Как Ясско-Кишиневские «Канны» сделали Румынию из врага союзником СССР

29 августа 1944 года завершилась победная операция Красной Армии по разгрому немецко-румынской группировки на территории Молдавии важным итогом которой, помимо прочего, был выход румын из войны на стороне Гитлера.

Сама операция началась 20 августа ударом советских войск к северу от Кишинева, в районе молдавского города Яссы. Значительная часть 25 немецких и 22 румынских дивизий, входивших в гитлеровскую группу армий «Южная Украина», была сосредоточена вблизи столицы Молдавии и там же ожидала наступления главных сил Красной Армии.
Однако наше командование (уже далеко не в первый раз за время войны) применило тактику захвата противника «в клещи». Тактика применялась на полях сражений с незапамятных времен – в частности, в ходе знаменитой битвы при Каннах между армией Карфагена под руководством великого полководца Ганнибала и силами Рима. Римляне тогда, несмотря на двойной перевес в пехоте, были окружены карфагенянами и вскоре уничтожены с небольшими потерями для победителей.
Ясско-Кишиневскую операцию по этой аналогии тоже нередко называют «новыми Каннами». Конечно, на последнем этапе войны о каком-то преимуществе оборонявшихся гитлеровцев и их пособников речь уже не шла. Красная армия на этом участке имела полуторакратное преимущество в живой силе, двойное – в артиллерии, двух с половиной кратное – в авиации, и почти пятикратное – в танках. 
Но ведь советские воины наступали, причем на хорошо оборудованные немцами глубоко эшелонированные оборонительные позиции! А этот противник (в отличии от многих своих горе-союзников) весьма умело сражался до самого конца войны, прекратив ожесточенное сопротивление лишь после официальной капитуляции своего Рейха. И согласно общепринятым тактическим расчетам возможных потерь, на основе известных битв, таковые у наступающей стороны обычно втрое превышают урон обороняющихся бойцов.
Здесь же безвозвратные потери РККА составили всего чуть больше 13 тысяч павших воинов, правда, с учетом еще больше полусотни тысяч раненых и больных. Зато враг только убитыми потерял вдесятеро больше, 135 тысяч «штыков», а еще около 200 тысяч немецких и румынских вояк было взято в плен. Пожалуй, таким соотношением потерь мог бы гордиться и сам легендарный Ганнибал, и, конечно же, громивший в этих краях турецкие полчища больше полутора веков назад величайший русский полководец Суворов.
Конечно, одного только перевеса в вооружениях для такой убедительной победы недостаточно. Хотя участники советского наступления на Яссы вспоминали, что плотность нашего артиллерийского огня была такой, что выживших немцев на первой линии обороны просто не было. Даже те, в чьи блиндажи не попадали наши снаряды, погибали от удушья по причине бушевавшего вокруг «огненного шторма». 
Что-то вроде этого устроила в конце войны стратегическая авиация «гуманных» англо-американских союзников в немецком Дрездене, где практически не было ни крупных соединений гитлеровских войск, ни каких-то стратегических оборонных предприятий. Просто так – с целью устрашения, а также чтобы заставить советскую сторону, которой после победы должен был достаться Дрезден, побольше потратиться на восстановление полностью разрушенного города. 
В отличии от этих «гуманистов», советские «варвары» (по версии нонешних «общечеловеков») применили технологии «огненного шторма» лишь против до зубов вооруженных врагов. Руки которых, кстати, были по локоть в крови мирных советских граждан. Так, лишь в ходе массовых казней заложников румынскими оккупантами в Одессе, после уничтожения подпольщиками румынского штаба, по приказу Антонеску было расстреляно около 25 тысяч одесситов. По 200 за каждого румынского офицера и по 100 за рядового. Так что жалости, хоть к непосредственным виновникам этих зверств, хоть к их «кригскамрадам», с оружием в руках помогавших этим палачам до поры до времени избегать справедливого возмездия, как-то не испытываешь…
К сожалению, артиллерийская подготовка такой мощности на второй и третьей линии обороны вражеских войск технически была трудновыполнимой. Тем не менее уже 22 августа Красная Армия в целом замкнула кольцо окружения вокруг главных сил вражеской «кишиневской группировки». В тот же день началось наступление наших бойцов на юге через Днестровский лиман, отрезающее врага от выхода к Черному морю для возможных поставок ему морским путем подкреплений и боеприпасов.
Стоит заметить, что немецкое командование в целом осознавало риски, несомые нашим наступлением. И уже 21 августа отдало приказ кишиневской группировке на отход к основным силам группы армий «Южная Украина». Но приказ опоздал ввиду именно стремительности и успешности атаки «северного крыла» Красной Армии.

