Освобождение Бреста: правда и мифы

75 лет назад 28 июля 1944 года советские войска освободили город-герой Брест. Но и сейчас продолжается ожесточенная битва между патриотами и очернителями нашей великой Победы, изобретающими один лживый миф за другим.

Само освобождение города и его легендарной крепости, ставшей символом героизма советских воинов в первые дни Великой Отечественной войны, происходило в рамках Люблинско-Брестской операции, которая, в свою очередь, была частью самого масштабного наступления Красной Армии в годы войны – «операции “Багратион”» в июле-августе 44-го. В ходе этой операции была разгромлена вражеская группа армий «Центр» и освобождена территория советской Белоруссии.
К 20-м числам июля эта самая гитлеровская группа армий в целом «приказала долго жить». И ее остатки быстро отступали с территории СССР, пытаясь закрепиться хотя бы на линии крупной польской реки Висла.
Правда, при этом остатки вражеского воинства все еще пытались отступать с боями, а не просто в виде панического бегства. Тем более что за годы трехлетней оккупации советской Белоруссии они успели соорудить там немало собственных оборонительных сооружений, а также использовать те, которые были созданы еще советскими военными инженерами и вынужденно оставлены при отступлении Красной Армии в 1941 году.
Одним из таких узлов вражеской обороны и стал советский город Брест, в котором находилась и знаменитая Брестская крепость, та самая, что немцы укрепили еще и дополнительными оборонительными линиями. Всего таких линий было 3, самая дальняя проходила за 12 км от города.
Все линии и участки вражеской обороны были обильно усеяны дотами и дзотами, колючей проволокой, минными полями. Огневую поддержку, кроме находящегося на местах стрелкового оружия и легких пушек, оказывала дальнобойная артиллерия «фрицев», дислоцированная в фортах Брестской крепости.
Вражеский гарнизон тоже был отнюдь не условным – в так называемую «корпусную группу «Е» входили 86-я, 137-я, 251-я дивизионные группы, 203 -я охранная дивизия, 186-й артиллерийский полк, 186-й саперный батальон, 186-й фузилерный батальон, 22-й зенитно-артиллерийский полк, 930-й охранный полк, 251-й батальон связи, батальон отпускников и батальон выздоравливающих. По штату – где-то около 20-25 тысяч гитлеровцев как минимум.

***

Неудивительно, что у командования противника даже шевелились горделивые мысли о создании по линии Брест-Белосток даже мощной оборонительной линии с целью остановить-таки наступление советского 1-го Белорусского фронта под командованием Константина Рокоссовского. 
Разумеется, сии мечты только мечтами и остались. Впрочем, 28-я советская армия, принимавшая главное участие в освобождении города, первоначально даже этим мечтам решила потрафить, не став штурмовать мощные оборонительные рубежи «в лоб». Хотя на подступы к Бресту ее подразделения вышли уже 21 июля.
Вместо этого советские войска мощными ударами стали пробивать менее солидную немецкую оборону с севера и юга. Так что уже 21 июля наши воины перешли границу с Польшей. 
Естественно, границу реальную, а не с учетом пресловутых «восточных Кресов» – захваченных белополяками в 1920 году территорий Западной Украины и Западной Белоруссии, на которые эмигрантское правительство Варшавы в Лондоне «источало слюни», надеясь, что Красная Армия, кровью своих бойцов, возвратит польским «панам» эти территории на блюдечке с голубой каемочкой.
После оперативного окружения вражеской брестской группировки ее дни уже были сочтены. Правда, как водится, фашисты сразу «намек не поняли» и пытались даже оказывать ожесточенное сопротивление атаковавшим город практически со всех сторон советским бойцам. Массированные атаки начались 24 июля. 
Немцам потребовалось два дня, чтобы понять: их песенка спета. Немецкие генералы получили приказ идти к своим главным силам на западном направлении. Однако 26-27 июля советское кольцо окружения практически сомкнулось. 
Впрочем, драпающим из Бреста остаткам «корпусной группы «Е» малость отступить из города действительно удалось. Думается, исключительно по причине того, что наше командование пожелало сохранить хотя бы оставшуюся часть городской инфрастуктуры уже от полного уничтожения. Так что на улицах Бреста и близлежащей территории наши «похоронные команды» обнаружили «всего лишь» около 7 тысяч вражеских трупов.
Впрочем, якобы «прорвавшиеся» из советского окружения гитлеровцы очень скоро попали в новый «котел» уже вдали от крупных населенных пунктов, в котором большая часть их была уничтожена или взята в плен. Просто эти потери в контексте именно «Брестского сражения» принято не учитывать в отличии от вышеупомянутой цифры в 7 тысяч убитых солдат и офицеров Вермахта.

