Русская старина

Голос ведущего 
Эти происшествия случились в давние времена в нашем городе Саратове и Саратовской губернии. Их описал известный публицист и писатель Николай Гаврилович Чернышевский во время своего заключения в Петропавловской крепости.

 

Эпизод 1

Дом саратовского архиерея. К его преосвященству пришли два брата, купцы Васильевы, каждому по 40 с небольшим лет.

Архиерей, благообразный старец.
Что привело вас ко мне, честные торговцы?

Братья с поклоном рассказывают о своей беде.
Мы пришли к вашему преосвященству с нижайшей просьбой.

Архиерей.
Прошу вас садиться и рассказать о вашем деле. Если смогу, непременно помогу вам.

Братья.
У нас такое дело, что нам стыдно сказывать, но без вашей помощи не обойтись. Есть у нас отец, уже старый и немощный. Семейный капитал у него в руках. Он держит себя не по летам. На старости лет он завёл себе полюбовницу, вдову чиновника Балдуинова. Это очень хитрая женщина, настоящая интриганка. Она требует, чтобы отец на ней женился. Если они повенчаются, не дай Бог, она отберёт у отца весь наш семейный капитал. Наши дети останутся ни с чем. И нашему торговому делу конец придёт. Нельзя этого допустить! Просим ваше преосвященство не венчать отца с этой женщиной, не попустить нашему разорению. А мы внесём достойный вклад на храм и на новую колокольню. 

Архиерей
Ваш отец очень дряхлый? В здравом ли он уме?

Братья
Он совсем бессильный старец. Параличом разбит, сам ходить не может. Мы водим отца под руки, с двух сторон держим. Но рассудок он пока сохранил и в торговле толк понимает. Все сделки через него идут. Но жениться ему никак нельзя! Сколько ни говорили мы ему, он только серчает и стучит палкой. Седина в бороду, а бес в ребро его толкает. Обвела его та хитрая женщина, голову затуманила.

Архиерей
Даже без моего запрещения никто из городских священников не станет венчать дряхлого калеку. Но есть у нас два священника, с которыми и я не могу совладать. Один служит на Увеке, а другой в Курдюме. Оба за свои лихоимства под судом состоят. Опасаюсь, что они могут за большую мзду повенчать вашего отца. Он же в здравом уме, тут нет препятствия. Моего запрета, пожалуй, не послушают. А вы обращались к его превосходительству, господину губернатору?

Братья
Мы были у его превосходительства и били челом с нашей просьбой запретить этот возмутительный брак, а вдову Балдуинову из города выслать. Господин губернатор обещал установить полицейский надзор за этой женщиной. Если она подаст повод, полиция её арестует. Только вот боимся, что эта интриганка затаится и прикинется тихоней, а потом тайно сделает своё чёрное дело нам на погибель. Не дай Бог!

Архиерей
Трудно мне будет вас обнадёжить. Если эта Балдуинова будет слать ябеды в Петербург, я объясню Священному Синоду, в чём дело. А вы со своей стороны будьте начеку и присмотрите за отцом.

Братья
Премного вам благодарны. Мы будем дённо и нощно караулить старика и не позволим ему встретиться с этой страшной женщиной. Потому что опасаемся не только за отцово состояние, но и за его жизнь. Если эта вдова Балдуинова повенчается с отцом, то заставит его написать завещание в её пользу, а потом его и отравит. Не приведи Бог случиться этому злу!

Все трое крестятся в тревоге.

Архиерей
Да, я знаю её, грехи за ней водятся немалые. Безбожная женщина! Вы берегите отца, а я возьму свои меры и повелю в храмах Саратова не венчать вашего старика с нею.

