Страницами трагической Сербской истории: «Апрельская» война (1941-1945) Создание «Независимого» Хорватского государства. Сербская Голгофа. Ясеновац

Ночью, с пятого на шестое апреля 1941 года произошло вторжение сил «Оси» в территориальные пределы Королевства Югославия. Операция под кодовым названием «Директива 25» знаменовала собою начало Второй мировой войны на территории югославского королевства. Позже ее романтично наименовали «Апрельская война», длилась она четыре года. Хотя, сербы могли избежать этой войны, не будь они сербами. 
Гитлер добивался, по крайней мере, невмешательства «сербской силы» в осуществление его планов, и накануне нападения на СССР, предложил Белграду пакт о нейтралитете. Правящий режим Королевства был крайне озабочен задачей отведения явной угрозы затягивания государства в военный водоворот. Ведь на тот момент (к началу 1941 года), большая часть Европы уже выступала в театре военных действий. Единственной державой, оказавшей военное сопротивление Германии, была Великобритания. Перед походом на восток фюреру оставалось лишь включить Югославию и Грецию, по согласию или же силой в свой блок. 
Соединенное Королевство и Соединенные Штаты требовали от Югославии, чтобы она вступила в войну против могущественной Германии, не предлагая взамен какой-либо, конкретной военной помощи. С другой стороны, Гитлер предложил Югославии, если можно так выразиться – выгодные условия, которых прежде не предлагал никакому другому государству. Благодаря этому, протокол о присоединении страны к Тройственному пакту был подписан, двадцать пятого марта 1941 года в Вене (Германии), в замке Бельведер. От имени Югославии выступили премьер-министр Драгиша Цветкович и министр иностранных дел Александр Цинкар-Маркович. Представителями Германии, Италии и Японии были министры иностранных дел: Иоахимом фон Риббентроп, Галеаццо Чиано, Е. Мацуока.
Согласно предварительному согласованию, подписание сопровождалось обменом нотами. В дипломатическом обращении правительств Германии и Италии было обещано:
1. Уважать суверенитет и территориальную целостность Королевства Югославия; 
2. Во время войны не требовать прохода или транспортировки войск через югославскую территорию; 
3. Не требовать от Югославии военной помощи; 
4. «При новом определении границ на Балканах» учесть заинтересованность Югославии в территориальной связи с Эгейским морем путем «распространения ее суверенитета на город и порт Салоники». 
В ответных нотах подтверждалось получение германских и итальянских нот, а также содержалось обязательство югославского правительства считать третью и четвертую гарантии строго секретными. Любое разглашение или публикация их были возможны только в случае согласования с правительствами держав «Оси». Соблюдение этого пункта вскоре сыграло злую шутку над сербскими политиками и стало, возможно, главной причиной грядущего государственного переворота. 
Согласно уверениям Германии и Италии, присоединение Югославии к Тройственному пакту, по сути, выглядело лишь чисто символическим. Хотя, возможно, существовал некий лукавый замысел. Сегодня достоверно мы не можем об этом знать.

Подписание документа о присоединении страны к Тройственному пакту для принца-регента и основных правительственных кругов было шагом вынужденным. В следовании этой линии правительство усматривало, единственно возможный шанс удержать Гитлера от антиюгославских действий. Престолонаследник понимал, что любой опрометчивый шаг мог резко ухудшить внешнеполитическое положение державы, а любая военная агрессия грозила ей полным уничтожением. Помимо первой угрозы (со стороны Германии), существовала огромная вероятность, что Муссолини предпримет попытки к вторжению. 
Италия представлялась главным источником опасности для Карагеоргиевича. На это имелись серьезные основания. На протяжении первых военных месяцев Рим рассматривал планы агрессии против Югославии с целью овладения Хорватией. Именно из Рима происходило снабжение усташей [хорватских повстанцев] деньгами. Посредством организации беспорядков планировалось восстание с последующим захватом короны и власти. Перейти к непосредственной реализации выстроенных планов режиму Муссолини не удавалось ввиду нескольких причин: неготовности итальянской армии, опасения относительно реакции со стороны англо-французской коалиции и мысли о том, что Германия могла быть против нападения на Югославию, так как была заинтересована в стабильных поставках оттуда сырья и продовольствия.
Карагеоргиевич изо всех сил пытался расширить поле для внешнеполитического лавирования, чтобы хоть в какой-то мере усилить позиции своего государства. Внимание принца все больше привлекал СССР. Претендуя на роль нового полюса притяжения для балканских стран (прежде всего для Югославии и Болгарии), Советский Союз проявлял растущую активность на европейской сцене. Как итог весенних переговоров одиннадцатого мая 1940 года в Москве был подписан советско-югославский договор о торговле и мореплавании. Таким образом, перспективы Югославии в приобретении возможности большего внешнеэкономического маневра расширялись, что имело огромное значение ввиду все усиливавшегося германского экономического диктата. 

