Исповедь хиппи, или Несколько слов о свободе

Ветер с севера

В год 6370 от сотворения мира или за 1157 лет до того, как родились мы, к берегам земель наших предков причалили драккары конунгов северных морей. 
Тяжёлой поступью Харольд, Трувар, Фридмунд, ступив на влажный песок побережья, сотрясли земли Гардарики – страны белых городов. 
Вместе с нордическим порядком в устройстве государства норманны принесли с собой дух свободы. Они не принадлежали никому, кроме себя и ветра. 
Их призвали, и они пришли владеть и править. 
От них пахло авантюризмом, потому что приключения и жажда наживы толкали их на поиски и открытия новых земель. 
От них пахло духом войны, потому что только в битве, победив врага, можно взять то, что тебе не принадлежит и овладеть тем, чем ты никогда не владел. 
От них пахло свободой и выбором. Свободой выбирать направление плавания и выбором между голодной смертью на скудных скандинавских землях холодных фьордов или жизнью в теплых краях на плодородных землях чужестранцев, убив дюжину другую тех, кто не хотел делиться этой землёй. 
И у тех, и у других был выбор: первые убивали ради лучшей жизни своего рода, вторые – чтобы не дать убить себя. 
Они не боялись смерти и знали, ради чего умирали. 

Имя свободы

Когда мы родились, ни конунгов, ни тех, у кого они отвоёвывали свой мир, уже не было. 
Истории о грозных воинах канули в лету, и время великих походов сменилось временем лжи и обмана. 
Мы росли и взрослели. 
Мы, так же, как и викинги, тысячу лет назад, познавали мир. 
Наш мир, так же, как и их, таил бездну непознанного, нового и манящего. Их мир лежал за границами фьордов, а наш – у наших ног. Он давал другую жизнь, надежду, свободу. И всё это было рядом. Нужно было только протянуть руку и взять. 
Мы выросли на музыке протеста, вдохновлённые примерами «великих бунтарей», к 18-20 годам в наших душах уже бродил вольный ветер. 
Ветер, толкавший нас на поиски и эксперименты, указывал путь к дверям «познания» и давал ключ от этих дверей. 
Впитав с музыкой гитарных грифов психоделического рока и ритмами регги идеи протеста и борьбы, мы верили, что воплощаем собой образ борцов с системой, несём «миссионерское служение» идее революции в умах. 
Мы считали, что изменить мир к лучшему можно лишь через искусство. Оно принадлежит всем и никому. Оно – одно из имён свободы и протеста. 
Творчество – единственный смысл, ради которого стоит и нужно жить. 
Мы верили, что задача искусства – побудить человека к действию, протесту против устоявшихся норм и правил семьи, общества и системы. 
Цель – свобода человека. Свобода даёт возможность познавать жизнь во всех её проявлениях. 
Только революция в сознании человека приведёт его к освобождению от системы, к познанию истинной сути вещей в этом мире. 
Настоящие смыслы, как считали мы, были спрятаны системой специально для того, чтобы держать человека под контролем, делая его рабом, винтиком в своём механизме. 
Схема была проста, как мир. И только мы, как нам казалось, смогли её разгадать. 
Наш юношеский максимализм указывал нам путь к совершенству и счастью общества только через искусство. Наша «творческая гениальность», в которой мы не сомневались, должна была довершить весь этот «культурно-эволюционный» процесс. 
Протестом против системы был наш нигилизм. Освобождением от штампов и догм – употребление веществ, открывавших двери сознания и дававших нам мнимую свободу и счастье. 

