Первый этап Венской наступательной операции: как гитлеровцев выбивали из Венгрии

16 марта Красная Армия начала Венскую наступательную операцию. К концу месяца наши части вышли на границу с Австрией, разгромив несколько дивизий противника и лишив его значительной части бронетехники.

По большому счету, датирование начала Венской наступательной операции 16 марта достаточно условно и определяется лишь датой начала перехода Красной Армии в решительное наступление. В целом же, эти бои можно рассматривать и просто как продолжение, точнее – перелом кровопролитного сражения вблизи озера Балатон, где боестолкновения с немцами, опять же, начались еще с начала 1945 года.
Впрочем, после того как Гитлер 6 марта бросил под Балатоном в прорыв практически свой последний мощный резерв, 6-ю танковую армию СС, противостояние это действительно достигло кульминации. Войска 3-го Украинского фронта маршала Толбухина держались из последних сил, истощив за 10 дней тяжелых оборонительных боев все собственные резервы, но измотали фашистов настолько, что те уже сами были вынуждены перейти к прекращению своих атак.
И тут выяснилось, что силы Красной Армии отнюдь не исчерпываются подразделениями, сдерживавшими наступление эсэсовских танков. В резерве Ставки Верховного Главнокомандования находилось немало крупных соединений, которые во время безрезультатных гитлеровских атак насыщались личным составом и боевой техникой. 
Так, например, численность рот 9-й гвардейской армии в этот период была доведена до 140 человек! И это были свежие, отдохнувшие бойцы, готовые к схватке с ненавистным врагом, уже порядком уставшим во время своего бесславно провалившегося наступления. 
Собственно, последний момент был, похоже, одним из самых решающих в решении Ставки начать Венскую наступательную операцию без даже минимальной оперативной паузы после прекращения атак фрицев под Балатоном. Наши стали наступать уже практически на следующий день. Только уже не те измотанные в предыдущих боях советские воины, что держали удар немецких «Тигров» и «Пантер», а вышеупомянутые свежие и отлично экипированные части. 

***

В нашем наступлении были задействовано два фронта – 3-й и 2-й Украинский, под командованием маршалов Толбухина и Малиновского соответственно. Впрочем, 2-й Украинский фронт, наступавший на севере, был задействован больше своим левым, южным крылом – основную роль в освобождении от гитлеровцев Венгрии и последующем рывке на Вену играли бойцы Толбухина.
Заслуга в прорыве вражеской обороны была общей. Ведь оборона эта была достаточно мощной за счет инженерно-технических сооружений и естественных преград – рек, каналов, горного и лесистого рельефа. 
К тому же, и подчинение важных боевых подразделений тому или иному фронту было достаточно условным и менялось по приказу Москвы в случае, если у одного из маршалов не хватало собственных сил для прорыва вражеской обороны. 
Так, например, спустя несколько дней после того, как наступление 3-го Украинского между озерами Балатон и Веленце застопорилось, Москва перебросила на помощь 6-ю гвардейскую танковую армию из состава 2-го Украинского фронта. А маршалу Малиновскому, чуть позже, пришла помощь в виде дополнительного корпуса из числа частей «южного соседа». 
Скоординированное наступление двух фронтов РККА, удачное маневрирование войсками – всё это привело к тому, что немцы не смогли перебрасывать свои силы на наиболее угрожаемые по прорыву советских войск участки своей обороны. В результате она довольно скоро «посыпалась» – уже к 25 марта наши силы продвинулись в глубину на расстояние до 80 км.
Особо тяжелые бои развернулись у города Секешхефервар, как раз между озерами Балатон и Верлице. Там базировалась 6-я танковая армия СС с приданными пехотными подразделениями. Эта группировка, собственно, и проводила достаточно опасную для наших сил наступательную операцию у озер с 6 марта.
Держались эсесовцы достаточно долго – почти неделю. Но в итоге им все равно пришлось оставить город, уже почти окруженный советскими войсками со всех сторон.
В принципе, при оценке боев за Секешхефервар можно наткнуться на оценки образца: «У Красной Армии не хватило сил создать полноценный котел, виной тому недостаточно грамотное командование отдельных наших военачальников» и так далее. 
Думается, подобные обвинения, все же, не вполне обоснованы. Не так это просто – «закрыть крышку котла» для не просто вражеской группировки, но группировки, насчитывающей в своем составе больше тысячи тяжелых танков, не считая более легкой бронетехники. И главное – состоящей из военнослужащих не обычного Вермахта, но войск СС. По сути, личной гвардии Гитлера, присягавшей конкретно ему. Максимально мотивированных, тщательно подобранных с подросткового возраста, воспитанных в специальных лагерях фанатиков и, надо отдать им должное, хороших бойцов. 
Чтобы остановить прорыв такой армады с такими экипажами нашим войскам необходимо было противопоставить врагу очень солидное противодействие. Но силы РККА, расположенные по границе «котла», ведь не сделаешь одинаково мощными абсолютно во всех возможных направлениях вражеских атак. Вот и получилось так, что 6-я танковая армия СС 22 марта смогла-таки выскользнуть из почти захлопнувшегося котла, прорвавшись вдоль северного берега озера Балатон к главным силам Вермахта в этом районе.
Однако этот успех немцев во многом оказался «пирровым». Поскольку потери эсэсовских танкистов составили больше половины численности их бронетехники до начала балатонских боев в начале марта.
Все дело в том, что в период с 6 по 15 марта 6-я танковая армия фрицев оставила на поле боя относительно немного машин – до сотни. Однако в несколько раз больше подбитых танков немцы смогли эвакуировать в ближний тыл. Потенциально их можно было бы отремонтировать и вновь пустить в бой. 
Однако наступление двух советских фронтов такой возможности гитлеровским танкистам не дало. И им пришлось идти на прорыв в спешке, бросая мало-мальски неисправную технику на месте. А порой даже и вполне исправную, к которой уже не было горючего. В итоге реальные потери немцев составили почти под тысячу танков и бронемашин – больше половины от штатной численности их танковых подразделений.