«Лучше война, чем пакт»

Присоединение Югославии к Тройственному пакту вызвало крайне негативную реакцию и острое чувство протеста в преобладающей массе сербского населения. Словно грибы после дождя, в Сербии и других регионах с сербским населением стали расти протестные демонстрации и митинги. 
Двадцать шестого марта, с раннего утра, на улицах Белграда, Крагуеваца Любляны, Чачака, Лесковаца проходили многотысячные митинги протеста против подписания договора с Германией. В Белграде на улицы вышло не менее восьмидесяти тысяч человек. Главными лозунгами протестующих были "Bolje rat nego pact" (Лучше война, чем пакт), "Bolje grob nego rob" (Лучше умереть, чем стать рабом), "Nema rata bez Srba" (Нет войны без сербов). Разъяренный народ подверг полному уничтожению немецкое информационное бюро: разгромил и поджег помещение, сжег несколько нацистских флагов. Волне возмущения, несомненно, способствовал и тот факт, что протестующие не знали толком, на каких условиях руководство Югославии выразило согласие присоединиться к пакту. 
Уступка германскому диктату воспринималась как несовместимое с национальной честью решение. Подчинение врагам и измена союзникам были немыслимыми для сербов. А для граждан антифашистских убеждений это чувство совмещалось с ощущением недопустимого позора, каким в их глазах явилось присоединение страны к лагерю нацизма и фашизма. 
Мнение о том, что к митингам и перевороту были причастны английские или советские спецслужбы ничем не подтверждено. За долгие годы не было найдено никаких доказательств, подтверждающих эту версию. Движение сопротивления было стихийным сербско-патриотическим протестом. Ему симпатизировала, а где-то его и подогревала немалая часть сербских политиков, особенно из оппозиционных партий. Существенную роль в развитии этого движения сразу же стала играть Сербская православная церковь. Настроения эти, в том или ином виде, разделяла немалая часть офицерского корпуса (в подавляющем большинстве сербы). И те и другие воспринимали переворот как желанный отказ от присоединения к Тройственному пакту. Что же касалось левых радикалов, главным образом коммунистов, то как сербы, так и несербы в их рядах реагировали на путч одинаково. Для них переворот был лишь точкой отсчета развертывания борьбы за революционные или хотя бы частично революционные внутриполитические изменения, за «народную власть», а во внешней политике – за тесный союз с Советским Союзом. Немалая часть граждан некоммунистов, тоже была заинтересована в союзе с СССР, способным содействовать защите Югославии от опасности со стороны стран «Оси». Для них участие в происходящих бурных событиях было выражением традиционной ориентации на Россию.

«Югославская нация обрела свою душу...»

Ситуация накалялась до предела. В этот же день группа офицеров ВВС во главе с генералом Д. Симовичем приняла окончательное решение о смещении правительства. Один из руководителей военного заговора генерал Б. Мирович сообщил заговорщикам, что переворот состоится следующей ночью. Главный штаб ВВС, где, собственно, и готовился заговор, находился не в самом Белграде, а в Земуне, на западном берегу Савы. Благодаря четкой стратегии, утром двадцать шестого марта силы, которыми располагали заговорщики, включали в себя: дивизию королевской гвардии, включая пехотный полк, артиллерийский и два кавалерийских, а также танковый батальон, роту инженеров, роту мотопехоты, не считая офицеров и солдат военно-воздушных сил. В ночь с двадцать шестого на двадцать седьмое марта был осуществлен военный переворот. 
На престол был возведен наследный принц Петр Карагеоргиевич (ставший королем Петром II). Для принца провозглашение его наследником трона было полной неожиданностью, а произошло это за полгода до его совершеннолетия. Вся реальная власть оказалась в руках командующего ВВС генерала армии Душана Симовича, он занял пост премьер-министра. Все руководство путчистов и почти весь офицерский, унтер-офицерский и рядовой состав частей, причастных к смене власти, были сербскими. 
Ночные происшествия вызвали бурю ликования в Сербии, некоторое одобрение в Словении и никаких откликов в Хорватии. Огромное впечатление новость произвела на Уинстона Черчилля. Премьер-министр Великобритании заявил: Ранним утром этого дня югославская нация обрела свою душу... Патриотическое движение рождается из гнева доблестной и воинственной расы при виде того, как слабыми правителями и грязными интригами стран Оси предается их страна».
В ближайшие часы по радио звучало Слово Его Святейшества Архиепископа Печского, Митрополита Белградского-Карловацкого Патриарха Сербского г-на Гавриила (Дозича). В своем выступлении архиерей «от имени всех сербских епископов, собравшихся на Святом Архиерейском Соборе, и от себя лично» благословил новую власть. Надо отметить, что Святейший изначально выступал против подписания Тройственного пакта, советуя правительству в письменной форме не подписывать его. Спустя месяц Первоиерарх был арестован фашистами. Приближалось время Сербской Голгофы.

«Пощечина» фюреру – отсчет нового Крестного пути сербов

В этот же день, двадцать седьмого марта, Гитлер принял решение о нападении. Весть о перевороте фюрер воспринял как пощечину, полученную на глазах у всего мира. Обидчики заслуживали мести. Югославию ожидал жесточайший военный удар, оккупация и расчленение. Югославская государственность подлежала полной ликвидации. 
Шестого апреля началась массированная бомбардировка Белграда. Атаке подверглись железнодорожные станции, министерство обороны, электростанция, генштаб, Военная академия, королевский дворец, гвардейские казармы, здание командования жандармерией, земунский аэродром, университет, жилые массивы. Национальная библиотека Сербии, в которой хранился культурный генофонд народа, была разграблена и сожжена. В общей сложности за день было сброшено триста шестьдесят тонн бомб. Одна из них попала в здание зоопарка, хищники разбежались по городу… Воцарился хаос… Разрушены шестьсот восемьдесят два здания. Убитых – две тысячи двести семьдесят один житель. Более десяти тысяч раненых и искалеченных.

