Маршал Говоров: от колчаковского подпоручика до заместителя министра обороны СССР

19 марта исполнилось 65 лет со дня смерти Леонида Говорова, полководца-«универсала», успешно командовавшего и артиллерией, и ПВО, и общевойсковыми соединениями. Именно под его командованием наши войска защищали Ленинград, а затем и прорвали гитлеровскую блокаду вокруг города.

Родился будущий советский военачальник в деревне Бутырки Вятской губернии 19 марта 1897 года. Отец его формально был крестьянином, но уж точно не заурядным «пахарем», работая даже письмоводителем (то бишь секретарем) в одном из учебных заведений.
Соответственно, и его сын Леня тоже рос любознательным мальчиком, с охотой учился. Так что после окончания Реального училища был даже принят на Кораблестроительное отделение Петербургского политехнического института.
Впрочем, корабли юноше строить так и не пришлось – в 1916 году его мобилизовали в армию. Конечно, направлять умного молодого человека рядовым в окопы армейское начальство не стало, определив в Константиновское артиллерийское училище. Да не на полный, а на краткий курс, всего-то чуть больше полугода, но для студента-«технаря» обучиться азам науки офицера-артиллериста не составило труда и за такой короткий срок.
Правда, новоиспеченного прапорщика на фронт все равно не отправили – видимо, все же сомневаясь в способности подготовить за такое короткое время опытного командира, способного на равных противостоять хорошо подготовленным кайзеровским «пушкарям». Но для тыловой службы подготовка Говорова казалась достаточной, и его направили проходить ее в далекий сибирский город Томск.
Когда началась Гражданская война, юноша на некоторое время уволился из армии. Да, в общем, армия уже павшей Российской империи сама разлагалась усиленными темпами, и на ее основе формировались более боеспособные части, воевавшие  как за «красных», так и за «белых».

***

Первоначально, кстати, Леонид Александрович выбрал сторону последних, вступив добровольцем в колчаковскую армию. Впрочем, лишь тогда, когда ее части захватили территорию, где он на тот момент проживал. 
Собственно, вопрос этой самой «добровольности» ясен не вполне. Сам Говоров позже писал в анкетах, что его мобилизовали насильно. С другой стороны, воевал он явно не «из-под палки», будучи даже отмечен белогвардейским командованием и произведен им в подпоручики. Хотя, конечно, заниматься откровенным «саботажем» на войне однозначно чревато очень большими неприятностями, так что, как говорится, хочешь жить – воюй на совесть. 
В начале осени 1919 года колчаковский фронт в Западной Сибири стремительно стал «сыпаться». К этому привели даже не столько победы наступающих частей РККА, сколько массовые восстания в тылу у белогвардейцев. В конце осени белые откровенно побежали, стремясь закрепиться хотя бы у побережья Тихого океана. Правда, дошло туда всего-то около 25 тысяч от прежних нескольких сотен тысяч бойцов белого воинства. 
Кстати, далеко не все из них погибли в арьергардных боях или замерзли от лютых сибирских морозов на марше. Подавляющее большинство этих потерь было за счет, гм, «отсеявшихся по дороге».  Формально – дезертиров. Реально – людей, наконец-то прозревших насчет того, какой «пустышке» они прежде служили и готовы были проливать свою кровь. К тому же не за интересы России, а за спонсирующих Белое движение зарубежных «спонсоров».
Вот и Леонид Говоров со своим братом также в декабре 1919 года оставили колчаковскую армию. При этом перейдя на сторону армии Красной. Можно заметить, что в те времена подобные переходы и каким-то осуждаемым «предательством» не считались, причем, обеими сторонами. Взятых в плен рядовых бойцов зачастую вообще отпускали по домам. Незавидная участь грозила разве что командирам и комиссарам с одной стороны и офицерам – с другой. 
Одновременно нуждавшиеся в солдатах и особенно в минимально опытных командирах противоборствующие стороны также лояльно относились и к перебежчикам. Ну да, могли не до конца доверять. Ну на такой случай всегда есть люди и для проверки. То ли контрразведчики, то ли комиссары, имевшие до середины Великой Отечественной официальные полномочия отменять любой приказ командира РККА, если он внушал какие-то подозрения.
А так если человек готов был добросовестно служить, на его недавнее прошлое обычно закрывали глаза. Доказательством чего может служить, например, сюжет знаменитого романа Алексея Толстого «Хождение по мукам», многие герои которого тоже успели за Гражданскую «сменить погоны». Причем, неоднократно.
Ну а судьба конкретно Леонида Говорова – лучшее документальное доказательство того, что, вопреки либеральным мифам о «терроре «кровавой гебни» против бывших белогвардейских офицеров на службе РККА», якобы почти поголовно уничтоженных в ходе «сталинских репрессий», эти бывшие офицеры не только не уничтожались, но могли сделать очень даже неплохую карьеру. При условии, конечно, беззаветного служения Родине, а не участия в заговорах против ее законного правительства, а-ля Тухачевский сотоварищи.

