Рихард Зорге: патриот и гений разведки

75 лет назад, 7 ноября 1944 года, в токийской тюрьме был казнен советский разведчик Рихард Зорге. Весь его жизненный путь содержит массу загадок, многие из которых не раскрыты до сих пор. Но точно известно одно – герой отдал жизнь за свою советскую Родину… 

Ныне имя Зорге в России, увы, изрядно подзабыто в сравнении с советской эпохой, когда в честь разведчика называли школы и скверы, издавали книги, сооружали памятники. Сейчас же это имя, в основном стараниями либералов, если и вспоминают, то больше в контексте фразы: «Зорге предупреждал Сталина о точной дате начала Великой Отечественной войны, но тот его не послушал!»
На самом деле, в цитированном антисоветском «слогане», как принято в методичках «лучших друзей СССР» и нынешней России с Запада, содержится полуправда. Глава нашей нелегальной резидентуры в Японии руководство советской разведки о дате начала войны действительно предупреждал, вот только дат этих было, увы, куда больше одной. И начинались они где-то так с 15 апреля, а последней точной, озвученной непосредственно перед роковым июньским днем, стало 15 июня.
В принципе, лично Зорге в таком «разнообразии» был не виноват – он, как говорится, «за что купил, за то и продавал». То бишь передавал в Москву данные, полученные в приватных разговорах с высокопоставленными дипломатами немецкого посольства в Японии, включая самого посла! Вот только этих лиц, похоже, самих использовала «втемную» немецкая разведка для дезинформации советских «визави». 
Смысл интриги заключался в том, чтобы у Москвы получилась ситуация, как в известной притче о мальчике-пастушке, который все время кричал: «Волки! Волки!» без малейшего намёка на реальное присутствие хищных четвероногих. А когда «серые разбойники» действительно напали на стадо, селяне уже не обратили никакого внимания на вопли мальчишки о помощи, подумали – снова шутит… 
В применении к ситуации в 1941 году представим, что руководство СССР с середины апреля отвечало бы на каждое предупреждение то ли Зорге, то ли его коллег из внешней разведки максимально адекватно. Мобилизацией в армию миллионов рабочих и крестьян, автомашин из предприятий и колхозов, открытием стратегических резервов горючего, боеприпасов, продовольствия. 
При этом с неизбежным отвлечением мобилизованных от выпуска продукции, в том числе и военного назначения, посева и выращивания урожая, а заодно и вынужденной демонстрации всему миру «агрессивной сущности большевизма», якобы собирающегося напасть на мирную-беззащитную Германию.
Да, собственно, Гитлеру необязательно было бы даже немедленно пользоваться таким подвернувшимся «казус белли» (поводом к войне) – несколько месяцев (а то и лет) таких дорогостоящих «игр в «Зарницу» вхолостую со стороны СССР если и не обескровили бы нашу экономику, то значительно бы замедлили ее невиданные темпы роста, очень важные для подготовки к неизбежным боевым действиям! 
Фашисты, надо отдать им должное, сумели провести подготовку к нападению на СССР с максимальной секретностью. Даже ударные танковые корпуса Вермахта – за счет чего последний, собственно, и смог на 4-й день войны взять Минск, а осенью подойти к Москве – были подведены к польско-советской границе лишь за пару дней до начала войны. 
Советская разведка этот момент вовремя засекла, и уже 21 июня Генштаб отправил в войска директиву о приведении их в полную боевую готовность. Но вместо этого даже авиация не была перебазирована на полевые аэродромы (не говоря уже о приказе летчикам отдыхать возле самолетов в ожидании немедленного боевого вылета), в результате чего была почти полностью уничтожена. А должные быть в полной боевой готовности военные части (кроме пограничников, увы, слишком малочисленных) немцы в первые часы войны брали почти что голыми руками. 
Так что виновные в этой преступной халатности генералы, вроде командующего Белорусским военным округом Павлова сотоварищи, командующего ВВС Рычагова и проч., были арестованы в первые же недели июля вовсе не из «желания кровавого тирана Сталина переложить на них собственные ошибки». 
Просто за невыполнение приказа, да еще с такими тяжкими для страны последствиями, надо отвечать по всей строгости закона. Они и ответили, получив заслуженную пулю в лоб, жаль, это не могло спасти миллионы солдат, погибших в «котлах» первых тяжелых месяцев Великой Отечественной…

