Хрупкий мир под соломенной крышей

Памяти героев Великой Отечественной посвящается… Памяти о войне. Потому что настоящего мира еще нет. Мир еще не завоеван. Он под соломенной крышей. К которой уже поднесена зажженная спичка…

Она была красивой, наша Победа. Или просто красной. Что означало бы в Древней Руси – красивый, праздничный. Она была красной, наша Победа… Это у войны не женское лицо. Потому что у войны вообще лица нет. Вместо лица – уродливое кровавое месиво. И какое уже имеет значение – это лицо мужчины или женщины, девушки или парня, старика или ребенка. Какое имеет значение, какое лицо у войны – если у нее нет лица. Как нет и сердца.
Наша Победа шла по фронтовым дорогам, мимо сожженных деревень и взорванных городов, запоминая всё – повешенных партизан, задушенных младенцев, поруганных девушек, замученных узников концлагерей, умерших голодной смертью в тылу... И наша Победа пришла красивой. Величественной, высокой, сильной. И ее сердце стучало громко, в унисон биения всех сердец наших красивых, сильных, величественных людей. В унисон биения сердца сильной и величественной Родины… И у нее было лицо. У нее было лицо Родины. И каждому она напоминала свою мать.
Она пришла в майские дни, когда в Союзе уже взрывались почки на деревьях. А не снаряды. Когда пахло черемухой и сиренью. А не порохом и кровью. И воздух был прозрачный и тихий, в нем не гремела война. И так хотелось глубоко дышать. И в небе кружили птицы, делая виртуозные виражи. А не пикирующие самолеты… Птицы... Они могут жить только в мире. Они не просто символ мира. Они символ того, что в мире еще мир возможен.
Победа пришла 9 мая. Возможно, это самый счастливый день в истории человечества за всю его историю. Самый человечный за всю историю человечества. Потому что человечеству было вновь дано право на жизнь. Чтобы вновь и вновь, каждую весну вдыхать запахи цветов и наблюдать за птицами в небе. Вдыхая весенний воздух…
Мир спасет красота? Нет, мир спасли мы, спасая красоту. Пережив очень некрасивую войну – уродливую, извращенную, самую страшную в истории человечества. Войну без лица. Только со свастикой на мундире… И поэтому наша Победа была так красива. И поэтому пришла в такое красивое красное время года. В такой красивый красный месяц. Май. И ее праздновали на самой красивой Красной площади. В нашей огромной красивой красной стране.

Около двух часов ночи 9 мая 1945 года командир транспортного авиаполка, белорус Алексей Иванович Семенков со своим экипажем поднял в небо свой тщательно закамуфлированный Ли-2. Они летели из Берлина в Москву. Это был их первый полет в мирном небе... Пролетая над родной Витебщиной, подполковник Семенков не выдержал. И радостно воскликнул: «Скоро свидимся, мать и отец!..» Самолет приземлился на Центральном аэродроме имени Фрунзе рано утром 9 мая. Алексей Семенков доставил советский экземпляр Акта о безоговорочной капитуляции Германии в Кремль. Он доставил Победу.
Это она постучалась в ночь на 9 мая в каждую дверь. Но люди и так не спали. Люди ждали Победу. И распахивали перед ней двери. И это она, Победа, в 2 часа ночи по радио объявила, что будет передано важное сообщение. И это она, Победа, уже в 2 часа 10 минут стояла за спиной диктора Юрия Левитана, который красивым, сильным, мощным голосом сообщил о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии.
Невероятный голос, который прошел всю войну, сообщая об отступлениях и наступлениях, о сданных и отвоеванных городах и селах, о героических подвигах наших героических людей на фронтах, в партизанских отрядах, в тылу. Невероятный человек. Личный враг Гитлера, который обещал повесить Левитана одним из первых, чтобы петлей задушить его голос…
Этот героический человек-голос торжественно сообщил о героической победе над Гитлером: «8 мая 1945 года в Берлине представителями германского верховного командования подписан акт о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил. Великая Отечественная война, которую вел советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена. Германия полностью разгромлена!..»
Люди не могли оставаться одни. Они должны были опять находиться все вместе. Они должны были сплотиться. Вместе с Победой. Как когда-то сплотились во время проклятой войны.

