Даже личный шофёр Гитлера был поляком

Президент России Владимир Путин в эфире телеканала «Россия-1» в фильме Андрея Кондрашова «Война за память» назвал первым тайным сговором европейских политических элит с нацистской Германией договорённость о разделе Чехословакии в 1938 г.в Мюнхене, и призвал страны Запада официально осудить этот сговор. 

Напомнил президент и о подлой роли буржуазной Польши, которая вместе с фюрером вторглась в Чехословакию, одновременно развернув масштабные военные учения на границе с СССР, с участием танков, авиации и кавалерии, чтобы не позволить Красной армии прийти на помощь Праге. Москва просила Варшаву предоставить частям Красной армии сухопутный и воздушный коридор через польскую территорию. Варшава ответила «нет» и пригрозила уничтожать советские самолёты, если те появятся в польском небе. 

Нацистская Германия – не единственная преступная сила, с которой предвоенная Польша жила в любви и согласии. В 1930-х польские спецслужбы вовсю сотрудничали со спецслужбами Италии, Испании, Румынии, Финляндии, Японии, Турции. Польские стратеги верно предвидели будущие контуры антисоветского блока и сближались с будущими союзниками Гитлера. 

Опираясь на Германию и её партнёров, Польша хотела раздвинуть свои границы на востоке. Понятие «восточных территорий», под которыми подразумеваются земли Литвы, Украины, Белоруссии, некогда захваченные Речью Посполитой – константа польской истории и геополитики. Фантомные боли былого величия охватили польских политиков накануне Второй мировой, и они уже рисовали в своём воображении восточную границу Польши где-нибудь под Киевом.  

Советской дипломатии удалось найти в Польше сочувствующие им политические силы и сформировать под конец войны дружественное польское правительство. От его лица польская Армия Людова (Народная армия) сражалась за свободу Польши и Европы плечом к плечу с Красной армией. 

Антисоветское буржуазное правительство Польши бежало в Лондон. От его имени в Польше орудовала Армия Крайова (Государственная армия), воевавшая больше с советскими солдатами и мирным населением, а не немцами. Были факты ситуативного сотрудничества АК с гитлеровцами и многочисленные случаи расправы над евреями. Невзирая на это, в нынешней Польше, которая позиционирует себя идейной продолжательницей польского правительства в Лондоне, именно АК считается героями и освободителями Польши.

Отсюда логично вытекает оправдание всех злодеяний, совершённых АК, в т.ч. расправы над советскими солдатами и польскими госслужащими в тылу. Чтобы придать исторического весу такому явлению как АК, польская пропаганда делает акцент на борьбе АК с украинскими националистическими бандами (ОУН-УПА и др.). 

Здесь АК предстаёт в образе доблестной защитницы мирного польского населения во время Волынской резни 1943 г.и других актов массового террора ОУН-УПА. Остаётся только за кадром факт сотрудничества АК с ОУН-УПА сразу после войны. Так что никак АК не тянет на непримиримого противника бандеровских банд. Зато тянет на роль их союзника.

В 1946 г. при содействии западных спецслужб и усилиями ОУН учреждается т.н. Антибольшевистский блок народов (АБН). АБН провозглашал необходимость борьбы всех народов СССР против советского строя вплоть до разрушения СССР. АК от лица польского правительства в Лондоне вышла на контакт с ОУН-УПА ещё до появления АНБ, и продолжила это партнёрство уже в его рамках. 

В 1946 г. в Австрии состоялась встреча членов ОУН-УПА и бывших офицеров украинской дивизии СС «Галичина» с представителями армии ген. Андерса. Говорили о совестной борьбе против СССР. Один из комендантов АК с позывным Богумил в письме к украинским националистам писал: «…пролитая кровь наших и ваших партизан взывает нас закончить [совместное] дело. Слава, говоря по-вашему, нашим и вашим героям». 

«Слава героям! Героям слава!» – этот лозунг в Польше стигматизируют сегодня как бандеровское приветствие (таковым оно и является), неприемлемым для порядочного поляка. Но, как видим, для аковцев это было не так уж и неприемлемо. Аковец и эсэсовец по своей идеологии вовсе не чуждые понятия, и если бы Гитлер, действительно, захотел видеть Польшу своим союзником, аковец и эсэсовец вполне гармонично слились бы в идеологическом экстазе. 

«Поляки предложили договориться, – писал главарь украинских националистов Степан Бандера командующему УПА Роману Шухевичу. – Инициатива исходит от кругов [генерала] Андерса…Так или иначе, но нужно с ними договориться». 

США, Франция и Великобритания помогали АБН вести антисоветскую пропаганду, открыли разведшколы для подготовки агентов для заброски на территорию советской Украины, социалистической Польши и Чехословакии. Велась работа по налаживанию контактов с венгерской и словацкой эмиграцией из числа сторонников гитлеровских союзников – словацкого диктатора Йозефа Тисо и венгерского диктатора Миклоша Хорти. Всю эту публику польское правительство в Лондоне считало для себя вполне подходящими друзьями по антисоветскому лагерю.

АК была продолжательницей политических традиций довоенной Речи Посполитой с её ненавистью к православию, России и алчными территориальными аппетитами «от моря до моря». А в довоенной Речи Посполитой на фюрера смотрели как на сильного партнёра, дружба с которым принесёт польской нации очередную порцию величия. 

Вот почему поляки самыми первыми в Европе подписали пакт с гитлеровской Германией (1934 г.), крупными тиражами издавали труды геополитиков и публицистов, ратовавших за совместный польско-немецкий поход на восток, пытались блокировать усилия СССР оказать дипломатическую и иную поддержку жертвам гитлеровских союзников – Эфиопии, подвергшейся агрессии фашистской Италии, и Китаю, атакованному милитаристской Японией. Когда Лига Наций осудила агрессию Японии против Китая в 1931 г., посол Польши в Токио Антоний Яжджевский заявил японским бонзам: «Польское правительство всегда хорошо относилось к японскому правительству и не намерено менять своего мнения». 

Симпатии к Гитлеру просыпались в поляках даже во время оккупации Польши. Из поляков немцы сформировали «синюю полицию» (granatowa policja), которая помогала нацистам ловить евреев. После войны в советском плену оказались несколько десятков тысяч поляков в фашистской форме. Даже личный шофёр Гитлера, оберштурмбаннфюрер СС Эрих Кемпка был силезским поляком. Он был рядом с фюрером вплоть до его самоубийства 30 апреля 1945 г., а после войны заботливо выпущенный из тюрьмы американцами. 

Осуждение Мюнхенского сговора и последовавшего затем раздела Чехословакии должно стать первым шагом на пути сохранения исторической памяти об истинных поджигателях Второй мировой. Памяти, которую Запад хочет уничтожить во что бы то ни стало, дабы уйти от ответственности.

5
1
Средняя оценка: 3.01351
Проголосовало: 74