***

Каковы же были потери нашей стороны? При подготовке этого материала автору «посчастливилось» наткнуться на один псевдоисторический форум. Его участники (кстати, практически не споря друг с другом) оперировали просто гигантскими цифрами советских потерь при освобождении Бреста. 
Кстати, само это словосочетание было взято в кавычки – видимо, в связи с тем, что с точки зрения «правоверных» русофобов и антисоветчиков, изгнание отсюда гитлеровцев можно рассматривать исключительно как «новую советскую оккупацию» «исконно польского» города. Ну как в том же Львове 9 мая отмечают исключительно, как «день скорби» – по «совицкой оккупации незалежной неньки» бандеровского толка.
Так вот, сия публика ничтоже сумняшеся оперировала цифрами наших потерь никак не меньше «50 тысяч человек»! Откуда ее взяли? Ну так основание одно: «согласно моим подсчетам». 
Видимо, за никами окопавшихся там русофобов скрываются не меньше, чем «тайные академики от истории», знающие то, что от «простых смертных» скрывают «подлые рашисты». Хотя эти персонажи и непрестанно жалуются на закрытость российских архивов, которые надо брать их штурмом, но это признание в полной беспочвенности собственных фантазий ничуть не мешает воистину грандиозному полету последних.
Вообще для развенчания этих мерзких мифов о «заваливании немецких окопов трупами советских солдат» достаточно даже простой логики. Ну вот, вышеупомянутые «историки» с форума всерьез постят наряду с чудовищными потерями в полсотни тысяч наших бойцов чисто «символические» потери Рейха, едва ли не несколько сот человек от силы. 
Вопрос: если соотношение потерь наших и немецких солдат было 10:1 (а то и 100:1), почему же такие умелые генералы и военнослужащие Вермахта в конце концов допустили подъем красного знамени Победы над Рейхстагом? Ведь соотношение-то численности советских и немецких вооруженных сил было вполне сравнимым, пусть и наша армия ко второй половине Великой Отечественной и несколько превышала вражескую по количеству бойцов. Но не в сотню же раз!

***

Впрочем, развенчать мифы вражеской пропаганды можно и проще. Есть вполне доступная в Сети информация о находящихся в Бресте и его окрестностях «братских могилах» советских воинов. Которых вскоре после героической гибели на месте же и хоронили. Ведь та кровавая война – не «Афганская» или «Чеченская», когда ввиду относительной малочисленности наших потерь, гробы с   погибшими бойцами эвакуировали на родину, для торжественных похорон. С расположением таких братских могил можно ознакомиться, например, по адресу https://www.realbrest.by/novosti/istorija-bresta/osvobozhdenie-bresta-chast-ii.html Там же приводятся и данные о потерях советских частей при освобождении Бреста и захороненные на приграничной территории в Польше: 

160-я Брестская стрелковая дивизия 114-го стрелкового корпуса 70-й армии – 56 чел.

1-я Стрелковая Брестская Краснознаменная дивизия 96-го стрелкового корпуса 70-й армии – 99 чел.

3-я Отдельная Гвардейская истребительная противотанковая артиллерийская Брестская бригада – 11 чел.

20-я Барановичская стрелковая дивизия 20-го стрелкового корпуса 28-й армии – 31 чел.

76-я Гвардейская стрелковая Черниговская Краснознаменная дивизия 114-го Брестского стрелкового корпуса 70-й армии – 71 чел.

110-й Гвардейский Брестский Краснознаменный ордена Суворова стрелковый полк 38-й Гвардейской стрелковой дивизии 96-го Брестского стрелкового корпуса 70-й армии – 12 чел.

67-й Брестский стрелковый Краснознаменный полк 20-й стрелковой дивизии 20-го Брестского стрелкового корпуса 28-й армии – 4 чел.

В общем, даже с учетом кладбища на территории развернутого после освобождения Бреста советского военного госпиталя (куда, понятно, раненых бойцов привозили уже не только после боев за собственно этот город), где похоронено около тысячи наших воинов, потери Красной Армии при освобождении города-героя исчисляются максимум тысячей с лишним павших героев. 
Что в сравнении с 7 тысячами трупов немцев только в Бресте и его ближайших окрестностях весьма красноречиво свидетельствует об истинном соотношении наших и вражеских потерь на втором этапе Великой Отечественной, которая именно и благодаря этому закончилась нашей Победой и сокрушительным разгромом нацизма.
Давайте же еще раз вспомним бессмертный подвиг этих героев, в том числе и при освобождении Бреста, города, оборона которого в 1941 году стала символом стойкости наших воинов…

5
1
Средняя оценка: 2.80263
Проголосовало: 152