Героизм сербов сдвинул дату осуществления операции «Барбаросса»

Безрассудная смелость, мужество и патриотизм сербского народа сыграли огромную роль в дальнейшем ходе Второй мировой. Вследствие начатой против сербов военной операции «Кара», фашистская Германия вынуждена была отложить план Барбаросса с шестнадцатого мая на двадцать второе июня. Пятьдесят две (?) немецкие дивизии, растратили свои силы на сербской земле, не судилось им достигнуть пределов Сталинграда. 
Югославия капитулировала 17 апреля 1941 года, но уже 10 апреля от нее отделилось Независимое Хорватское государство (НХГ). Конечно, вполне справедливо было бы «независимое», выделять кавычками. Кровожадное существо, марионеточное государство управлялось Германией и Италией. Своими изощренными, ритуализованными зверствами усташи шокировали даже немцев, не говоря уже об итальянцах – «Мы, усташи, не пьем вина, кровью сербов чаша полна» (фрагмент усташского фольклора).
Десятого апреля 1941 года в 17:45 радио Загреба озвучило прокламацию об образовании Независимого государства Хорватия. В состав его вошла вся территория Боснии и Герцеговины и часть Сербии. Пятнадцатого апреля, сразу же после признания нового образования Германией и Италией, в Загреб из Рима прибыл вождь (поглавник) Повстанческой хорватской революционной организации – Анте Павелич во главе с группой усташей-эмигрантов. Было сформировано правительство НГХ во главе с Анте. Пост министра национальной обороны и главнокомандующего вооруженными силами занял С.Кватерник, получивший звание маршала. Усташи переквалифицировались из боевиков в чиновников. 
Правительство НГХ согласилось на личную унию Хорватии с итальянской королевской семьей. На престол был возведен герцог Аймоне Сполеттский (родственник короля Италии Виктора-Эммануила III) под именем – Томислав II, однако фактически реальная власть находилась в руках Павелича. Новый монарх в государстве так ни разу и не появился. 

Историческая справка:
Хорватское движение усташей возникло на Балканском полуострове на рубеже 1920-1930-х годов при поддержке диктаторов Адольфа Гитлера и Бенито Муссолини. Для осуществления своей заветной мечты без устали корпел будущий тиран Анте Павелич – уроженец Боснии и Герцеговины, католик, карьерист и предатель. Адвокат по профессии, депутат Народной скупщины (парламента) Югославии с 1927 года. 
После выступления в скупщине с требованием предоставления Хорватии автономии, приступил к формированию нелегальной полувоенной организации «Хорватский Домобран». 7 января 1929 года объявил о преобразовании ее в Усташскую хорватскую революционную организацию. Вскоре бежал в Австрию. В апреле заявил о необходимости свержения белградского режима, после чего был обвинен в государственной измене, приговорен в Королевстве Югославия к смертной казни. В 1932 году переехал в Италию и оттуда руководил деятельностью усташей. Первоочередные задачи, которые он ставил перед собою: очистить землю от сербов, уничтожить Православие, создать «автономную» хорватскую церковь.

«Национальная революция» включала в себя два этапа: революция крови и революция души 

Сразу же после установления власти усташей в их движение устремились сотни, а после – тысячи желающих присоединиться. Летом 1941 года о своей верности усташскому движению заявили местные отделения Крестьянской партии и профсоюзные организации, а в августе к режиму усташей официально присоединилось ее правое крыло. Уже к концу года зарегистрировалось более ста пятидесяти тысяч новых членов.Теоретикам расовой теории Хорватии национальная революция представлялась окончательным решением «проблемы» чуждого населения, без перемещения которого не могло состояться национальное возрождение». Хорватские правые радикалов. «Наиболее чистыми в расовом отношении» хорватами они считали мусульман Боснии. «Наиболее чуждыми» были провозглашены сербы и евреи, от них надлежало навечно очистить национальную почву, прибегая к запугиванию, депортации и массовым убийствам. Службы государственной безопасности, военизированные формирования и Министерство внутренних дел в рамках «национальной революции» начали плодотворную работу, нацеленную на принудительное уничтожение «иностранных» групп и «нежелательных элементов», проживающих в «жизненном пространстве» Хорватии. Партийный журнал «Усташа» откровенно называл этот вид деятельности «кровавой революцией».
Ревнители «расовой чистоты» могли проявлять свое творчество, придумывая мучительные пытки для «иностранных» групп. Местный совет города Винковцы при всеобщем глумлении горожан вынудил евреев дробить скалы. Чиновники других городов заставляли евреев участвовать в разрушении собственных синагог. Усташи закрывали или разрушали сербские православные храмы и передавали их имущество католической церкви или государственным институтам, предавали огню сотни православных сербов, запертых в храмах.
Закон «О защите нации и государства», вступивший в силу в мае 1941 года, позволял государственным органам преследовать любого, «кто оскорбил честь и жизненные интересы хорватского народа или в любой форме навредил существованию независимого государства Хорватии или полномочиям государства поступком или попыткой поступка». Двадцать четвертого июня стал реализовываться закон, устанавливавший специализированные «чрезвычайные» суды для лиц, обвиненных в нарушении названного выше закона, и для других внутренних врагов. Виновным грозила смертная казнь.

Судопроизводство было упрощено до предела. Судьи, председательствовавшие при рассмотрении обвинения, были в большинстве случаев членами или сторонниками усташского движения. Среди прочих, «наследил» в истории и фанатик Иво Вигневич. Его защита сводилась к зачтению адвокатом краткого опровержения обвинительного акта. Свидетели защиты не приглашались. Апелляция на приговор исключалась. На его приведение в исполнение отводилось не более трех часов. 
В крупных городах полиция усташей и службы безопасности переселяли евреев и сербов из их прежних жилищ в гетто, где ограничивалась свобода передвижения и был введен строгий комендантский час. В менее крупных населенных пунктах сербам и евреям было предписано зарегистрироваться в полиции, что могло, естественно, рассматриваться как предвестие грядущих арестов. Было также ограничено посещение ими магазинов. Муниципальные власти повсеместно запрещали сербам и евреям ходить в кинотеатры, парки, кафе, рестораны, бассейны и принимать участие в любых публичных акциях, а также покупать пищу на рынках. В некоторые муниципалитетах им не только запрещали иметь радиоприемники, но и делиться с хорватами радионовостями. «Иностранным группам» запрещалось вступать в брак с «арийцами» хорватами. 