 

Эпизод 2

Возле особняка купцов Васильевых стоят два парня-караульщика. Из ворот выезжает коляска, запряжённая парой лошадей. В ней сидит дряхлый старик со слугой и одним из сыновей. Едут на прогулку по городу. Через час возвращаются. Старика под руки ведут в дом. Прохожие смотрят им вслед. Мимо дома едет нарядная коляска с крытым верхом. Из окна выглядывает дама под вуалью. Внимательно смотрит на окна особняка и едет дальше. Караульные прогоняют зевак.
Прошло две недели.
На улице возле особняка поднялся переполох. 

Прохожие тревожно переговариваются. 
– Земляк, ты слыхал, старый купец Васильев женился на вдове чиновника Балдуинова!
– Ишь ты, вот так дела. Он же немощный калека, а она младше его на двадцать пять лет, а то и больше.
– Ох, неспроста она такое дело затеяла, хочет оттягать купцово состояние, он из богатейших людей в городе будет. Тут не обошлось без лукавства.

Из особняка вышел старший сын купца. Он взволнован, говорит с дрожью в голосе. 
Православные! Случилась у нас беда, какую ждали и боялись. Эта чёртова Балдуинова нашего старого отца оплела, украла из дома и тайно с ним обвенчалась.

Голос из толпы. 
Да как же это свершилось-то?

Васильев. 
Она наняла лихих людей. И прошлой ночью они по лестнице забрались в комнату отца на второй этаж. Выдавили окно и залезли внутрь, а потом спустили старика на верёвках вниз и поскакали в Курдюм венчаться. Мы с братом кинулись вдогонку, но опоздали. Их уж там и повенчал поп-лиходей, которому эта Балдуинова немалую мзду посулила. У них было даже кресло на колёсах, и в нём отца возили вокруг налоя. Срам такой на нашу голову! Теперь боимся за жизнь нашего отца. Его за город увезли из церкви и где-то там держат.

В толпе обсуждают происшествие.
Быть беде, разорит эта ведьма старого купца и удавит тайком. В полицию надо скорей идти и найти этих злополучных новобрачных.

Братья Васильевы выезжают из дома на своей повозке и мчатся по городу. Где-то звонят в колокол.

Голос ведущего. 
Опасения семьи и соседей не оправдались. Через короткое время Балдуинова вернула сыновьям дряхлого отца живым и получила в виде отступного только третью часть его состояния.

 

Эпизод 3

Голос ведущего. 
Мой дед Еремей был человеком богатырского сложения. Невысокого роста, но очень широк в плечах, крепкого здоровья. Дедушка прожил больше девяноста лет, как и многие в его роду. Память о себе оставил добрую. Он служил священником в сельской церкви и пользовался почётом у своих прихожан. Должность отправлял больше пятидесяти лет. Когда уже состарился, родные стали его уговаривать уйти на покой, а место оставить сыну, дьякону. Наконец дед Еремей решился. Поехал к правящему архиерею в город просить посвятить его сына на должность священника (текст ведущего сопровождается сценами служения старого священника и его общением с прихожанами).
Но сын его Влас уже сам был в годах, часто прихварывал. А приход был большой, вёрст тридцать с гаком. И дед Еремей нередко ездил вместо сына отправлять требы, особенно в ненастье. Ему уже было тогда за восемьдесят, но телом он был всё ещё крепок. 
Случай, о котором я хочу рассказать, произошёл на Пасху. Приехал дед в дальнюю деревню исповедовать больного, да и остался ночевать в избе старосты из-за дождя.

Видеоряд. В избе сидят мужики со старым отцом Еремеем. На столе бутыли самогона и простые закуски. Беседуют о житье-бытье.

Еремей
А что это вы, мужики, такие невесёлые нынче. Разве случилась у вас какая беда?

Старый мужик. 
Как нам не унывать. До такого срама дожили, что и сказать грех. Вчера наши парни боролись на поясах и дрались на кулаках, как издавна водится на праздник. А потом подошли чужие мужики, бурлаки пришлые. Они у нас всю неделю гуляют. Вышли они бороться с нашими парнями и один из них, силач Пахом, всех и одолел. Даже лучшего нашего бойца Илью смял. Вот какой грех случился!

