Беженцы продолжают разрушать Европу

Два теракта в течение трёх дней в Германии, хотя разряд «теракт» им ещё не присвоен.  

Во вторник вечером, 7 октября в немецком городке Лимбург, в земле Гессен произошло ЧП федерального масштаба, можно даже сказать европейского. 

Сирийский беженец, который приехал в Германию в 2015 году, совершил преступление, орудием которого стала фура.  Да, как и несколько лет назад в Берлине. Дурные примеры, как известно, заразительны.

Сириец тоже фуру украл. Настоящий водитель фуры рассказал, что он стоял на красном светофоре, на перекрёстке, как и другие машины, когда сириец ворвался к нему в кабину, вышвырнул его и, сев за руль, направил фуру на стоявшие на перекрёстке автомобили.

   

Интересно, что возле этого перекрёстка находится как раз земельный суд.

Преступника задержали оказавшиеся на месте преступления чиновники правоохранительных органов, возможно, выходящие из суда. Они тут же вызвали полицейский наряд и передали им преступника.

До момента задержания ему удалось протаранить восемь автомобилей. Возможно, благодаря такому счастливому стечению обстоятельств (быстрое задержание его случайно оказавшимися там сотрудниками правопорядка), удалось избежать жертв. 

Но в результате оказалось девять раненых, хотя сначала шла речь о семнадцати.  

Немецкие СМИ дружно замалчивали это происшествие, пока им не дали отмашку сверху, поэтому только на следующий день, 8 октября, появились сообщения. 

Сообщалось много, но не было слова «теракт», хотя тридцатидвухлетний сириец был известен полиции, как криминальный рецидивист в делах с наркотиками и насильственными грабежами.

У него было разрешение на пребывание в стране до 1 октября 2019 года, которое ему пока не продлили.

Прокуратура Лимбурга возбудила дело по нескольким статьям. Это покушение на убийство; действия, опасные для движения городского транспорта и угрожающие жизни ранения. 

Но при этом «пока нет ясности о причинах, побудивших сирийца совершить преступление».

Сообщается, что в момент совершения преступления беженец был под действием алкоголя. 

Вспоминаются громкие теракты 2016 года в Берлине и Ницце. 

Беженец из Туниса Анис Амри, упомянутый выше, так же украл фуру, застрелив водителя-поляка, и убил с помощью этой фуры двенадцать человек на Рождественском базаре.

Тогда тоже не сразу массовое убийство было классифицировано, как теракт. Очень не хотелось Меркель этого пятна на проекте, задуманном как дело всей её жизни. Немецкий народ ждал тогда её обращения. 

Но она выступила по телевидению только через несколько дней и зачитала по бумажке формальные слова, оскорбившие немцев равнодушием. Возможно, тогда и случился перелом, после которого её карьера пошла на убыль.

Аналогичное массовое убийство с помощью транспортного средства произошло в Ницце. Тогда было убито 86 человек.

В обоих случаях преступления можно было предотвратить, приняв меры безопасности, препятствующие въезду транспорта в зону большого скопления людей.

Как и в день совершения преступления, так и на следующий день, и 9 октября никаких упоминаний о криминальном акте 7 октября нет. Да и до него ли, если 
9 октября утром в городе Халле около синагоги убиты несколько человек. Стрелявший задержан. Расследование только началось.

По первому случаю с фурой бургомистр Лимбурга «надеется на полноценное и скорое расследование преступления». Он отметил, что население города встревожено. А сам он вообще «потрясён, шокирован и мысленно с ранеными и их близкими!» 

Власти заявляют, что не имеют достаточных доказательств террористического характера инцидента.  Они прикрываются поисками возможных участников преступления, которых старательно ищут.

Пока никого, кроме кузена сирийца, не нашли. У него, как и в квартире главного преступника, провели обыск и изъяли электронные носители информации.

Официальные органы стараются, как обычно в таких случаях, представить инцидент чем-то более «безобидным», чем теракт. Например, психическим расстройством или наркотическим воздействием.

Как раз в эти дни идут переговоры с Евросоюзом по беженцам.

Хорст Зеехофер, который в 2015 году во время кризиса с беженцами ссорился с Меркель, настаивая на ограничении их потока в Германию, теперь, став министром внутренних дел ФРГ, вдруг ратует за увеличение их количества с обязательным распределением в определённых долях по странам-членам ЕС.

Но не получается договориться со странами. Не хотят они распределять и принимать. И с Турцией, от которой зависит поток, всё очень зыбко.

Теперь эти теракты ударят и по проекту Зеехофера. Поэтому слово «теракт» нежелательно.

Почему, несмотря ни на что, теракты в Германии продолжаются? А как может быть иначе, если сириец, направивший фуру на автомобили, был известен полиции из-за не одного, а из-за нескольких тяжких преступлений. Почему он был на свободе? 

Почему Амри, убивший в Берлине 12 человек с помощью фуры, тоже был на свободе, хотя за ним был список преступлений, известный полиции не только в Германии?

А сколько ещё преступников свободно перемещается по одной только Германии? И их не только не выселяют из страны, но ждут притока новых беженцев, среди которых окажется ещё больше преступников. 

Почему надо так старательно искать мотив преступлений, чем занимаются, в основном, правоохранительные органы. И пресса называет это преступление «кражей грузовика», так мило снизив градус криминальности деяния. 

Допустим, нашли мотив, например, он обозлён плохим приёмом его в Германии (хотя получает пособие и полный социальный пакет), да сколько угодно мотивов можно найти. Но снова тот же вопрос: почему преступник-рецидивист разгуливает на свободе, совершая всё новые преступления?

Люди обеспокоены своей безопасностью. Но и финансовый вопрос их тоже волнует. Уже кто-то подсчитал, сколько стоит такое преступление с учётом порчи восьми автомобилей, которые на фото выглядят ужасающе. Их владельцы должны будут получить компенсации от страховых компаний.

Сколько будет стоить лечение пострадавших в этих машинах? 

К многочисленным проблемам в Германии в политике и экономике, медицине и образовании, прибавилась в последние годы и более существенная проблема. Это беженцы.

Означает ли это конец Европы, которая закольцована процессом приёма беженцев, её разрушающих? 

5
1
Средняя оценка: 3.67742
Проголосовало: 31