Как сорвался «восход солнца» сепаратного мира Запада и фашистов

75 лет назад в Швейцарии проходили ставшие широко известными советской аудитории, после выхода на экраны сериала «17 мгновений весны», переговоры генерала СС Вольфа с американским резидентом в Европе Даллесом. Не все в реальности соответствовало сюжету фильма, но суть событий схвачена точно. Ведь в марте-апреле 1945 года западные элиты лишь каким-то чудом удержались от выполнения давно лелеемого замысла направить все силы Гитлера против ненавидимого ими всеми фибрами души «проклятого большевизма». 

Вспоминая сюжет любимого сериала с блистательным Вячеславом Тихоновым в роли штандартенфюрера СС Штирлица, можно заметить, что его автор, культовый советский писатель Юлиан Семенов несколько драматизировал отдельные детали той истории. В основном, что касается заслуги Штирлица в раскрытии плана заключения сепаратного мира между Германией и англо-американскими союзниками СССР.
На самом деле, представители союзников сообщили о факте таких переговоров под кодовым названием «Санрайз», «восход солнца», советской стороне еще 12 марта. Всего через 4 дня после первой встречи в Берне между резидентом американской разведки в Европе Алленом Даллесом и начальником штаба войск СС и, по совместительству, командующим эсесовскими подразделениями в Северной Италии обергруппенфюрером Карлом Вольфом. 
Союзники даже проинформировали Москву о, как минимум, официальной повестке дня этих переговоров – обсуждении условий капитуляции немецких сил в Северной Италии в обмен на личные гарантии безопасности их командования. Однако, как только советская сторона стала настаивать на участии в этих переговорах своего представителя, ей в этом было тут же отказано, со ссылкой, правда, на чисто «технические» причины. Дескать, очень трудно доставить в нейтральную Швейцарию мало-мальски влиятельного советского генерала для участия СССР в переговорном процессе. 
Так что с формальной точки зрения встречи Вольфа с Даллесом секретом для Сталина не были. Как, кстати, и для Гитлера тоже. Да-да, в действительности «эсесовец №2», занимавший в иерархии этой одиозной организации второе место после своего шефа Гиммлера, отнюдь не пробирался в Швейцарию тайными тропами, дрожа от страха быть изобличенным перед фюрером, после чего оказаться в ламах «костоломов Мюллера», шефа гестапо. 
Последний, кстати, даже если бы и решился выполнить просьбу заместителя Гитлера по нацисткой партии Мартина Бормана арестовать «изменника Вольфа» (чему в фильме гестаповцам якобы помешал начальник 6-го отдела РСХА Вальтер Шелленберг, явившийся на аэродром в генеральской шинели в качестве посланника Гиммлера), то отнюдь не по приказу руководителя РСХА (всей имперской службы безопасности) Кальтенбруннера. Ведь Кальтенбруннер тоже был вполне в курсе и замыслов Гиммлера, и роли в этих замыслах Вольфа. 
Опять же, и сам Вольф, отнюдь не по киносценарию, в течении марта 1945 года время от времени имел неприятные беседы с главой СС (и МВД Рейха). Генрих Гиммлер, не без оснований, подозревал своего формального подчиненного в «двойной игре».