***

Но вернемся к Рихарду Зорге. Родился он в Баку, в семье немецкого инженера-нефтяника и его русской супруги, в 1895 году. Кстати, дедом его был секретарь самого Карла Маркса! Но уже через 3 года семья уехала в Германию, где и прошли детские и юношеские годы будущего великого разведчика.
В нем одновременно сочетались незаурядный интеллект и беззаветная храбрость. С началом Первой мировой войны юный Рихард ушел на фронт, где был трижды ранен, что в конце концов закончилось инвалидностью. Но, будучи комиссованным в январе 1918 года, доблестный воин сумел стать соискателем ученой степени доктора государства и права (чуть позже еще и экономики), которую успешно и защитил спустя всего лишь год в 1919 году.
А ведь в этот период он не просто сидел в кабинете, а принимал активное участие в начавшейся революции, на стороне немецких коммунистов – с оружием в руках! После поражения восстания, правда, Зорге сосредоточился больше на журналистике и научной деятельности. 
О масштабах последней можно судить, например, по факту учреждения им Франкфуртского института социальных исследований. Ведь среди его со-учредителей были такие будущие «светила» 20-го века, как «отец» «студенческой революции» на Западе в 60-70-х годах Герберт Маркузе, другой «левый» философ, искусствовед Теодор Адорно, неофрейдист и культовый западный писатель Эрих Фромм.
Думается, достойное место среди этих признанных «титанов духа» без труда мог бы занять со временем и доктор Зорге. Но он выбрал другой путь…

***

В 20-х годах Зорге выезжает в СССР, сотрудничает с коммунистическими изданиями в качестве журналиста и редактора, с 1929 года начинает работать в Разведуправлении РККА – ныне известной под названием ГРУ, что в те годы, что сейчас являющемся мощным «альтернативным источником» ценных разведывательных сведений руководству страны наряду с разведподразделениями ОГПУ-НКВД-КГБ-СВР.   В 30-е годы следует командировка в Китай, а затем, по заданию руководства, операция внедрения уже в Германию, все отчетливее становящейся нацисткой.
В 1932 году Рихард вступает в члены НСДАП – нацисткой партии Гитлера. Немецкие коммунисты за это даже приговаривают его к смерти за предательство. К счастью, такие приговоры подлежали утверждению в Коминтерне, высшее руководство которого было в курсе истинных причин «предательства» видного коммуниста. Впрочем, все равно ситуация была критической – рано или поздно то ли у немецких товарищей могли бы «сдать нервы», то ли внедренные в их среду нацистские агенты могли узнать о странном заступничестве высшего органа коммунистического движения и заинтересоваться его причинами. 
Так что с сентября 1933 года Зорге уезжает в Японию в качестве корреспондента ряда влиятельных немецких газет и с рекомендательными письмами в японский МИД.
Впрочем, сам советский разведчик важную информацию в стиле «Джеймса Бонда» – с головокружительными трюками и пистолетом под мышкой – не добывал. Он был резидентом – руководителем созданной им очень эффективной разведывательной сети. 
В нее входило около 30 человек (точнее, о стольких в конце концов стало известно), но это были, без преувеличения, агенты экстра-класса! Достаточно сказать, что ближайший соратник Зорге, японский журналист Одзаки, входил в число ближайших советников принца Коноэ, трижды занимавшего пост премьер-министра (в том числе, и в 1940-41 годах), председателя Тайного Совета, заседавшего и в других высших органах власти Японии. 
Одзаки же в числе нескольких десятков ближайших сотрудников принца был допущен к ежедневному участию в его завтраках. В ходе которых, понятно, не только принимали пищу, но и обсуждали важнейшие вопросы государственной политики. Что тут же становилось известным советской разведке.
В группе Зорге также было несколько высокопоставленных чиновников – настолько родовитых, что их дела были позже «спущены на тормозах», чтобы избежать скандала. Ну а в качестве «вишенки на торте» официальный корреспондент влиятельных немецких газет был «на короткой ноге» с самим немецким послом Оттом и несколькими военными атташе, то есть специалистами по делам в том числе и немецкой армии и флота.

