Нашествие «попаданцев» к товарищу Сталину, или Пара слов о промежуточном патроне

В последние годы во всех без исключения странах, на которые распался СССР, в литературе стал популярным жанр альтернативной истории. Наверно, не в последнюю очередь причиной этого стала ностальгия общества по СССР и Российской империи. Что было бы, если бы Россия выиграла в войне с Японией, что было бы, если бы не было Февральской и Великой Октябрьской социалистической революций, что было бы, если бы ход Великой Отечественной войны был иным? Это лишь наиболее популярные возможные точки бифуркации, которые используют авторы, на самом деле их гораздо больше. Общее, что в большинстве своем объединяет эти книги – это спасение и укрепление Российской империи и СССР, сохранение всего, что в них было хорошего, а его действительно немало, и исправление того, что авторы, и не только они, считают ошибками и недостатками.

Самый популярный литературный прием для изменения хода истории – попадание в прошлое человека иных времен, чаще всего наших современников. Их так и стали называть «попаданцами». Вариантов много. Наиболее часто герой становится жертвой катаклизма, впадает в кому, умирает или погибает в настоящем и вселяется в чье-то тело в прошлом. Реципиентом может быть самый обычный и ничем не примечательный человек, историческая личность, предок героя или сам он, но гораздо моложе. В теле реципиента, как вариант, могут сосуществовать и взаимодействовать два сознания, «попаданец» может подавить реципиента и не сохранить его память, а может и сохранить. Может «попаданец» провалиться в прошлое и в собственном теле. Провал может быть совершенно необъяснимой случайностью, а может и следствием действий ученых или магии. Герой может попасть в прошлое случайно, а может провалиться, заранее зная об этом и основательно подготовившись. В общем, вариантов превеликое множество. В некоторых случаях в прошлое открываются порталы, и возможны перемещения в обоих направлениях, могут в прошлое проваливаться корабли или целые территории, СССР и Российская Федерация могут заключать договоры о взаимопомощи, а немецко-фашистских захватчиков громить объединенные войска Красной армии и современной армии России. 

Книг о «попаданцах» сейчас много. Среди них есть настоящие шедевры с убедительной проработкой персонажей, событий и причинно-следственных связей в отличном от реального ходе истории. Есть книги из разряда героической фантастики, в которых в кустах пасутся целые стада роялей, но зато главный герой неимоверно умен, крут и меняет все одним только фактом своего появления. И есть множество книг, которые иначе как графоманией и назвать нельзя.

Наблюдений по поводу книг в жанре альтернативной истории – и современных и ставших уже классикой жанра – у меня накопилось много. Из этого вполне мог бы получиться целый цикл скучных литературоведческих статей или даже диссертация. Но кому сейчас на Украине нужна такая диссертация, к тому же на «иностранном русском языке», тем более, что многие книги, в которых идет речь о спасении Российской империи и СССР, в нынешней постмайданной Украине попали под запрет властей – их сочли антиукраинскими.  Поэтому просто расскажу о том, что уже стало мэмом у поклонников альтернативной истории и даже поводом для шуток среди самих авторов, которые нередко стали отправлять в прошлое героя, который сам изрядно успел начитаться о своих коллегах-«попаданцах».

Одним из таких мэмов стал промежуточный патрон. Стоит «попаданцу» только добраться до товарища Сталина с его неизменной трубкой или хотя бы до Лаврентия Берия с не менее неизменным пенсне, рассказать о нем, и Великая Отечественная уже будет выиграна на несколько лет раньше, а может даже и не начнется. При этом литературные герои (как и авторы) имеют довольно смутное представление о том, что это такое, и что было с промежуточным патроном в реальной истории.

Итак, патроны бывают разными. В данном случае нас интересуют боевые. До появления промежуточных их принято было подразделять на ружейные, револьверные, пистолетные и винтовочно-пулеметные. Револьверные не используются в автоматическом оружии, а ружейные хотя и могут, но в военном деле применяются ограниченно и лишь в оружии для специфических задач, поэтому оставим их в стороне.

К началу 1940-х годов самыми распространенными боевыми патронами были винтовочные и пистолетные.

Винтовочные патроны имеют большую мощность, высокую точность и дальность стрельбы. Наиболее массовая немецкая винтовка тех времен Mauser 98k с патронами 7,9 мм S-Patrone имела прицельную дальность до 1500 м. Ее конкурент – винтовка Мосина образца 1898/30 гг. с патроном 7,62×54 мм R позволяла делать прицельный выстрел в зависимости от модификации самой винтовки на расстояние от до 1300-2000 метров. Но это все сугубо теоретически, потому что в реальности очень многое зависит от состояния оружия, уровня подготовки стрелка, характера цели, погодных условий и того, используется штатное прицельное приспособление или снайперское. Чтобы было понятнее, результативный прицельный выстрел на километр даже при идеальных условиях и даже для хорошего снайпера – задача очень и очень непростая. Винтовочные патроны дают сильную отдачу, поэтому оружие, которое ними стреляет, для ее компенсации должно быть достаточно тяжелым. К примеру, Mauser 98k без патронов весил 4,1 кг, а мосинка – 4,5 кг.