Огонь, иди со мной

Это было в то время, когда я считал философию, музыку, образ жизни и смыслы группы «The Doors» откровением. 
Джим был для меня всем! Его музыка формировала меня, его голос вёл за собой, его поэзия одурманивала и задавала тон. 
Детка, рвущаяся в шторм, зажги во мне огонь! И полыхали костры! И горели ночи! Алкоголь и наркотики лились рекой. 
У каждого из нас был свой ключ к «свободе», свой выбор: кто-то курил, кто-то вдыхал, кто-то нюхал, а кто-то глотал и «открывал дверь». Для кого-то символом свободы был косяк с дымком марихуаны, для кого-то марка ЛСД, для кого-то амфетамин. 
«Клуб 27» вёл нас дорогой в Хель [мир мёртвых]. Но разве в 18-20 лет ты думаешь об этом? 
На самом деле, никто из нас не имел даже понятия о том, что такое свобода. В чём суть протеста? И какая она, эта система? 
«Время действует, как кислота», – говорил Джим. Это потом, со временем, когда кислота растворит в твоей бунтарской душе всю ржавчину, накипь и грязь, задаёшь себе вопросы: зачем и ради чего? Кто ты, и где твоё место в этом мире? Что настоящее, а что фальшь в твоей жизни? 
Громкие фразы об искусстве, о бунте, о понимании смысла жизни – всё это разговоры для «романтиков». Красивая сага для тех, кто верит, что, если разжечь огонь, то пламя осветит ему путь и укажет дорогу. 
Где Джим с его философией и бунтом? Где Дженис с её магическим голосом? Где Джимми с его божественной гитарой? 
Где они все, что нового они принесли в мир, как изменили его? 
В той или иной степени конец у всех оказался одинаковым: «захлебнулся рвотными массами после передозировки снотворного, смешавшегося в организме музыканта с амфетамином». Или самая простая запись в некрологе: «Передозировка наркотиками и остановка сердца». 
Никакая энциклопедия не объяснит теорию «живём только раз» формулой «в этой жизни нужно попробовать всё». 
Это потом, когда «кислота» очистит тебя до мозга костей, когда жизнь внесёт свои коррективы в твой ежедневник, ты поймёшь, что единственная бескомпромиссная битва, которую тебе придётся вести всю жизнь – это борьба с самим собой. 
Выбор между светом и тьмой. Жизнью и смертью. Подлостью и достоинством. Любовью и ненавистью.

Судьба Мира

В год 5508 от сотворения мира или за 2019 лет, до того, как родились мы, в наш мир пришёл тот, кто принёс с собой огонь. 
Он принес в мир идею свободы, надежды и любви. Идею, лежащую ближе, чем дальний путь моряков, чем огонь костров, чем свет звезды, осветившей дорогу магам и чародеям. Идею, не требующую ничего взамен, кроме прощения. Идею сердечной молитвы и света. Его слова были просты, а истины понятны. 
Это был Человек с добрым сердцем, но трагической и грустной судьбой. Его земной путь был похож на свет от огромной огненной кометы, летящей звезды. Ему были открыты тайны мира, и Он знал, что Его путь не будет лёгким, а выбор – простым. Но Он предпочёл умереть в страшных муках, а не сойти с креста, совершив чудо. 
С рыбаком, крестьянином, блудницей или сборщиком податей Он говорил не как царь, а как равный – кровь у всех одного цвета. 
Он единственный, кто принес в этот мир правду и идею борьбы. Идею борьбы со злом в себе, идею духовной битвы. И Он единственный из людей, кто в ней победил. Он научил не бояться смерти и прощать. 
Умирая страшной и мучительной смертью, пригвождённый за руки и ноги к деревянному кресту потрескавшимися от боли и жажды губами Он шептал: «Прости им, ибо не ведают». Он молился о тех, кто Его распинал. 
Его выбор предопределил судьбу Мира. 
Через четыреста лет после Его ухода рухнула империя, распявшая Его и принявшая христианство. Через сто лет после того, как ярлы пришли в Гардарику, Дания первая из скандинавских стран так же приняла христианство. 
В конце жизни Роберт Неста Марли, тот кто призывал к бунту против системы, кто был одним из символов этой борьбы, крестился в Эфиопской православной церкви. В новом крещении он взял имя Берхане Селассие, что в переводе с амхарского означало «Свет Святой Троицы». 
Изменить судьбу невозможно. Всё, что занесено в «Книгу судеб», будет исполнено. Но мы вольны выбирать. От того, каким будет выбор, в дальнейшем будет многое зависеть в нашей жизни. 
В одной мудрой книге сказано, что за правым плечом у нас стоит Ангел, а за левым – бес. Бывают периоды в жизни, когда кажется, что весь мир отвернулся, и ты один, а горло плотным кольцом сжимает страх. Тогда вспомни доброго Человека из Назарета. 
Закрой глаза. Дай своему Ангелу взять тебя за руку. Прислушайся, и ты услышишь его шепот. 
Просто верь, не бойся и не проси.

5
1
Средняя оценка: 2.61538
Проголосовало: 26