***

Понятно, что информация, добываемая группой Зорге, была просто бесценной. Однако в Москве верили ей далеко не всегда, нередко относясь с настороженностью, как к возможной неосознанной (или даже осознанной) дезинформации со стороны своего резидента.
Понятно, что современная либеральная пропаганда привычно списывает это на всю ту же «параноидальную подозрительность Сталина, заставляющего его с маниакальной жестокостью уничтожать лучшие кадры Красной Армии» и просто элиту ВКП(б). Ну а раз Зорге был сотрудником Разведупра РККА, стало быть, и его не минула чаша сия, просто «за компанию». Дескать, ему еще повезло, что его не ликвидировали – на месте, или после вызова в Москву.
Понятно, что в такой методологии большинство фактов «притянуто за уши» при одновременном замалчивании важных моментов. Главный из которых – так называемые «сталинские репрессии» были вызваны отнюдь не желанием пролить побольше крови, а необходимостью вовремя купировать вполне реальный заговор против законной власти СССР.
Упрощенно говоря, с изгнанием из страны Троцкого, главная задача СССР изменилась с роли «охапки сена, должной сгореть в пожаре мировой революции» на роль лидера мирового пролетариата, но тем не менее имеющего ценность самого по себе, и в силу этого обязанного добиться успехов в государственном строительстве, экономике, уровне жизни и т.д.
Между тем, среди и партийно-государственных кадров, и особенно среди командного состава затаившихся троцкистов оставалось еще очень много. Тот же маршал Тухачевский, например, еще во времена Хрущева произведенный в «мученики сталинского режима», в конце 20-х годов, например, требовал от руководства страны в кратчайшие сроки построить 50 тысяч танков, что потребовало бы загрузить полностью металлургические и машиностроительные мощности заводов СССР на несколько лет! «Пустив в топку» и выпуск тракторов для сельского хозяйства, и другой важной техники. 
Поскольку же этому радикальному милитаристу не дали реализовать этот и другие подобные опасные для страны «прожекты», он и начал строить козни с подельниками в званиях командармов и комкоров в надежде устроить в Москве военный переворот. Просто госбезопасность оказалась на высоте, предупредив преступный замысел вовремя…
Кстати, среди зарубежных вдохновителей и организаторов заговора военных числился и Лев Давыдович Троцкий. Действовавший по принципу старого петуха из анекдота: «Если не догоню курицу, то хоть согреюсь!» В смысле, что его вполне устраивала и победа, и поражение антисоветского путча. В первом случае он с большой вероятностью мог вернуться в Москву «на белом коне», чтобы ввергнуть Страну Советов в самоубийственную войну со всем миром в призрачной надежде устроить ту самую мировую революцию везде и сразу. Во втором «великий комбинатор» мог надеяться на значительное ослабление власти ненавистного ему Сталина, хотя бы за счет вынужденных «чисток» в рядах командования РККА, что, в общем, частично и произошло в действительности.