***

Говоров же служил Советской стране добросовестно. Потому и получил свой первый орден Красного Знамени (на тот момент вообще единственный для отличившихся военных) еще в 1920 году, за умелое командование артиллерией при взятии Перекопа в Крыму.
Потом постепенно рос в должностях преимущественно по «артиллерийской линии». Правда, в этой сфере отдельные артподразделения заканчиваются на уровне полка – дальше возможен рост лишь на должностях начальника артиллерии более крупных подразделений. Леонид Александрович сумел вырасти в этом смысле вплоть до начальника артиллерии округов (позже и фронтов) и даже генерал-инспектора артиллерии всей Красной Армии. 
Впрочем, первое генеральское звание – генерал-майор, ему было присвоено лишь в 1940 году, в знак признания заслуг по организации мощной артиллерийской подготовки во время прорыва «линии Маннергейма» на советско-финской границе. 
Возможно, одной из причин такого относительно небыстрого роста было то, что талантливый артиллерист чуть ли не до середины войны … даже не был членом Компартии! Забегая наперед, отметим, что его приняли в ряды ВКП(б) лишь в мае 1942 года, уже практически в статусе командующего Ленинградским фронтом. 
Видно, руководству СССР уже стало просто неудобно: человек на маршальской должности и до сих пор не член правящей в стране партии?! С другой стороны, этот далеко не единичный пример лучше всего развеивает еще один либеральный миф о якобы назначении в советские годы на все мало-мальски значимые посты исключительно «ничтожеств с партбилетами». К сожалению этой публики, куда чаще партбилеты если и вручались, то как раз благодаря реальным заслугам прежде беспартийным, но однозначно талантливым советским гражданам. 

***

Впрочем, и без «красной книжицы» бывшему колчаковскому офицеру никто не мешал не только выполнять свои основные служебные обязанности, но и повышать свой образовательный уровень. В 30-е годы Говоров успел успешно поучиться (часто с вручением при выпуске Золотой медали) в целом ряде военных академий, включая и Академию Генерального Штаба. Так что к началу Великой Отечественной он даже не только по «корочкам», но и по полученным знаниям, уже вполне соответствовал уровню командира крупных общевойсковых соединений.
Последнее стало востребованным уже в первые месяцы войны. После того, как он возглавил артиллерию Западного фронта, с 15 октября генерала назначают командовать 5-й армией, защищавшей Москву под командованием тогда еще генерала армии Жукова.
Руководил Говоров своей армией очень хорошо, так, что за неполные два месяца был награжден целыми двумя орденами Ленина, высшими орденами СССР (звание Героя формально орденом не считается).
Дальше военная судьба Леонида Говорова неразрывно связана с Ленинградским фронтом. Формально он стал его 5-м по счету (и последним) командующим, но возглавлял его дольше, чем все его предшественники вместе взятые. 
Да и командовал тоже лучше всех предшественников, за исключением, разве что, Жукова. Который, впрочем, защищал Ленинград, чуть было не потерянный в результате «чуткого руководства» Ворошилова, всего полтора месяца трудной осенью 41-го года, после чего был отозван Ставкой спасать Москву. 
А скажем, непосредственный предшественник Говорова по Ленинградскому фронту, генерал-лейтенант Хозин, был снят в июне 42-го с формулировкой «За невыполнение приказа Ставки о своевременном и быстром отводе войск 2-й Ударной Армии, за бумажно-бюрократические методы управления войсками, за отрыв от войск, в результате чего противник перерезал коммуникации 2-й Ударной Армии, и последняя была поставлена в исключительно тяжёлое положение». Напомним, что именно в ходе фактической гибели в окружении 2-й Ударной был взят в плен позже ставший символом предательства печально известный генерал Власов…
Бывший к тому времени уже генерал-лейтенантом Александр Говоров быстро доказал, что находится во главе обороны Ленинграда на своем месте. Для начала, по своей главной специальности, наладив эффективную контрбатарейную борьбу с немецкой артиллерией, пытавшейся превратить «колыбель революции» в развалины. 
А уже в начале января 1943 года кольцо вражеской блокады было прорвано встречными ударами Ленинградского и Волховского фронтов. Наградой полководцу стал орден Суворова 1-й степени и звание генерал-полковника.
Следующее звание, генерала армии, Говорову было присвоено уже, так сказать, «авансом» – в ноябре 1943 года, в разгар подготовки Ленинградско-Новгородской операции с целью полного снятия блокады. Впрочем, аванс военачальник оправдал вполне – в январе 1944 года немцы были окончательно отброшены от «города на Неве», а комфронта получил второй орден Суворова (тоже первой степени!).