Еремей
Стало быть, бурлак-то точно силён, коли самого Илью одолел. 

Мужик
Да что там говорить. Теперь они, бурлаки, пойдут от нас и всем будут сказывать дурную весть про нашу деревню. Ославят по всей округе, стыдно будет людям в глаза смотреть из-за наших парней. Вот и печалимся от этого.

Еремей
Да, нехорошо будет, если нас чужаки осрамят, негоже это. Разве что мне заступиться за вас, своих чад духовных. А то ведь и мне будет стыдно за вас. 

Мужики (вразнобой). 
Заступись за нас, батюшка Еремей. Не дай положить стыд на нашу деревню. Покажи силу богатырскую.

Еремей. 
Ой, выйду, ребята, на круг. Посмотрю на того силача Пахома. Не допущу сраму на нашу деревню. Отвык я немного от кулачного боя, но сила пока осталась. Не робейте, за мной не пропадёте!

 

Эпизод 4 

Видеоряд. Дед Еремей знакомится с бурлаками. Садятся за стол, крестятся, выпивают, жмут руки друг другу. Уговорились с Пахомом бороться на другое утро. Толпа собралась на волжском берегу. Крестьяне с надеждой смотрят на старого священника, подбадривают его возгласами. Бурлаки поддерживают своего бойца Пахома. Еремей похаживает, похлопывает себя по бокам и плечам и приговаривает: «Ой и сниму же я стыд со своей деревни».
Бойцы стали друг против друга, их плотным кольцом окружили зрители. Наступила тишина. Сошлись, каждый взялся за кушак противника. Бурлак первым рванул вверх, но Еремей не сдвинулся с места. Потом священник сильно рванул и поднял Пахома на воздух. 

Голос ведущего сопровождает действие.
По отвычке от кулачного боя и борьбы на поясах дед Еремей не словчился, не удержал соперника и тот перелетел через него и упал в двух саженях затылком на твёрдую землю. Еремей наклонился над ним, нахмурился и стал крестить и приговаривать молитву. Бурлак не смог подняться, и его перенесли в избу. В толпе зашумели, и бабы стали причитать. Дед облачился в рясу и взял в руки большой крест, стал читать над умирающим отходную. Бурлак Пахом тихим голосом исповедался. Они крепко обнялись, и бурлак умер. Все кругом сильно удивлялись такому происшествию. С виду Пахом был очень здоров. 

Еремей, сокрушённо качает головой. 
Эх, мужики, вы во всём виноваты. Очень уж хвалили мою силу. А я вот не сдюжил и даром загубил христианскую душу (задумчиво). Ан нет, я сам больше виноват. Слишком сильно рванул за кушак, а надо было вполсилы его поднимать. Я же хватил во всю силу и нечаянно убил раба божьего. Попустил Бог такому греху.

Голос ведущего. 
Власти не стали наказывать дедушку за смерть бурлака. Они же боролись на равных. Да, дед Еремей был хорошим бойцом, а всё же не первым в своей семинарии, где учился. Там в протоиерейском классе в ту пору и не такие силачи водились. О том у нас целые легенды сказывали.

 

Эпизод 5

Голос ведущего сопровождает видеоряд.
Приехал в наш город новый архиерей, учёный. Отдал распоряжение вызвать из всех деревень сыновей священников и дьяконов, которые раньше не учились. Это были взрослые парни лет по 18-20. Жили они при родителях, пахали землю как простые мужики, и были сплошь неграмотные. Питались сытно и выросли многие крепки телом. Иные могли плечом стену своротить. Составили из них особый класс и начали обучать с азбуки. Через месяц приходит учитель к ректору семинарии

Учитель. 
Ваше высокопреподобие, не могу учить этих дьячковых сынов, сил у меня не хватает вразумлять их. Не пробью их так, чтобы чувствовали науку.