***

После бегства 6-й танковой армии СС наше наступление пошло не в пример легче. На северном участке, зоне ответственности 2-го Украинского фронта, например, советские войска прижали к Дунаю и окружили 5 вражеских дивизий и одну бригаду. Попытки со стороны гитлеровских войск их деблокировать успеха не имели.
2-му Украинскому помогали и моряки Дунайской военной флотилии, под командованием адмирала Холостякова, не только поддерживавшие наступление наземных частей огнем корабельных пушек, но и успешно перебрасывавшие через Дунай целые полки. 
Заодно с каждым днем нашего успешного наступления заметно слабело сопротивление венгерских частей, все еще продолжавших сражаться на стороне «великого фюрера», несмотря на то, что Москва снисходительно позволила организовать на освобожденной от фашистов части венгерской территории новое правительство и даже заключила с ним соглашение о военном союзе. 
Просто даже после падения Будапешта венгерские вояки, опасаясь, видимо, ответственности за учиненные ими зверства на советской территории, продолжали драться на стороне немцев. А вот когда Красная Армия стала подходить уже к границам Австрии, боевой дух этих гитлеровских прислужников заметно «подупал». 
Так, в конце марта в плен нашим войскам сдалось уже 45 тысяч солдат и офицеров венгерской армии. Хотя, конечно, многие из них все равно продолжали сражаться за Гитлера до самого конца войны…
К концу марта – началу апреля советские части овладели приграничными венгерскими городами Керменд, Сомбатхей, Шопрон и вышли к австрийской границе. Перед ними лежала Вена, но путь туда наших солдат занял еще долгих полмесяца, слишком уж хорошо немцы укрепили столицу ближайшего союзника, родину своего фюрера.  
Хотя, конечно, пара недель – это не так уж и много, по сравнению с общим временем, затраченным Красной Армией на очистку Венгрии от фашистов. Ведь первые красноармейцы вступили на венгерскую территорию еще осенью 1944 года! И все это время с тяжелыми боями выбивали оттуда и немцев, и, увы, мало чем отличающихся от них по степени ненависти к нашей стране местных венгерских нацистов. Право, на занятие собственно Германии у советских бойцов ушло намного меньше времени – на несколько месяцев. 
Такие вот это были будущие «союзнички» по Варшавскому договору, впрочем, вполне закономерно еще в 1956 году поднявшие антисоветский мятеж в Будапеште, поддержанный «перестроечной элитой» местной якобы коммунистической партии. 
Но, с другой стороны, тогда, в 1945-м нашим бойцам и офицерам было в какой-то мере даже легче. Перед ними был враг, какие бы погоны он ни носил – немецкого Вермахта или венгерских «гонведов», – и его нужно и можно было уничтожить или пленить. А не оглядываться на мнимые «союзнические чувства» в среде фашиствующих молодчиков в Будапеште-56, на деле боготворивших гитлеровских прислужников времен Второй мировой.
И в марте 45-го Красная Армия со своей задачей освобождения от фашистов Венгрии справилась «на отлично», в целом завершив эту задачу в ходе Венской наступательной  операции.

5
1
Средняя оценка: 3.24074
Проголосовало: 54