«Революция души», должна преобразовать все слои общества, превратив его граждан в «новых» «мужчин и женщин» с вновь привитыми ценностями в области морали, бдительности, жертвенности во имя нации, социальной справедливости и культурного просвещения». Важной частью «второй революции», как считали эти интеллектуалы, планировалось развитие антикапиталистической корпоративистской экономики, которую некоторые называли «хорватским социализмом». «Экономика станет воплощением национального сообщества, в котором каждый гражданин, вне зависимости от класса, будет оцениваться как работник и в котором главными будут права промышленных рабочих и крестьян». Эта революция была призвана добиться окончательного превращения обычных хорватов в активных подданных. Весьма активно выступал на этом поле теоретик Вилко Ригер. Он утверждал, что социальный и экономический прогресс напрямую связаны с национальной революцией. «Хотя движение усташей разрушило «тюрьму народов» Югославии и добилось того, чтобы она не могла быть построена вновь, предстояло еще много работы. Мы должны переделать наше государство изнутри», – заявлял он. 
По мнению Зигмунта Баумана, «революция крови» и «революция души» были «целевым геноцидом», «социальной инженерией» и шагом по пути, ведущему к созданию «совершенного общества». Бауман утверждал, что нацию следует рассматривать как «сад», а группы, которые должны были быть уничтожены, – как засоряющие его «сорняки». Если «сад» нельзя отделить от «сорняков» или воспрепятствовать распространению последних, то их следует уничтожить.

От теории к практике: начало кровавого террора

Девятнадцатого апреля 1941 года правительство Хорватии объявило вне закона евреев, сербов и цыган. В новообразованном государстве на тот момент проживало около шести миллионов жителей, из них два миллиона сербов, а также евреи и цыгане. Павелич начал осуществлять программу «чистой хорватской жизненной территории и чистой хорватской нации». Первые шаги в законотворчестве – хорваты причислены к арийцам. Все граждане – неарийцы объявлены вне закона. Гражданином НГХ мог стать только ариец, остальные считались «принадлежащими к государству».
Поспешно были приняты Законы: «О расовой принадлежности», «О защите арийской крови и чести хорватского народа», запрещавшие межнациональные браки. Закон о защите национальной арийской культуры хорватского народа от четвертого июня 1941 года запрещал «неарийцам какое-либо участие в работе общественных, молодежных, спортивных и культурных организаций и учреждений хорватского народа, а также в литературной и журналистской деятельности, в сфере живописи, музыки, архитектуры, театра, кино». Сербам предписывалось носить повязки с буквой «П», что означало «Православный»!

«Треть сербов необходимо уничтожить, треть изгнать, остальных – окатоличить. Таким образом, скоро затеряются их следы, а то, что останется, будет лишь дурным воспоминанием о них. Для сербов, цыган и евреев у нас найдется три миллиона пуль».
Пятого мая 1941 года вождь со своим «Доглавником» (помощником) – министром образования религии и культа Миле Будак приняли «Закон о религиозном обращении», принуждавший православных христиан принимать католическую веру. Надо отметить, что министра этого совершенно справедливо называли «министром культуры с автоматом». Идеология нового государства четко выражена в его высказывании: «Треть сербов необходимо уничтожить, треть изгнать, остальных – окатоличить. Таким образом скоро затеряются их следы, а то, что останется, будет лишь дурным воспоминанием о них. Для сербов, цыган и евреев у нас найдется три миллиона пуль».

«Серба – на вербу!»

Будак дал новую жизнь старому экстремистскому призыву: «Серба – на вербу!» Можно утверждать, что этимология враждебного выражения: «Москоляку на гиляку!» имеет те самые корни. Поскольку усташи и ОУН имели достаточно тесный контакт. Павелич дружил с одним из лидеров украинских националистов (сподвижником, а после соперником Бандеры) – Андреем Мельником. 
В 1941 году представительство ультраправой Организации украинских националистов (ОУН) в Независимом государстве Хорватия запустило процесс создания Студенческого военного отдела в Загребе. Так сформировался первый батальон украинских легионеров (1 Sat Ukrajinska Legionara). Он был составляющей Домобранов. Боевики носили хорватскую военную форму с желто-голубыми повязками и нашивками в форме белого щита с черным трезубцем. 
Вслед за принятым Законом «О религиозном обращении», в официальном епархиальном периодическом издании курии Загреба «Katolicki List» появилось обращение архиепископа Загреба Алоизие Степинаца, который называл сербов «ренегатами католической церкви», одобряя новый закон.

Двадцать шестого июня 1941года Степинац лично заверил Павелича в «искреннем и лояльном сотрудничестве для лучшего будущего нашей родины». Сразу же после провозглашения НГХ он начал настаивать на дипломатическом признании нового усташского государства со стороны Святого Престола и сделал многое для налаживания связей между Ватиканом и новым хорватским государством, являясь военным викарием хорватской усташской армии вплоть до 1960 года. В выпуске «Katolicki List» от тридцать первого июля прозвучал призыв ускорить процесс обращения сербов в католичество. И уже в 1943 году архиепископ отчитался Ватикану, что в католичество обращено двести сорок тысяч сербов. Поставленная Ватиканом задача выполнялась «огнем и мечом».
«Усташский долг – воздать за все сполна. Но не равной мерой. Усташи, запомните: за зуб – голову, за голову – десять голов. Так велит усташское Евангелие»
Массовые убийства сербов начались уже в апреле 1941 с резни в селах около Беловара, а также на Бании, Лике, Кордуне, Боснийской Краине и Герцеговине. Согласно фактам, только с апреля 1941 г. до середины августа 1942 года в НГХ самым жестоким образом было убито шестьсот тысяч сербов. В Сербию в течение войны изгнано около ста восьмидесяти тысяч сербов. 
Особенно заметен духовный геноцид, которому подверглась Сербская Православная Церковь. В течение войны было разрушено четыреста пятьдесят православных церквей, убито пятьсот священников, в числе которых три Архиерея. Во всех этих злодеяниях Ватикан и католическая церковь играли решающую роль. Подтверждение этому и воспоминание усташского палача Йосо Орешковича.
    