Ректор
Да зачем ты их рукой бьёшь. Ты действуй палкой.

Учитель
Я и то бью их палкой, ваше высокопреподобие, но им нечувствительно. 

Ректор
Ну, с нашими семинаристами розгами никак не обойтись. Им нужна крепкая учительская рука. Придётся в этот класс переростков назначить учителя поздоровее. 

Видеоряд с телесными наказаниями в семинарии.

Голос ведущего. 
В класс взрослых сыновей сельских попов был назначен новый учитель, человек большой силы. Но и тот вскоре пришёл к ректору со словами: «Я не в силах приносить им должной пользы, слаб я для этих парней».

Ректор
Может, они буйствуют на уроках. Так ты прямо и скажи. Я велю виновных запереть в холодную. 

Учитель
Нет, ваше преосвященство, они юноши благонравные и спокойные. Ослушанья с их стороны нет. Но не доходит до них ученье, а моих сил не хватает по их крепости. 

Ректор
Тогда назначу в этот трудный класс протодьякона. Его силы должно хватить. Ещё никто не мог устоять против него. 

Голос ведущего (с демонстрацией соответствующих сцен семинарской жизни). 
Протодьякон семинарский славился неумолимой строгостью. Он имел толстую дубину, с которой и пошёл отправлять учительскую обязанность. Тогда и ученье в дьячковом классе пошло живее. Только и слышно было в округе, как дубина стучит по спинам. Вот в этот-то протодьяконский класс и попал дед Еремей в молодую свою пору. Он вынес эту науку и закалился в ней. Скоро в семинарии случился казус с товарищем деда, силачом по фамилии Кистровский. Надо сказать, что норму питания парням определили, как мальчикам в начальных классах. А и те вставали после обеда полуголодные. Большие парни и вовсе вскоре оголодали. Стали потихоньку на местном рынке продукты приворовывать. Выходили по пять-шесть человек. Пока один торговца отвлекал разговорами, другие прихватывали с прилавков, что попадалось. Так и промышляли и потом делили добычу на весь класс (продолжается демонстрация сцен с участием озорных семинаристов).
Вот однажды пошли снова, и Кистровский с ними. Он в своей деревне лошадей подымал, когда их в кузнице подковывали. Подошли к мясному ряду, а там возле стены целые освежёванные туши баранов лежали. Один семинарист стал торговаться с мясником. А Кистровский невзначай ухватил одну тушу и на плечо себе закинул. Так и ушёл. Заметили это другие мясники, шум подняли. Побежали вдогонку за Кистровским. Он от них стал убегать с тушей на плече. Однако же вскоре его догнали. И тут нарисовалась такая картина, о которой потом долго вспоминали в семинарии. Кистровский схватил барана за ноги и стал им размахивать по сторонам, отбиваться от мясников. И ведь отбился! И вместе с бараном убежал. Такая у него была сила!
Когда отец ректор узнал про это, сильно ругался на Кистровского, велел мясо вернуть владельцу, а виновного крепко посечь. Про эти проделки узнали в Петербурге, и сам граф Алексей Орлов вызвал к себе Кистровского, чтобы тот с одним славным московским бойцом на кулаках сразился. Там и получилась такая же история, как с дедом Еремеем. Тот боец хватил Кистровского в грудь кулаком, и Кистровский упал, но сразу встал. Потом с размаху ударил орловского силача по голове, и голова треснула. Сразу же и дух вон.
А граф Орлов взял Кистровского к себе на службу. Вышел из него толковый полковой священник.

 

Эпизод 6

Голос ведущего.
Я жил в нашем городе уже месяц, с тех пор как приехал по семейным делам. Пришла как-то одна женщина, наша дальняя родственница. Я уже едва помнил её. Одета она была очень бедно. Лицо изнурённое. 

Рассказчик
Здравствуйте, матушка, садитесь, будьте гостьей. Напомните, кем мы с вами приходимся друг другу. 

