Советской песни Атлантида-II. Аркадий Островский

29 ноября на Третьей сцене МХАТ имени Горького прошёл второй театрализованный концерт нового проекта «Советской песни Атлантида».

Проект включает в себя несколько временных периодов с 20-х по 80-е годы. 

Каждая программа посвящена одному из композиторов той эпохи, которую без преувеличения можно назвать великой эпохой советской песни. 

Этому направлению музыки в советское время придавалось большое значение, И теперь, когда с приходом девяностых эта живая нить связи с народом оборвалась, мы понимаем, что это направление было значимо не только как пласт культуры. Оно было важной составляющей атмосферы в обществе.

Первая часть триады «Золотое тридцатилетие» была посвящена композитору Борису Мокроусову.

На этот раз – творчеству Аркадия Островского, которого называют «советским романтиком», представителем хрущёвского неоромантизма.

Его песни пели все и везде. Много песен композитор создавал для детей, которых он очень любил. Все дети Советского Союза знают и помнят «Спят усталые игрушки». 

Когда дети подрастали, они пели «Солнечный круг». 

И очень кстати был вокальный дуэт двух маленьких девочек, спевших песенку «До, ре, ми, фа, соль». Одна из девочек, внучка куратора проекта Екатерины Кретовой, уже и сама сочиняет музыку.  

Аркадий Островский писал свои песни на слова первоклассных поэтов. Это 
Сергей Михалков, Игорь Шаферан, Марк Лисянский.

Но большинство его песен написано в творческом содружестве с поэтом Львом Ошаниным.

Отдельное место занимает песня «Лунный камень» на стихи Инны Кашежевой.

А каждая песня из вокального цикла «Наш двор» вообще представляет собой спектакль с героями, судьбы которых волновали.

Зрители с интересом услышали, что после первой песни цикла «А у нас во дворе», приходили мешки писем авторам с вопросами как сложились отношения персонажей песни? Встретились ли они ещё? Поженились ли? 

Это говорит о потрясающем погружении народа в произведение искусства, и, извините за банальность, свидетельствует о подлинной народности произведения.

Екатерина Кретова, куратор проекта и его ведущая, увлекательно рассказывает о композиторе. Дополняет рассказ интересными случаями из его жизни. Иногда что-то вспоминают и музыканты-исполнители – Игорь Зубков и Игорь Балалаев.

Во втором концерте к ним присоединилась Оксана Костецкая, артистка театра и кино, лауреат премии «Золотая маска». 

Про Игоря Зубкова можно говорить очень много и очень хорошо. Кроме того, что он композитор, его аккомпанемент – это отдельный блестящий музыкальный номер. 

Это не только импровизации, но и использование различных стилей в пределах одной песни.

Филигранная техника игры, темперамент и даже пластичность, когда каждое его движение несёт определённый смысл, заставляет вспомнить композитора и исполнителя Александра Цфасмана, знакомого не только людям старшего поколения, но и молодым знатокам и любителям музыки. 

Игорь Балалаев – прекрасный певец, владеющий не только техникой пения, но и блестящий исполнитель. 

Оксана Костецкая проживает каждую песню в образе героини.

По сравнению с первым представлением, а это не просто концерт, пусть и театрализованный, а театральное представление, появились именно театральные эффекты, новая декорация, в которой творилось это действо. 

В проекте работает постановочная группа МХАТ. Это режиссёр Сергей Глазков, художник Александр Цветной, видеохудожник Дмитрий Масаидов. 

На сцене огромный макет телевизора шестидесятых годов. На его экране идет видеоряд из кинофильмов тех лет, фото героев советской эпохи, популярных артистов, спортсменов. Да просто тех, кто «написал» историю советского периода.

    

Над Игорем Зубковым, сидящим за роялем, плакат «Мир, труд, май». 

Эти атрибуты эпохи тоже способствуют погружению, о котором сказано выше.

В те моменты, когда не звучит музыка Островского, фоном как кружево вплетается музыка Дворжака.

На сцене царит непринуждённая обстановка. Зрительный зал и сцена сливаются. В программке, которую раздают зрителям при входе в зрительный зал, напечатаны слова песен, которые вместе поют артисты и зрители. 

Когда надо включить «минусовку», как называют фонограмму музыканты, Игорь Зубков кричит звукорежиссёру Марии Гордиенко, с которой он работает постоянно: «Маша, включай». И Мария включает, причём хорошо, что тоже очень важно в этом ансамбле музыкантов и постановщиков.

Вечер открыл, как и в первый раз, художественный руководитель МХАТ имени Горького, Эдуард Бояков, который опоздал на несколько минут, потому что одновременно должен был приветствовать публику на премьере спектакля «Парикмахерша» в другом зале.

В конце программы зрителей ожидал оглушительный сюрприз. В зале присутствовал сын Аркадия Островского, Михаил Аркадьевич, которому отец говорил, что он должен стать профессором. 

Михаил Аркадьевич стал профессором МГУ, академиком РАН. На сцене появился очень интеллигентный, скромный человек, который благодарил организаторов и исполнителей за такое счастье – присутствовать на этом вечере. 

Он признался, что плакал, и его можно понять. Зрители тоже плакали.

Он отметил, что Аркадий Островский не понимал своего значения и не поверил бы, что он мог стать героем целой программы.

Приветственное слово главы театра – это тоже составляющая часть, подчёркивающая значимость проекта, о которой сказал Эдуард Бояков.

И в заключение. Ни для кого не секрет, что МХАТ находится сейчас в экстремальной ситуации, когда развёрнута кампания против нового руководителя Эдуарда Боякова. 

Распространяются слухи о его, якобы, провальной деятельности в течение этого года на посту художественного руководителя МХАТ.

Театр стал полем боя. В такой обстановке тяжело работать и не только в театре. 

Но даже в этих услових налицо объективные успехи. Это новые спектакли и поэтические и музыкальные представления на Третьей сцене.

Недоброжелатели, представляющие эти постановки как «мероприятия в Доме культуры», расписываются в своей некомпетентности. 

Успех и значение для российской культуры даже только одного проекта «Советской песни Атлантида» – это уже ответ злопыхателям. Они должны посмотреть на реакцию зрителей, услышать взрывы оваций и крики «бис». 

Этот проект в силу своей уникальности и великолепного исполнения вполне мог бы претендовать на театральную премию. 

5
1
Средняя оценка: 3.54545
Проголосовало: 11