"Во имя Христа убей антихриста!"

Йосо Орешкович: "Еще будучи учеником шестого класса гимназии в Госпиче, в 1939 году я вступил в религиозную организацию "Крестоносцы", где якобы для того, чтобы привить религиозные чувства, нас воспитывали в усташском духе. На собрания к нам приходили Юрица Фркович и Юцо Рукавина, которые читали нам лекции, имевшие антисербскую и антикоммунистическую направленность. Нашим лозунгом было: "Во имя Христа убей антихриста!" Антихристами были евреи и коммунисты. Мы сформировали и свою ударную группу, которая по ночам совершала вылазки против людей, придерживавшихся левых взглядов. Когда вспыхнула война и югославская армия развалилась, мы участвовали в ее разоружении. Мы сразу же вступили в ряды усташских формирований, поскольку считали это своим национальным долгом…» 

"Именем Бога я перекрещиваю этих выродков»

Невозможно без содрогания сердца читать свидетельства о злодеяниях католического монаха – францисканца Мирослава Филиповича-Майсторовича. Впервые он показал дьявольскую кровожадность во время массовой резни сербов, учиненной усташами в окрестностях города Баня-Луки летом 1941 года… Дело было в сельской школе. Монах приказал отделить православных детей от детей католиков. На глазах у деток и их учительницы убил ножом дочь серба Джуры Гламочанина. При этом он сказал: "Именем Бога я перекрещиваю этих выродков, и вы поступайте так же, следуйте за усташами. Я первым принимаю грех на свою душу – вас я исповедую и отпущу все ваши грехи". После этого усташи во главе с предводителем учинили в школе резню. В течение нескольких минут в живых не осталось ни одного школьника – серба!
На следующий день, 8 февраля, усташи отправились в соседние сербские села: Рамиче, Драгочай и Прияковце, не ожидая, что встретят там сильное сопротивление со стороны католического монаха Йозо и других граждан, честных хорватов, решительно вставших на защиту своих соседей – сербов...

Из воспоминания Йосипа Риболи: "...Просто невероятно, насколько этот монах был кровожадным, настоящий кровопийца. Майсторович выглядел исключительно обходительным и доброжелательным. Но когда он принимался за резню, то по кровожадности его трудно было превзойти. Он длительное время был главным экзекутором во время массовых уничтожений в Градине. Отправляясь на "работу" с вечера, Майсторович обычно надевал зеленый комбинезон. Возвращался он к утру весь в крови. Никто из усташских убийц, участников массовой резни в Градине, не мог так долго выдержать эту "работу", как монах Майсторович... Я своими глазами видел следующую картину: Майсторович обедал, сидя за одним из накрытых столов перед административным зданием и офицерской столовой. Это делалось специально, чтобы голодные узники могли видеть, как хорошо питаются усташские бандиты. Помню, что помимо всего прочего на столе перед ним был зеленый салат. Вдруг к нему подошел усташ и что-то сказал. Майсторович что-то ответил. Усташ ушел к лагерным воротам и некоторое время спустя подвел к Майсторовичу какого-то узника. Майсторович, преспокойно отложив в сторону вилку и нож, вынул пистолет и, не говоря ни слова, застрелил несчастного. И тут же продолжил как ни в чем не бывало свой обед, приказав лишь усташу: "Позови могильщика!"

Вспоминает Томо Крач: "...В период моего пребывания в Ясеноваце я часто был свидетелем того, как Майсторович во время общих поверок собственноручно расстреливал узников. У него имелся резиновый шланг, через который он, приставляя его к кровоточащей ране жертвы, время от времени сосал кровь, приговаривая: "Хочу напиться коммунистической крови". Сохранились фотографии, подтверждающие преступления монаха Филиповича, который получил прозвище «фра-сатана».

Вампир

В 1941 году Филипович – Майсторович был направлен на северо-запад Герцеговины в Раму. В январе 1942 года, сдав последние богословские экзамены в Сараево, он был пожалован в военные капелланы армии усташей. В лагерь смерти Ясеновац прибыл в первой половине 1942 года и уже очень скоро стал усташским сотником. С декабря 1942 года был – комендантом лагеря – III, а затем – лагеря в Стара-Градишке. Свидетельства шестидесяти двух выживших узников Ясеноваца подтвердили, что он оказался в числе тринадцати особо опасных усташских карателей. На послевоенном суде Филипович сознался в непосредственном убийстве около ста узников Ясеноваца, а также соучастии в казнях многих людей. Под его руководством были казнены до тридцати тысяч человек.