***

Но самое главное расхождение между сценарием Юлиана Семенова и историей – миссия Карла Вольфа отнюдь не являлась тайной для самого Гитлера, узнавшего о ней, якобы только после провала переговоров. И то только благодаря тому, что Гиммлер с Вольфом успели изложить свою версию событий фюреру раньше Бормана, желавшего «сожрать» заговорщиков, обвинив их в предательстве Рейха путем поиска сепаратного мира с Западом. 
В действительности, вождь нацистов де-факто сам санкционировал вольфовские переговоры еще в феврале, пусть и в общих чертах, причем при свидетелях – своем адъютанте и главе МИД Риббентропе. Без подробностей, правда, ну так подчиненные и существуют для того, чтобы разрабатывать конкретные детали планов во имя выполнения замысла своего начальства. 
Ведь, и правда, лидеру Третьего Рейха меньше всего хотелось покончить собой в пылающем Берлине под канонаду советских орудий или даже доживать свой век изгнанником в джунглях далекой Бразилии, как об этом доселе сообщают многие «конспирологические» источники.  
То есть Гитлер, конечно, одобрял гебельсовскую ложь немцам о «скорой победе Рейха над врагами благодаря чудо-оружию», но сам все равно понимал: в случае сохранения нынешнего положения дни Германии сочтены. 
Да в общем, среди немецкой правящей элиты это, пусть в разной степени, понимали почти все. Просто одни, как те же эсесовцы, организовав тайную даже от официальных властей Рейха организацию «Одесса», готовили эвакуацию в Латинскую Америку избранных соратников, оружия, капиталов, а другие пытались заключить сепаратный мир с Западом. 
Только последние были далеко не едины. Разве что в действительно резонном мнении насчет того, что капиталисты-англосаксы лишь терпят вынужденный союз с большевистским СССР, а так, при первой возможности, с удовольствием уничтожили бы государство рабочих и крестьян. На что, собственно, и была направлена вся их политика снисходительного отношения к немецкому реваншизму Гитлера в 30-е годы, дабы он устремил острие своих захватнических планов на Восток.     
А так, одни «искатели мира» из Германии полагали, что даже готовым почти на все правящим кругам Британии и США договариваться с Гитлером, которого западная пропаганда к тому времени однозначно (и справедливо!) рисовала в качестве демонической фигуры, будет некомильфо. Посему для успеха таких переговоров о будущем антибольшевистском союзе фюрера надо убрать. Для чего группа высокопоставленных военных и организовала заговор летом 1944 года, сорвавшийся лишь благодаря случайности, неудачному срабатыванию бомбы, подложенной в бункер Гитлера полковником Штауфенбергом.

***

Тогда заговорщики были быстро изобличены и казнены, но сама идея рассорить союзников по антигитлеровской коалиции никуда не делась. Причем, одним из ее горячих сторонников был как раз … сам Гитлер!
Не зря же он прошел ту же школу политической лжи, что и его «заклятые друзья» из Лондона и Вашингтона. А потому не без основания надеялся, что, конечно, он хоть и является не самой желательной фигурой за столом переговоров для Запада, но если тому не останется другого выхода в перспективе «порабощения Европы большевиками», куда же тамошние элиты денутся с подводной-то лодки? 
Даром, что ли, всего через несколько лет гениальный английский писатель Джордж Оруэлл в своем культовом произведении-антиутопии «1984» выведет сцену, когда во время одной из «пятиминуток ненависти» режиссирующие мероприятие пропагандисты описанного в романе тоталитарного государства, прямо во время этого действа обнаруживают новую вводную от начальства: оказывается, их страна теперь воюет не с Остазией против Евразии, а наоборот!
Конечно, за 7 десятилетий после выхода романа в свет либеральные писаки изошли тоннами желчи, доказывая, что писатель имел в виду исключительно «коммунистический тоталитаризм». Но Оруэлл в СССР никогда не бывал! А вот «политическую кухню» «старой доброй Англии» с ее циничным девизом «у нас нет друзей и врагов – есть только интересы» изучил очень хорошо. Потому и выставил на смех столь цинично-прагматичный подход якобы «демократического» общества и его политиков в способности мгновенно менять союзников на врагов и наоборот.    
В силу этого даже Гитлер вполне мог надеяться на то, что желание англосаксов не допустить СССР до контроля над значительной частью освобожденной от оккупации Европы возобладает над формальными союзническими договоренностями с Москвой. Оттого и без малейших колебаний и благословил Вольфа на поиски мира с представителями союзников.