***

В июне того же года Леонид Александрович получил очередной «аванс», став маршалом Советского Союза, а это – высшее воинское звание в РККА. И все так же, как и раньше, «на отлично» его отработав в ходе Выборгско-Петрозаводской наступательной операции. Она же – «операция по принуждению к миру» (как сказали бы сейчас) Финляндии.
Тамошнее руководство хоть к тому времени и понимало всю бессмысленность продолжения войны на стороне Гитлера, однако, пыталось продолжать торговаться с Москвой за более выгодные условия мира.
На долю Ленинградского фронта выпала большая часть усилий по, гм, убеждению финских «не-товарищей» насчет глубокой ошибочности занятой ими позиции. К концу лета 44-го финны выставили против войск Говорова три четверти наличных у них подразделений. 
Тем самым они оголили остальные участки своей обороны, чем не замедлил воспользоваться сосед «ленинградцев», Карельский фронт, тут же поставив противнику «шах с угрозой мата в один ход». Благодаря чему уже 5 сентября боевые действия с Финляндией были прекращены, а спустя пару недель она сама вступила в войну с Германией на стороне СССР. 
После этого освободившиеся силы под командованием Говорова Ставка перебросила для освобождения Советской Прибалтики. «Ленинградцы» освобождали, в основном, Эстонию, но, вообще-то, Москва поручила маршалу координировать боевые действия сразу нескольких фронтов, действовавших на этом участке. А позже решила просто «упразднить лишнее звено», приняв директиву, как написали бы на современном корпоративном языке, о «слиянии и поглощении» Ленинградским фронтом с апреля 45-го войск 2-го Прибалтийского фронта. 
И то правда – зачем плодить без меры штабы, их немаленькие штаты, если 2-м Прибалтийским маршал Говоров и так командовал «по совместительству» уже с февраля? Судя по уже сложившейся традиции, в очередной раз достойно оправдывая очередной весомый «аванс» Ставки – награждение званием Героя Советского Союза. 
Вообще-то, ликвидация Курляндской группировки гитлеровцев, засевших на севере Латвии практически до самого конца войны, тема отдельного разговора. Кратко можно сказать лишь одно: наше командование позволяло этим недобиткам существовать лишь потому, что не желало избыточных потерь среди наших бойцов, ведь все равно «курляндцам» не оставалось другого выхода, как сдаться после капитуляции Германии. Так в конце концов и произошло. 

***

После победного окончания Великой Отечественной войны маршал Говоров просто поменял название, но не суть своей должности, превратившись из командующего Ленинградским фронтом в командующего Ленинградским же военным округом.
Правда, ненадолго – спрос на высших военачальников такого уровня был очень большой, и маршала переводят на ключевые должности Министерства Обороны. 
Как и нередко раньше, их приходится занимать даже больше одной – и даже в формально разных сферах. Например, Главного инспектора Сухопутных войск и командующего Противовоздушной обороной, то есть на тот момент в основном летчиками соответствующих подразделений. Впрочем, как раз на должности командующего ПВО Говоров приложил все усилия для закладки широкой сети зенитно-ракетных частей, ныне составляющих основную долю «противовоздушного щита» нашей страны. А полки истребителей-перехватчиков ракетчикам лишь помогают, выполняя больше роль «воздушных пограничников», «инспектирующих» чаще одиночных нарушителей наших границ.
Так или иначе, именно благодаря в первую очередь эффективной работе подчиненных заслуженного маршала американцы с прочими нашими «заклятыми друзьями» так и не рискнули подвергнуть ядерной бомбардировки десятки городов Советского Союза – в период, когда наша страна еще не успела создать собственное атомное оружие. Потому как не без основания подозревали, что их «летающие крепости» попросту не смогут прорваться через плотный заслон советской противовоздушной обороны.
Увы, несмотря на колоссальный авторитет и востребованность у руководства СССР талантов «маршала-универсала», тяжелые стрессы военных лет внесли печальную коррективу в дальнейшую карьеру Говорова. 
Всего через пару месяцев после назначения заместителем министра обороны страны, летом 1954 года на фоне гипертонической болезни у него произошел инсульт, поставивший крест на возможности дальнейшей службы. Спустя чуть больше полугода, в возрасте всего 58 лет, Леонид Александрович скончался, его прах был захоронен в Кремлевской стене.

5
1
Средняя оценка: 3.66667
Проголосовало: 33