Ясеновац

Усташский концентрационный лагерь Ясеновац был самым большим лагерем смерти в Независимом Государстве Хорватия. Устроен был по образцу немецких лагерей, таких как Маутхаузен. Зверства, которые творили в нем хорватские фашисты – усташи, не имели себе равных в истории. Жертвами были сербы, евреи, цыгане и антифашисты всех национальностей.
Ужасает ум… «Узникам сажали крысу на живот, затем накрывали ее крышкой и грели лампой, пока крыса не прогрызала кожу и не проникала в живот жертвы.
Заключенных убивали тупыми предметами: кувалдами, молотками, болванками, дубинами, затаптывали солдатскими башмаками. Ликвидации проводились и острыми предметами: ножами, кинжалами, саблями, топорами, плотничными топорами и специально приспособленными большими ножами и лезвиями. Узников морили голодом и жаждой. Надрезали кожу, посыпали солью. Прижигали раскаленным железом гениталии. Металлическими инструментами выдирали ногти. Крюками выкалывали глаза. Узников ослепляли уколом иглы в глаз. Отрезали язык, нос, уши. Прокалывали шилом сердце. На глазах у родителей насиловали их дочерей. Заставляли сыновей насиловать родных матерей. Отрезали мужские половые органы и клали их в рот матерям и дочерям…»

Имеющихся орудий пыток и убийств истязателям казалось недостаточно. По специальному заказу правительства НГХ в германском городе Золингене на фабрике была изготовлена партия «серборезов» («сербосеков»). Ножи из этой партии использовались для массового убийства сербов. Нож представлял собою клинок на грубой кожаной рукавице и имел надпись «Gräwiso» на кожаной части ножа, поэтому иногда его называли «нож грэвизо».

Соревнование в жестокости

Двадцать четвертого августа 1942 года надсмотрщики лагеря Ясеновац соревновались в количестве убитых ими за ночь заключенных. Победителем стал хорват Петар Брзица, член католической организации «Крижари». За одну ночь «разделал» 1360 человек! От лица Римо-Католической церкви удостоен награды: получил золотые часы из рук капеллана лагеря. Серебряный сервиз – от администрации лагеря, а от своих коллег-истязателей принял печеного поросенка и вино.

Первые концлагеря были созданы в апреле-мае 1941 года. Они были разбросаны по всем подконтрольным усташам территориям.
Выступивший в качестве свидетеля, владелец закусочной на Паге, Иван Фестини рассказал: «Сразу же после создания лагеря в Слани в мою закусочную стали заходить усташи из лагерного гарнизона. Они пьянствовали и сорили деньгами. Однажды вечером в июле, точную дату не помню, усташ Мараш Мартин, по прозвищу Жицар, рассказывал, как он убивает в лагере женщин, как он им, живым, отрезает груди, и что нет ничего прекрасней этого, надо только привыкнуть. Такими жуткими преступлениями хвастались и другие усташи. Один из них, имени которого я не знаю, хвастался передо мной и присутствовавшими усташами, как он распорол живот беременной женщине, вытащил плод, а на его место запихнул живого трехлетнего ребенка, а затем сбросил их в ров. Он рассказал, где на Фурнаже находится этот ров. На следующую ночь я в лодке переправился на Фурнажу и убедился в правдивости его слов.
Многие другие усташи также публично хвастались на Паге, что они убивают женщин, распарывают им животы, а затем стягивают их проволокой. При этом они показывали окровавленные ножи».
Иван Девчич, по прозвищу Пивац, один из самых кровожадных усташских палачей, развлекался тем, что, построив обнаженных узниц лагеря, стрелял из револьвера им в груди.
Усташи убивали узниц и в Метайне, сбрасывая их затем ночью в море. И хотя лагерь в Метайне был расформирован в августе 1941 года, большие пятна крови на стенах и полу можно было увидеть и в ноябре 1943-го…

Сербская Голгофа

Последняя резня в Ясеновце произошла в апреле 1945 года. Просторы лагеря были завалены обезображенными телами… Отовсюду сочилась кровь… 
От земли до Неба была воздвигнута Сербская Голгофа. Миллион человеческих душ ангелами поднялись ввысь…
Невозможно передать словами те ощущения, которые переживаешь душою, когда попадаешь в Ясеновац… Телесные очи не видят, лишь духовные зрят сакральность этого исторического места. Оно словно второй Иерусалим… Мы никогда не узнаем точного числа мучеников ясеновацких… Какое число мучеников сокрыто от нас водами реки Сава? Сколько их погибло в печах крематория? Какое количество «пустили» на мыло? Как много нерожденных младенцев – мучеников было вырезано из утробы матерей? Каково число тех, чьи тела схоронены в глубинах недр земли?.. 

Между прошлым и будущим…

В коммунистической Югославии, нельзя было глубоко изучать тему Ясеновац. Ради хороших отношений между сербами и хорватами власть имущими было поставлено табу. Национальную принадлежность жертв и палачей во чтобы то ни стало старались скрыть. Часть архива усташам удалось уничтожить, но не в этом дело. О Ясеновацкой трагедии  нельзя было рассказывать за рубежом. Югославские ученые не могли принимать участия в научных конференциях, посвященных страданиям времен Второй мировой войны... Так создавался миф о том, что документов, подтверждающих трагедию, не сохранилось, что дало возможность манипулирования истиной теми, кому это выгодно. Однако есть то, что сокрыть невозможно…

