинного лидера страны премьера Путина. Право, теплые слова, содержащиеся в них, лучше любого формального судебного вердикта доказывают, что перед судом истории настоящими героями являются защитники нашей общей Родины – СССР, а не ее разрушители. 
А потому неудивительно, что наибольший почет положен тому, кто имел мужество пронести верность своим убеждениям советского патриота до самого конца, несмотря на преследования жалких ничтожеств.          

5
1
Средняя оценка: 3.09091
Проголосовало: 11