***

В стане же окруженных начался полный хаос. Еще более усилившийся ввиду событий в самой Румынии.
Дело в том, что Бухарест стал союзником Гитлера довольно поздно и не совсем добровольно. Вообще, местные элиты и военщина особой храбростью никогда не отличались, во всяком случае, в обозримой истории. 
«Надувать щеки», датируя возникновение собственного государства от времен одного из самых известных римских полководцев императора Траяна – это да, они умели. Но до настоящей доблести победоносных римских легионов румынам было, как говорится, «как до неба пешком».
Недаром в Первую мировую Бухарест объявил войну Германии «к шапочному разбору», за несколько дней до ее окончания. Когда в Берлине революция уже свергла власть кайзера, в стране начинался полный бардак, а дипломаты судорожно пытались заключить мир на любых условиях, кроме безоговорочной капитуляции.
И в канун Второй мировой румыны долго осторожничали, пока с ее началом Гитлер сотоварищи довольно цинично использовал «потомков гордых римлян», заставив без единого выстрела передать часть своих территорий более «родным человечкам» фашистов – венграм. 
Лишь тогда уже ставший к тому времени полноценным диктатором (кондукатором – местным фюрером) маршал Антонеску решил заделаться союзником Берлина. Видимо, не в последнюю очередь для того, чтобы не превратиться в откровенный «протекторат» – вроде частей расчлененной Чехословакии под управлением жалких марионеток Третьего Рейха.
Конечно, много толку от румынских дивизий немцы не имели. Так, в лучшем случае – «второсортное пушечное мясо», на худой конец – просто каратели, только и способные зверствовать против мирного населения оккупированных территорий СССР. 
Ну, типа как нынешние «стратегические союзники» «дядюшки Сэма», «херои АТО», у которых отлично получается грабить «освобождаемое» население Донбасса. Но которые при любой активизации сил обороны ЛДНР тут же оказываются то в одном, то другом «котле». 
Можно заметить, что роль «поставщика пушечного мяса» к 1943 году начала надоедать даже самому Антонеску. И тот начал искать подходы к Лондону и Вашингтону для выхода Румынии из войны и заключения с ними сепаратного мира. 
Однако Рузвельт с Черчиллем, надо отдать им должное, такую авантюру сходу отвергли, предложив румынам договариваться о мире, в первую очередь, с СССР. Думается, даже не ради соблюдения должного пиетета к союзнику, несущему основное бремя кровопролитной войны с инфернальным злом фашизма. Просто сценарий, при котором Румыния бы «замирилась» с Англией и США, продолжая при этом воевать с Советским Союзом, был абсолютно неприемлем для того же Гитлера. Ну «нельзя быть немножко беременным» или «немножко нейтральным». Другими словами, воевать с одними противниками Третьего Рейха и мириться с другими. 
В случае удачной попытки такого фантастического сценария Вермахт просто откровенно бы оккупировал румынскую территорию, что, кстати, и реально попытался сделать после 24 августа. А англо-американские части просто технически не смогли бы этому помешать даже если бы хотели – в Румынию им бы пришлось прорываться через несколько границ. 
Да и вообще – ну зачем этим «союзникам себе на уме» раньше времени пытаться открыть «второй фронт» на Балканах, если немцев там успешно громит Красная Армия ценой крови отнюдь не жителей «стран цивилизованной демократии»?
Так что Антонеску с просьбами о мире союзники отказали. А к Москве он даже не рискнул обращаться – знал, что с военным преступником там разговаривать не захотят. В конце концов, мог бы поступить, как болгары – формально поддержавшие Гитлера, но так и не давшие свои войска для войны против тех, чьи деды освобождали их землю в 1877 году. Но ведь не захотел же!

***

Посему мирный договор в Бухаресте пришлось заключать уже совсем другим людям. 24 августа «кондукатор» был вызван к королю (до этого не обладавшему реальной властью), где после отказа начать мирные переговоры был арестован королевской охраной. Тут же местные антифашисты, среди которых были и коммунисты, задержали большинство подельников Антонеску: шефа местной госбезопасности, важных военных и полицейских генералов. А король объявил о выходе Румынии из войны на стороне Гитлера и заключении союза с СССР.
В ответ на это немцы, конечно, попытались установить уже полный контроль над румынской территорией. Только вот силенок у них для этого уже было маловато. Главным образом, потому что наступающая Красная Армия, оставив для добивания «кишиневского котла» 34 дивизии, бросила 50 дивизий на помощь ставшему в одночасье дружественному режиму Бухареста.
Соответственно, частям Вермахта, посланным в качестве карателей «неверных румын», теперь пришлось срочно переквалифицироваться в беглецов. Кое у кого это получилось, прорвавшись в Венгрию и Карпаты – все-таки, окружить абсолютно всю группу армий «Южная Украина» было достаточно проблематично. Но даже не слишком боеспособные румынские части, ставшие теперь против Гитлера, смогли переловить под 50 тысяч драпающих немцев, а это при румынской-то «доблести» свидетельствует об очень многом. 
Пока же основные силы «молдавской» группировки РККА спасали румын от бывших «союзников» с коричневым душком, меньшая часть советских воинов занималась добиванием «Ясско-Кишиневского котла». Там, конечно, после переворота в Бухаресте наступил «бардак в квадрате». 
Часть румынских военных просто не знали о соответствующих геополитических изменениях, часть не хотела с ними смириться. Ну опять же как все те же «херои АТО», требующие «войны на Донбассе до победного конца», несмотря на то, что их «духовного отца»-главкондитера позорно прокатили на президентских выборах с разгромным счетом. Да и вообще, как смириться с миром, если руки по локоть в крови мирных граждан? Лучше уж продолжать воевать, надеясь на чудо. 
Впрочем, значительная часть окруженного румынского воинства, не слишком запятнанная в военных преступлениях, предпочла сложить оружие. А местами даже и применить его против «союзников»-немцев, превратившихся из «боевых товарищей» в надзирателей и палачей «предателей». 
Так или иначе, но добрая половина окруженной немецко-румынской группировки практически перестала представлять собой хоть какую-то организованную вооруженную силу. А оставшиеся гитлеровцы, и так терпевшие поражение, потеряли уже последние шансы на спасение.
26 августа советскими войсками был освобожден Кишинев, к 28-му – в целом уничтожены части Вермахта, даже успевшие переправиться на западный берег Прута. 29 августа с подавлением последних очагов вражеского сопротивления Ясско-Кишиневская операция закончилась полным разгромом окруженных немецких войск и триумфом Красной Армии. Недаром эти «советские Канны» позже были отнесены историками к числу «10 сталинских ударов» – главных битв Великой Отечественной войны, приведших нашу страну к великой Победе.

5
1
Средняя оценка: 2.77273
Проголосовало: 22