Место действия – Славония

Факты указывают на то, что тут несли свое служение ученики Господа Иисуса Христа – святые апостолы и их последователи. Ясеновац – город и община, состоящая из десяти сел на юго-востоке Сисацко-Мославинской жупании, в западной Славонии. Располагается в месте впадения реки Уна в Саву. 
Исторически Славония – это апостольское пространство… Факты указывают на то, что тут несли свое служение ученики Господа Иисуса Христа – Святые апостолы и их последователи. Воздвигнутые церкви в большинстве своем посвящены Святым отцам Первого Вселенского собора. Здесь, и на прилегающих территориях по сей день обнаруживаются раннехристианские и ранневизантийские базилики. Является частью Паннонии (область обитания иллироязычных племён). 
В наши дни Славония – область на востоке Хорватии, считается ее житницей, т.к. около 80% всего населения занимается земледелием. Возделывают зерновые культуры, выращивают табак. Здесь производят знаменитую сливовицу. Славится край и своими яблоками. В Приморье хорошо родятся фиги, маслина, миндаль. Производство вина составляет одну из видных отраслей хозяйства. 
В XVIII веке население Славонии уходило в Россию. Сербы-граничары (воины, издавна использовавшиеся Австрией для охраны ее границ от турок) населили две провинции, которые выделила сербам Российская империя: Новая Сербия и Славяносербия. Ныне Славяносербия основной частью расположена на Луганской земле в Новороссии. Важно отметить, что пять лет назад потянулись сюда новые сербы защищать Русскую (Русско-Сербскую) священную землю, на которой когда-то селились сербы. До войны мне приходилось быть в селе Серебрянка, которое было основано сербами. Сохранился величественный храм, ими воздвигнутый, но не пришлось там встретить сербов. Вероятно, обрусели... 
Нынешняя Славонская епархия является духовной наследницей древней Пожешской Митрополии, основанной в 1557 году, в период восстановления Печской патриархии. В прежнее время здесь насчитывалось четверть миллиона людей, сейчас всего десяток приходов. Преосвященнейший епископ Иоанн является двадцать седьмым епископом Пакрацким и Славонским или Пожеским. 

«Мы – переходное поколение, навсегда распятое между временем…»

Епископ Пакрацко-Славонский Иоанн (Чулибрк): «Вся епархия – открытая рана. Она была открытой раной еще во времена турок и давления униатов, то есть на протяжении всей своей истории, однако то, что с ней случилось во время Второй Мировой войны несравнимо ни с чем: она была просто стерта с лица земли. 
В 80-е годы епархия только-только начала возрождаться. И почти сразу началась новая война, война середины 90-х годов, в которой ни одна церковь епархии не осталась неповрежденной, все были частично или полностью разрушены. 
Сейчас здесь есть 50 богослужебных мест, под этим не подразумеваются церкви, находящиеся в хорошем состоянии, это просто места, где можно совершать богослужения, церкви, которые хотя бы покрыты кровлей, которая хотя бы не протекает. Однако в епархии практически вдвое больше церквей и церковных сооружений, разрушенных во времена Второй Мировой войны и последней войны 90-х. Соборная церковь и епископский двор, величественный, возможно самый большой епископский двор Сербской Церкви, в котором хранилась знаменитая библиотека, был разрушен, от него остались только стены… А самым важным местом епархии является Ясеновац, имеющий свою особую, великую историю. Приходская церковь, разрушенная во время Второй Мировой войны и восстановленная в 1984 году, сейчас является монастырем, четвертым монастырем нашей епархии. Враги хотели убить Православие, а превратили все наши места в Святыни…».

Святые Новомученики Ясеновацкие, молите Бога о нас…

Епископ Пакрацко-Славонский Иоанн (Чулибрк): «В мае 1997 года мы откопали небольшое количество костей, сотню очень мелких костей и было очевидным, что захоронение подвергалось чистке – крупные кости извлекались, разваривались в котлах и выбрасывались в реку. Известно, что существовали особые зондеркоманды 1001 и 1005, которые уничтожали следы массовых преступлений в местах нахождения концлагерей. То же самое происходило и в Ясеновце – стирались все следы преступлений. 
Одним из способов был – разваривание костей в котлах, вторым – их сожжение, третьим – сбрасывание в реку. В одном захоронении мы нашли сотню мелких костей и завернули их в материю. Это были совершенно неочищенные от земли кости. Сели в автомобиль, отправились в путь. Уже через несколько километров пути машина наполнилась таким благоуханием, что мы были вынуждены открыть окна! Мощи, обернутые в полотно, настолько нагрелись, что пекли руки!
Я передал обретенные мощи Митрополиту Черногорско-Приморскому Амфилохию, и с тех пор Владыка помещает их в антиминсы. Уже после этого, в 2000 году, Ясеновац получил статус монастыря, что очень важно.
У нас здесь необъятное поле мощей, которые мы вскоре начнем открывать и выносить для поклонения. Мы надеемся, что многочисленные православные паломники будут посещать наш монастырь и поклоняться мощам Святых новомучеников. Ибо такой великой Голгофы, которую представляет собой Ясеновац Славонской епархии, а также многочисленные места страданий в Баня-Луцкой, в Бихачко-Петровацкой, в Горне-Карловацкой епархиях – нет нигде в мире. Это огромная Голгофа, где на каждом шагу вы ступаете по мощам мучеников…».

Несколько фактов о современной Хорватии

После развала Социалистической Федеративной Республики Югославия, в 1991 году, Хорватия провозгласила свою независимость второй раз. Идеология государства не изменилась. В подтверждение своих слов приведу несколько примеров. 
В Дубровнике есть улица имени Анте Старчевича. Вот одно из высказываний хорватского идеолога: «Единственное лекарство от сербов – «топором по шее», для «этой нечистой расы каждый есть судья и экзекутор, как для бешеной собаки...»
В прошлом хорватские усташи сражались в составе немецких и итальянских дивизий в Украине и под Сталинградом, сегодня они воюют против мирного народа Донбасса.
Хорваты пытаются добиться канонизации хорватского кардинала Алоизия Степинаца, причастного к геноциду над сербским и еврейским народами. В 1998 году кардинал был беатифицирован папой Иоанном Павлом II, что вызвало протест со стороны многих сербских организаций и Сербской Православной Церкви. В феврале 2020 года Папа Римский Франциск посоветовал Хорватии и хорватам набраться терпения.
В ютубе размещено немало видеороликов, в которых современная хорватская молодежь провозглашает ушсташские девизы типа: «Сербов на вербы!».
Летом 2019 года в Европе разразился скандал из-за заголовка одной из статей: «Скандал с учениями НАТО | Хорваты и албанцы поют нацистские песни USTASHA, посвященные убийству сербов в ознаменование 10-летнего членства Хорватии в НАТО».