Во время Второй мировой войны началось активное развитие пистолетов-пулеметов, которые позволяли стрелку  за счет автоматического боя достичь высокой плотности огня, но при этом были, в отличие от обычных пулеметов, достаточно легкими. В них использовали намного менее мощные, чем винтовочные, пистолетные патроны. Отсюда и значительно меньшая убойная сила и дальность прицельной стрельбы. Немецкий Maschinenpistole 40 с патронами 9х19 мм Парабеллум – 100/200 метров, пистолет-пулемет Шпагина с патронами 7,62х25 мм ТТ - 200/300 метров, пистолет-пулемет Судаева с такими же патронами – 200 метров, американский М3 с патронами 9х19 мм Парабеллум – 90 метров, британский STEN с такими же патронами – 100 метров.

Боевые действия Великой Отечественной войны показали, что в большинстве случаев дистанция огневого контакта составляла 500-400 и меньше метров, то есть винтовочные патроны оказались избыточно мощными, а пистолетные не во всех случаях мощными достаточно. Именно это обстоятельство и подтолкнуло оружейников к созданию промежуточного патрона – среднего по весу и мощности между винтовочным и пистолетным.

Сама идея была не нова. Еще в XIX веке для американских винтовок Winchester rifle использовали револьверные патроны с увеличенной навеской пороха. В 1903 году австриец Фердинанд Манлихер разработал патрон 7,65×32 XPL, который считается первым промежуточным, и карабин Pistolenkarabiner M1903 под него, но через год оружейник умер, и дальше единичных образцов дело не продвинулось. До Второй мировой войны были еще автомат Федорова под патрон 6,5х50 мм, автоматический карабин француза Риберойля под патрон 8х18 мм, в самом ее начале - патрон .30 Carbine (7,62×33 мм) для легкого американского карабина М1, мнение по поводу которого у оружейников разделилось. Одни называют его первым массовым промежуточным патроном, другие указывают, что его мощность превосходила пистолетные, но до промежуточных все-таки не дотягивала. С разным успехом, а чаще без него, велись разработки промежуточных патронов и в других странах.

В Германии в 1940 году фирма Polte разработала промежуточный патрон 7,92×33 мм, но оружие для него начали выпускать только осенью 1942 года. Это был автоматический карабин Maschinenkarabiner-42 (C.G. Haenel) конструкции Хуго Шмайсера. Всего с ноября 1942 по сентябрь 1943 их было произведено 11833, что было недостаточно для массового вооружения. Потом были Sturmgewehr 44 и Volkssturmgewehr VG-45, соответственно 1944 года (выпущено во время войны 420 тысяч) и 1945 года (выпущено 10 тысяч). Были еще MaschinenKarabiner-42 (Walther) и SturmGewehr 45 под промежуточный патрон, но дальше прототипов дело с ними не продвинулось.

В СССР о целесообразности создания промежуточного патрона Артиллерийский комитет указывал еще в 1928 году. В итоге в 1939 году был разработан патрон калибра 5,45 мм, и конструкторы получили задание на разработку автоматической винтовки для него, но с началом войны они были вынуждены переключиться на оружие под имеющиеся на вооружении патроны, большие запасы которых уже были, а их производство отработано и налажено.

Тем не менее, идея о промежуточном патроне забыта не была. Толчком к возобновлению его разработки стало специальное заседание Наркомата вооружений в июле 1943 года, на котором по итогам обсуждения трофейных немецких Maschinenkarabiner-42 (C.G. Haenel) и американских карабинов М1 было принято решение о создании оружия аналогичного класса. Уже в октябре того же года для дальнейшей разработки был принят патрон 7,62х41 конструкции Николая Елизарова и Бориса Семина. Патрон с одной стороны был значительно легче винтовочного, что позволяло носить бойцу с собой значительный боекомплект, а с другой стороны был достаточно мощным и по всем параметрам превосходил пистолетные патроны. Именно такой патрон был использован в разработанном в 1944 году ручном пулемете Дегтярева, который успешно прошел испытания в боевых действиях, а в дальнейшем находился на вооружении вплоть до 1959 года. После доработок и изменений в 1949 году этот патрон был принят на вооружение и стал самым массовым и знаменитым на весь мир советским 7,62×39 мм, как и карабин Симонова и автомат Калашникова, которые были сконструированы именно для его использования. АК с образца 1947 года обеспечивал прицельную дальность в 800 метров, дальность прямого выстрела по грудной фигуре в 350 метров и 100 метров по головной. Кстати, в 1974 году калибр промежуточного патрона в СССР был уменьшен до 5,45 мм – тех самых 5,45, которые были предложены еще в 1939 году.

Так что и без «попаданцев» о важности и полезности промежуточного патрона в СССР и Сталину с трубкой, и Берия с пенсне было хорошо известно. Сложность внедрения промежуточного патрона заключалась в том, что для него нужно было создать оружие, а потом еще и наладить массовое производство и провести перевооружение – задача технически, организационно и экономически невероятно сложная. В одних книгах ее решению, как, впрочем, и многим другим, уделено серьезное внимание, и выглядит это убедительно, а в других все происходит чуть ли ни по мановению волшебной палочки. Поэтому пусть вам попадаются только хорошие книги.

P. S. Дабы не обидеть никого из авторов «попаданческой» литературы, умышленно не упоминают их имен и названий книг. Думаю, что те, кто ею интересуется, и сами уже разобрались, что читать действительно стоит, а что окажется бездарно потраченным на это временем. Ну, а тем, кто еще не читал, для выбора стоит посетить в интернете форум «В вихре времен». Многие из действительно серьезных и интересных авторов выходцы именно из него.

5
1
Средняя оценка: 3.34783
Проголосовало: 46