***

Да, формально переговоры шли лишь относительно «локальной» капитуляции немецкой армии, противостоящей англо-американским силам в Северной Италии. Опять же, формально это объяснялось союзниками благородным желанием сохранить побольше жизней своих солдат.
Но ведь такой «гуманизм» одновременно означал бы пропорциональное увеличение потерь среди солдат советских! Ведь о капитуляции Восточного фронта гитлеровцев против РККА речь не шла вообще. Стало быть, войска Вермахта из той же Италии могли бы без труда быть переброшены на Восток – против ведущих и так тяжелые бои наших дивизий.
В лучшем случае, не встречающие никакого сопротивления англо-американские войска шли бы практически в «прогулочном» режиме, занимая одну за одной германские земли, пока не встретились бы с Красной Армией не на Эльбе, как об этом лидеры государств коалиции договорились в Ялте в феврале 45-го, а в районе Одера-Нейсе. Могли бы без боя и Берлин занять. 
А там вполне были бы способны поступить по принципу: «кто раньше встал, того и тапки». Мы столицу Германии заняли – нам теперь ей и управлять. А Советскому Союзу скажем «большое спасибо за помощь!» и попросим забрать своих бойцов побыстрее на родину – с Европой справимся и сами. А коли не послушаются, так у нас уже военный план «Немыслимое» – о начале военных действий против РККА – разрабатывается.  
На это, кстати, и Гитлер очень надеялся. Оттого и требовал от починенных генералов всеми силами защищать «альпийскую крепость» с центром в Вене, надеясь отсидеться там до момента, пока встретившиеся лицом к лицу армии союзников и СССР не начнут «выяснять отношения» с помощью оружия. А потом выторговать для себя мало-мальски почетные условия мира вместо позорной безоговорочной капитуляции.  

*** 

Такой сценарий, заметим, вырисовывается, исходя лишь из широко освещенных деталей сути переговоров Вольфа и Даллеса. Которые, в свою очередь, стали известны из мемуаров самого же Даллеса. Ему было ни к чему выставлять себя в качестве человека, готового заключить союз с бывшим непримиримым врагом, чтобы вонзить нож в спину прежнему союзнику.
А что там было на самом деле – наверное, еще долго останется под грифом «Совершенно секретно». Во всяком случае, президент США Франклин Рузвельт, получив от Сталина несколько сердитых посланий с обвинением в нарушении союзнических обязательств, несмотря на попытку успокоить лидера СССР (дескать, там ничего серьезного не было – даром беспокоитесь), 10 апреля на совещании в Вашингтоне с политическим и военным руководством страны приказал Даллесу эти переговоры прекратить. 
Интересно, но уже 12 апреля президент, единственный в американской истории занимавший свой пост 4 раза, скончался от инсульта. Еще более интересно, что тело главы государства на вскрытие не отправляли, и даже не выставили открыто для прощальной церемонии. 
Так что вопрос о том, о чем именно договаривался Вольф и Даллес, чему на самом деле помешал Рузвельт занятой им принципиальной позицией и не за эту ли позицию его «поразил внезапный инсульт» (и не был ли последний аналогом «апоплексического удара табакеркой», как юморили петербургские острословы после убийства заговорщиками табакеркой в висок императора Павла Первого в Михайловском замке) остается открытым.
Да в общем, и архивы советской госбезопасности, к которым во время работы над своим знаменитым произведением был официально допущен Юлиан Семенов, тоже могли скрывать очень много интересного и неизвестного широкой публике. Тайны разведки на то и тайны, чтобы о них не знал любой желающий. И на некоторых из них стоит гриф «хранить вечно». Посему можно ли с уверенностью сказать, что все, что в семеновской книге противоречит официальной версии, является лишь авторским вымыслом? 
Да и факт того, что ныне в качестве источника информации о тех переговорах рассекречен лишь немецкий журналист Рудольф Ресслер, ничуть не означает, что в срыве попыток заключения сепаратного мира Запада с Германией не принимали участие и другие люди, ставшие прообразами киношного «Штирлица». И они со своей задачей справились на отлично, не допустив продления агонии фашистского зверя, и тем более его «натравливания» неверными союзниками на нашу страну.

5
1
Средняя оценка: 2.98095
Проголосовало: 105