***

Возвращаясь к состоянию советской внешней разведки во второй половине 30-х, удивительно ли, что в Москве стали относиться к ее сотрудникам с настороженностью? Ведь шли на такую, без иронии, героическую работу люди однозначно идейные, а не «мещане», рассчитывавшие лишь на какой-то материальный интерес. Между тем вышеупомянутая идея «перманентной мировой революции» как раз и была доминирующей среди, так сказать, «социалистических романтиков» в СССР и за рубежом в 20-х начале 30-х годов. 
А потом, после размежевания ВКП(б) с троцкизмом, многие эти люди, увы, оказались перед трудным выбором – между страной победившего социализма и «духовным лидером» обанкротившейся идеи. Что действительно заставило, как минимум, некоторых советских разведчиков действовать, пусть не прямо в интересах вражеских разведок, но в интересах «Четвертого Интернационала» Троцкого. Лозунгом которого для СССР тогда было «чем хуже – тем лучше».
Так что осторожность высшего руководства госбезопасности СССР к донесениям агентов, доставшихся ему «по наследству» из 20-х годов, была вполне обоснована. Им приходилось доверять, но проверять, последнее же было, понятно, затруднительно. С учетом упомянутой в начале статьи разведывательной игры немецких спецслужб, постоянно сдвигавших «сливаемые» ими дипломатам якобы «точные сроки нападения на СССР», и доверие, и проверка данных группы Зорге становились ну очень сложной задачей…
Впрочем, после 22 июня к этим донесениям стали относиться более внимательно. И когда Кремль получил сведения о категорическом нежелании Токио нападать на советский Дальний Восток (как минимум, до обещанного Гитлером завоевания европейской части СССР до Урала), наш Генштаб тут же начал переброску сибирских дивизий под Москву. Что, в общем, и стало, пожалуй, важнейшим фактором, позволившим отстоять столицу нашей Родины.
Кстати, есть мнение, что откровенные агенты и «агенты влияния» Зорге (впрочем, сами тоже не горевшие особым чувством к союзу Японии с нацисткой Германией) сыграли очень важную роль в решении японского правительства направить главный удар армии и флота на Тихий океан, начав войну с США. 
Есть даже мнение, что Сталин, узнав от Зорге о японских планах нападения на Перл-Харбор, предупредил об этом Рузвельта. Но тому нужен был железный повод для убеждения Конгресса объявить Японии войну – вот он и пожертвовал, в общем-то, не самыми современными кораблями, не приняв должных мер безопасности в главной базе Тихоокеанского флота.

***

Группа Зорге была арестована японской полицией в октябре 1941 года. Доселе выдвигается множество версий относительно причин провала. Среди которых и участие в группе японских коммунистов, которые при наличном милитаристском режиме, как говорится, рассматривались под микроскопом; и«топорная работа легальных советских разведчиков в Токио, порой выезжавших на связь с нелегалами на авто с дипломатическими номерами, и многое другое.
Существует также версия, полученная из мемуаров главы немецкой разведки Вальтера Шелленберга – официального шефа киногероя Штирлица из «17 мгновений весны». Согласно которой он отлично знал о коммунистическом прошлом Зорге, но, тем не менее, пользовался получаемой им из японских источников ценной информацией.
Данную версию традиционно принято встречать в штыки в патриотических СМИ и, как кажется, совершенно напрасно. «Двойной агент», работающий на две или несколько разведок сразу – это совершенно не обязательно и «двойной предатель». 
По сути, вышеупомянутый Штирлиц ведь тоже был таким «двойным агентом», работая одновременно и на нашу разведку, и на 6-й отдел РСХА, управление безопасности Третьего Рейха. Кстати, последняя работа, по логике, должна была совершаться нашим разведчиком отнюдь не только с провальными для немцев результатами – в противном случае, «Юстас» никогда бы не дослужился до высокого звания штандартенфюрера, последней ступенькой перед генеральскими званиями СС.
С другой стороны, возможная работа Зорге и на немецкую разведку способна объяснить и многие важные вещи, без этого кажущиеся необъяснимыми. Не только причину того, что человека, сражавшегося на баррикадах с коммунистами во время немецкой революции, а позже открыто сотрудничавшему с Коминтерном в Москве, принявшего было советское гражданство, не арестовало гестапо. Но ему ведь позволили вступить в НСДАП, уехать в Японию корреспондентом профашистких газет, да еще водить дружбу в высокопоставленными немецкими дипломатами! 
Более того, когда на картах японских спецслужб квартиры Зорге и Одзаки уже были помечены, как место частой работы нелегальных радиопередатчиков, германское посольство в Токио на обращения японцев продолжало откровенно «крышевать» разведчика, высмеивая «шпиономанию» полицейских. 
Последние же, в свою очередь, боялись трогать свой «объект» явно не только из-за обладания им немецким паспортом, но без формального дипломатического иммунитета. Видимо, не без основания не желали портить отношения с могущественным союзником, считая, что Рихард работает именно на Берлин? В чем немецкое посольство японцев не слишком и разубеждало.
Только где тут предательство со стороны советского разведчика? В смысле, нанесения вреда интересам СССР. Ведь если тот передал в Берлин абсолютно верную информацию о нежелании японцев начинать войну с Советским Союзом, так это, наоборот, вынудило Гитлера отложить нападение на нашу страну, ввиду нежелания войны на два фронта для Германии и невозможности организовать такую же войну на два фронта для Москвы! 
Это не предательство, это – высший пилотаж! Быть не просто резидентом своей Родины, но и долгие годы успешно обманывать ее главного противника в том, что являешься прилежным агентом гитлеровских спецслужб. 
Не исключено, что и получая за это от них еще и крупные деньги, пускаемые на оплату своих информаторов в интересах Страны Советов. Известен же факт, что в конце 30-х финансирование группы Зорге из Москвы было резко уменьшено, да вообще, обошлось за все годы ее деятельности в довольно смехотворные 40 тысяч долларов. Что по нынешней покупательной способности, правда, приближается к миллиону, но все равно для деятельности такого масштаба это почти задаром. 
Обычно этот малообъяснимый факт интерпретируется в духе того, что советские агенты «работали за идею». Ну так не все же! И о работе на Москву однозначно знали далеко не все из них. 