Послесловие…

Продолжается жесточайшая война против Сербии. Западные «партнеры» пытаются навечно навязать сербскому народу роль «мальчика для битья», а при удобном случае и вовсе стереть в порошок. 
Для осуществления поставленных задач используются разные тактики и технологии: втягивание в «долговое рабство» при помощи кредитов, новые дробления государства (Косово и Метохия), создание БиГ [Босния и Герцеговина], повторное образование «Независимой» Хорватии, попытки создания Великой Албании, в том числе при помощи мощного потока мигрантов-моджахедов… На всей территории некогда неделимого Королевства Сербия ведется популяризация антисербского направления в международных отношениях… Для этого умело используется сохранившийся конфликтный характер этногенеза балканских народов и незавершенность этапа становления национальных государств. 
Между тем, после разрушения Югославии (ее постигла участь Советского Союза – сценарии схожи) сербы пострадали больше всех. Единый сербский народ был насильно разделен территориально в разных государствах. Немалая часть сербов оказалась отрезанной от родной Сербии и ведет отчаянную борьбу за выживание в новых искусственных агрессивных сербской культуре образованиях – прежде всего это граждане Республики Сербской, против собственной воли оказавшиеся в составе Боснии и Герцеговины (БиГ). Другая часть стала в числе изгнанников, беженцев из захваченной Хорватией Сербской Краины. Следующая категория подвергается насилию и внутреннему перемещению внутри самой Сербии – в Косово, где сербы живут в изоляции за колючей проволокой. Бесправно влачат свое существование и сербы Черногории. Несмотря на геноцид длиною в полвека, небольшое количество сербов осталось в Хорватии, но и они на грани вымирания (это и естественная убыль, и насильственная смерть).
При всем при этом, резолюция Совета Безопасности, официально представленная Соединенным Королевством (автором которой является Вашингтон), пыталась объявить сербский народ «геноцидной нацией». Постановление не прошло, потому что это было предотвращено Россией.

Именно Россия оказывает наибольшую политическую поддержку Сербии в международных институтах, без которых Сербия и сербы давно бы были на «позорной» стороне официальной истории. 
«Москва готова помочь решить проблему Косово и Метохии, если Белград попросит об этом», – заявил в феврале Посол России в Сербии Александр Бокан-Харченко. Кажется, ответа не последовало, по крайней мере, официального.
Не так давно в своем интервью премьер-министр Сербии Ана Брнабич заявила, что, если бы Сербии пришлось выбирать между Россией и ЕС, выбор бы пал в пользу Европейского Союза. Этот яркий пример указывает на то, что политическая и бизнес-элита Сербии настроены прозападно. Зависимость от Запада (а точнее от Америки) существует как в политическом, так и в экономическом и финансовом плане, а также в сфере СМИ и культуры. 
Многие проблемы сербского региона не находят своего решения из-за того, что внешние силы, традиционно претендующие на соучастие, а точнее, патерналистскую политику в балканских делах, не могут или не хотят увидеть в балканских народах и государствах равнозначного им субъекта международных отношений. Стратегия США и НАТО по отношению к Юго-Восточной Европе в наши дни, почти ничем не отличается от Австро-Венгерской в былые века. Отношение западных держав к Сербии всегда было бесцеремонным и прагматичным. Культ сербов воцарился в Европе лишь единожды, и то ненадолго: именно в тот момент, когда Англия и Франция увидели в ней сильного союзника в борьбе против Германии, Австро-Венгрии и Турции. 
Нередко складывается впечатление, что баталии за Сербию – это, прежде всего, стремление Запада оскорбить Москву. Балканы являются одной из главных точек геополитического противостояния России и США. Вытеснение России из этого региона – ключевая задача Вашингтона. 
Сербы – наши братья по вере, ведь Русь тоже является наследницей Византийского государства. Поэтому наша любовь и притяжение друг к другу взаимны. Нередко этот смелый, дружелюбный, слегка наивный народ именуют «малые Русы», или называют «Русскими Европы», оттого и ненавидят их наши общие враги вдвойне. 
Думается, что наступил тот ключевой, переломный момент для сербов всех государств. Необходимо самоопределиться в настоящем и принять важные решения, повернуться лицом к будущему и сделать первые шаги, согласно заветам, оставленным своим потомкам великими святыми Сербами.

Святой Сава сербский (основатель Сербской Православной Церкви и Сербского государства) изрек: «Само слога србов спасава», что значит, что всем сербам необходимо держаться вместе, объединиться!
Завещание Святого Петра I: «Да будет проклят и тот, кто бы покусился отвратить вас от верности благочестивой и христолюбивой России, и всякому кто бы из вас черногорцев пошел против единоплеменной и единоверной нам России, дай Бог чтобы у него у живого отпало мясо от костей, и не было бы ему добра в этой жизни и в будущей". 

Архимандрит Фаддей Витовницкий (один из наиболее почитаемых старцев Сербской Православной Церкви конца ХХ – начала ХХI века): «Евросоюзом управляет сам сатана. За одном круглом зале собираются богатейшие капиталисты из Европы и подчиненные им политики, и вместе они напрямую призывают сатану. Сатана постоянно наставляет их напрямую. Даже открыто, сатана говорит им: "До тех пор, пока вы не отмените Православие и пока не прервется Святая Литургия, я не смогу утвердить свой авторитет во всем мире"». 
Святитель Николай сербский (Велимирович): «Географическое положение, культура, наука, мусульманство, политика, земные устремления и амбиции раздирают Балканы между Востоком и Западом. Вера же – и причем вера Православная – возносит этот полуостров над Востоком и Западом». 

5
1
Средняя оценка: 3.15686
Проголосовало: 51