Женщина
Благодарствуйте. Я жена Елизара Федотыча, если помните такого.

Рассказчик
Как не помнить, помилуйте. Жив ли он? И ваше имя-отчество позвольте узнать.

Женщина
Он жив, хотя и не совсем здоров. А меня зовут Анна Степановна.

Рассказчик
Как я замечаю, одеты вы неважно. Каковы ваши обстоятельства?

Анна Степановна. 
Да, правда, житьё наше горькое. А ведь он человек умный, и мы могли бы жить не хуже людей, да и жили. Но я сама виновата в том, что случилось.

Голос ведущего.
Я вспомнил Елизара Федотыча. Он был в давнее время человеком состоятельным, умеющим заработать на безбедную жизнь. Вырос он без родителей, с четырнадцати лет уже в кабаках сидел. Там научился плутовать. Такое раннее развитие не редкость между мещанами. Мальчишкой его определили в городскую управу писцом, но потом выгнали за плутовство и пьянство. Скоро он отделился от родни и года два пропадал неизвестно где. Потом о нём узнали, что Елизар связался с компанией плутов. Они подделывали документы, учредили какую-то фальшивую контору, будто рекрутское присутствие. К ним приходили купцы и мещане, чтобы за взятку избавить сыновей от службы солдатской. Стоял там стол под красным сукном, за которым сидели эти плуты и среди них Елизар – и удовлетворяли все нужды просителей. Это продолжалось целый год (текст сопровождается сценами действий плутов, выдающих фальшивые бумаги просителям). Называли таких людей азами, и это были прожжённые мошенники. Конечно, потом эти плутни раскрылись, и виновных поймала полиция. Елизар Федотыч вместе с ними оказался в остроге. Когда я уехал в Петербург, дело ещё тянулось. Слышал, что по молодости его осудили на недолгий срок. Был он лет на восемь старше меня, и мы мало знали друг друга. Когда судили его, родные отступились от Елизара Федотыча. По возвращении в наш город я не интересовался его судьбой. И вот, оказывается, он снова здесь, и я вижу его жену в таком жалком положении.

Рассказчик
Как же потом сложилась его судьба?

Анна Степановна (тяжко вздыхая и пряча глаза).
Когда Елизара Федотыча выпустили из острога, мы с ним и познакомились. Я была бедная сирота, жила в услужении в купеческом доме. Поженились мы от нужды и стали жить вместе. Я видела, что он дельный человек и умеет хорошо бумаги составлять. Только и нужно мне было оторвать его от компании дурных людей и излечить от пьянства. И мне это с трудом удалось сделать. Он же пил и плутовал по слабости характера, и не был закоренелый плут (закрывает лицо ладонями в горестной тоске). Придумала я сначала давать ему вино дома, чтобы пил один и чтобы его не тянуло в эти гадкие кабаки. Когда ему платили за составление бумаг, я старалась при нём быть и забирала деньги. Скоро Елизара Федотыча обратно на службу взяли в казённую палату. Всё-таки он человек умный, это все видели. Понемногу вышли мы из бедности, стали обзаводиться добром. И даже я стала откладывать деньги, как положено. Перестал мой Елизар Федотыч с азами видеться, не нужны ему были больше плутни. Хорошо мы с ним тогда зажили, лет семь тому назад. А постепенно он и пить перестал, совсем трезвым и степенным сделался (видеоряд совместной жизни Анны Степановны и Елизара Федотыча сопровождает её рассказ). Господи милостивый, и то слава Богу!
Вот тогда я и решилась осуществить свою мечту. Давно замыслила я сходить в Киев на поклонение святым мощам в Лавру, чтобы отблагодарить Бога за исправление моего Елизара Федотыча и за то, что наша с ним жизнь совсем наладилась. Собралась я и пошла, понадеялась на постоянство мужа моего. Проходила я четыре месяца, сами знаете, до Киева полторы тысячи вёрст. Долго там пробыла, всё молилась святым угодникам. Душу облегчила, очистила от грехов и назад домой воротилась. 
А тут увидела, что в доме ничего нет, всё пропито и продано! Все деньги, собранные мной, а их было до двух тысяч ассигнациями, растрачены. А Елизар Федотыч опять стал кабацкий житель, со своими азами опять подружился, всё спустил и со службы его выгнали за плутни и пьянство. (Анна Степановна заплакала). И теперь по моему виду можете судить о моём горестном положении. Четвёртый год так маюсь. Он редкий месяц не попадает в полицию за свои постыдные дела. Должна вам признаться по-родственному: снова пишет подложные паспорта и всякие позорные бумаги – и его за это таскают по судам, а в остальное время пропадает в трактирах с этими забубёнными азами. Бедная ты моя головушка! Потеряла я надежду опять его исправить. Елизар Федотыч уж теперь закоренел в своём лукавстве. Истинно говорит Господь, выгонишь беса из человека, а если человек снова откроет ему храмину своей души, то бес возвратится не один, а приведёт с собой семь бесов крепчайших себя, и будут последние горше первых.