***

Как бы там ни было, но своим поведением во время следствия Рихард Зорге однозначно доказал, что является патриотом Советской Родины. Правда, ему, под пытками и давлением неопровержимых улик, показаний арестованных соратников, все же пришлось признаться в работе на мировое коммунистическое движение и Коминтерн, но отнюдь не на разведку СССР конкретно. Так что в сторону Москвы не последовало даже формальных дипломатических демаршей. 
Японские милитаристы не упустили возможности «отыграться», назначив дату его казни на день Великой Октябрьской социалистической революции 7 ноября 1944 года. Герой принял известие совершенно спокойно, мужественно надев на шею петлю. Последними его словами были: «Красная Армия! Коминтерн! Советская компартия!» Сердце героя после снятия с виселицы билось еще 8 минут… 
Впрочем, после поражение Японской империи во Второй мировой войне отношение к Зорге изменилось к лучшему даже там. Тем более что, собственно, ничего плохого конкретно японцам он и его соратники и не сделали – наоборот, спасли от тяжелых человеческих и материальных потерь, неизбежно наступивших бы в случае вступления Токио в войну против СССР на стороне Гитлера. 
В стране и поныне существует общество исследователей деятельности знаменитого разведчика, даже издается ежеквартальный журнал, проводятся ежегодные конференции. Да и в СССР герой стал широко известен после выхода в начале 60-х на советские экраны французского фильма «Кто Вы, доктор Зорге?», несмотря на кинематографические вольности, относительно точно показавшего его подвиг. 
Уже 5 ноября 1964 года разведчику посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Интересно, что хотя этот процесс начинался при Хрущеве, но закончился уже при Брежневе, и, вообще, соответствующее решения было принято на Пленуме ЦК КПСС. 
Так что, несмотря на то, что многие важные факты деятельности Рихарда Зорге, видимо, так навсегда и останутся тайной и областью догадок, в нашей памяти он навсегда останется не только отказавшимся от карьеры всемирно известного философа гениальным разведчиком, но и беззаветным борцом за советскую Родину и идеалы социализма, без колебаний пожертвовавшим за свои убеждения жизнью.

5
1
Средняя оценка: 3.93617
Проголосовало: 47