Голос ведущего.
Я стал утешать Анну Степановну надеждой на новое исправление мужа. Она старалась ободриться, но с сомнением качала головой и говорила «нет, батюшка мой, силы мои нынче ослабели, и его лета старше, нам уж не поправиться». Виделся я и с её мужем несколько раз, увещевал его и пытался вразумить. Он говорил со мной, держась за пуговицу сюртука, что было знаком смущения и согласия с моими убеждениями. С тех пор прошло много времени. Я иногда думаю, удалось ли Анне Степановне снова образумить Елизара Стапановича? Нет, едва ли. Столь тяжкий труд во второй раз будет безуспешен.

 

Эпизод 7

Голос ведущего. Рассказ сопровождается картинами сельской жизни в поместье Неонилы Глебовны Арпидьевой.
Помещица Неонила Глебовна считалась в наших краях дамой безрассудной. До 60 лет она не понимала вреда безрассудства, а на 61-м году ей пришлось пожать его горькие плоды. В её деревне был пруд, в котором она любила купаться. Однажды в начале осени вода в купальне показалась ей холодной. Неонила Глебовна приказала истопить баню, наготовить много ушатов горячей воды и вылить их в купальню. Занимались этим с раннего утра полдня все её дворовые бабы. В бане клубился пар, мужики едва успевали подносить дрова для истопления бани. Дети носили все ушаты с горячей водой к пруду и выливали их туда. Наконец, под вечер Неонила Глебовна пошла снова купаться. Раздевшись, окунулась она в воду и сразу же с криком выскочила назад: вода в купальне оказалась слишком горячей и больно обожгла её. Ключница Неонилы Глебовны не растерялась и сразу намазала её тело деревянным маслом. Через несколько дней пострадавшая поправилась. 
Теперь подумаем не о вреде безрассудства, а о том, можно ли так выразиться о Неониле Глебовне, что она пожала горькие плоды своего безрассудства. Кажется, вернее было бы сказать «горячие плоды», так как она обожглась в воде. Но это уже не вяжется со словом «плоды», какими у нас называют яблоки и груши. Их же не пожинают, а снимают с дерева. Потому никак нельзя пожать ни горькие, ни сладкие плоды. Так что не только в поступках людей, но и в языке нашем безрассудства хватает. Только об этом случае с Неонилой Глебовной ещё долго вспоминали по всей нашей губернии.

Сценарий фильма основан на цикле «Мелкие рассказы», написанном Николаем Гавриловичем Чернышевским в 1864 году во время его пребывания в Петропавловской крепости под арестом. Опубликованы рассказы в томе 12 Полного собрания сочинений в 15 томах в 1949 году, с. 542-610.

5
1
Средняя оценка: 2.91304
Проголосовало: 23