С шумом распахивались окна. В квартирах вспыхивал свет – как маленький салют. И отовсюду доносилось счастливое, протяжное, громкое: «Ур-а-а-а!!!» В окнах один за одним появлялись красные флаги. Их все больше, все больше. И вот уже вся Москва – в огромном красном полотнище. Вся красная Москва развевается на весеннем ветру… Прохладной майской ночью люди выбегали из своих домов навстречу Победе. Люди обнимались. Люди ликовали. Люди смеялись. И плакали тоже. Люди поздравляли друг друга с общей Победой. Цену которой знал каждый. Потому что эта Победа цены не имела. Она была бесценна.
И в глазах этой Победы навеки застыли общие слезы всех наших людей. И люди не могли дождаться утра. И людей становилось все больше и больше. «Нас – тьмы, и тьмы, и тьмы...» Они шли навстречу Победе так же дружно, как когда-то шли ее защищать. И они двинулись на главную площадь страны, они двинулись к сердцу Родины. Они шли со знаменами. И нельзя было различить – бриллиантовые звезды в небе, и красные звезды на башнях Кремля, и золотые звезды на мундирах и погонах. Бриллиантово-красно-золотая Москва. И люди танцевали под звездным майским небом, в звездной Москве под гармошку. И пели военные песни под гитару. И в военном вальсе кружилась уже невоенная Москва.
И по-прежнему беспрерывно работали фабрики и заводы. И там проводились торжественные праздничные митинги. И беспрерывно работали типографии, чтобы побыстрее издать плакаты, открытки, листовки. И самолеты вместе с птицами закружили над городом, сбрасывая тысячи листовок с поздравлениями – с Победой! И люди вновь и вновь собирались у репродукторов, чтобы вновь и вновь услышать повтор исторической речи Левитана.
Мы не знаем, была ли столь масштабное празднование, столь огромная народная радость когда-либо до 9 мая 1945 года. После – точно не было. Ведь такой страшной войны не было никогда. А даже если и было нечто подобное, то такой героической Победы не было уж точно. И такой бесценной цены…
И салютовала Победа по всей нашей огромной стране. И ее радостно встречали в каждом уголке нашей Родины. И ей улыбались. А в глазах Победы навеки застыли слезы. Слезы всех наших советских людей. Слезы всех наших городов и сел. Слезы поруганной Родины. И еще, конечно, конечно, слезы всей нашей земли. И Земли. Которую мы спасали. И которую мы спасли. Только неизвестно до сих пор, насколько она нам благодарна… Особенно теперь.
А тогда, 9 мая 1945 года нам был благодарен весь мир. Искренне и без преувеличения. Они склоняли перед нами головы. Они снимали перед нами шляпы. Они дарили нам цветы. Они салютовали нам. Благодаря советскому солдату они остались живы. И они хотели жить. Но не знаю, насколько они хотели помнить… Память бывает короткой. А долг еще короче. Даже если цена этому долгу – жизнь. Впрочем, мы никогда не требовали этот долг. Мы были слишком чисты и бескорыстны. Особенно, когда цена долгу – жизнь. А жизнь цены не имеет.

Вечером 9 мая 45-го народные гуляния продолжились. Уже возвращались фронтовики. Их забрасывали цветами. Им жали руки. Им кланялись в ноги. Их качали на руках. Для них не находили слов благодарности. И найти не могли. Хотя благодарность порой в словах не нуждается. Она так же проста, как ясный весенний день. Как звезды над Кремлем.
Майским прохладным вечером Москва ждала Салют Победы.
Он начался ровно в 22.00 – самый мощный, самый масштабный, самый грандиозный в истории СССР. Это салютовала наша общая, наша прекрасная Победа. Небо подсвечивала праздничная иллюминация прожекторов войск ПВО. В ту ночь прозвучало 30 артиллерийских залпов из тысячи, в основном зенитных, орудий. Им в унисон грохотали сердца всех людей. Залпы орудий военными громовыми раскатами всего на несколько минут вонзились в небо. И пронеслись там вихрем ушедшей войны, растворившись среди мигающих красных, синих, золотых звезд. И резко замолчали. И сердца людей словно остановились. Чтобы вспомнить. И наступила стихийная минута молчания. Замолчало небо и звезды. Замолчали птицы и облака. Замолчали дома и деревья. Земля замолчала … Чтобы вспомнить. Своих отцов и матерей. Братьев и сестер. Сыновей и дочерей. Внуков и внучек. Всех, кто не вернулся.
А уже завтра, 10 мая, с самого утра нужно было выходить на работу. Возрождать, отстраивать, обучать, защищать, лечить. Всю страну. Стране нужна была помощь. И люди это знали. И должны были работать за тех, кто погиб. За каждого четвертого, кто погиб на войне. И ни на минуту, даже в минуту молчания, не забывать свой тяжкий долг – достойно прожить за них. Достойную и радостную жизнь. За них. И за них достойно, радостно и красиво умереть.
Они прожили достойно. Но они не могли знать, насколько некрасивой и безрадостной будет их смерть. И их смерть тоже выпадет на войну. На ту же войну. Хотя ее не объявили и название ей не придумали. Они не могли знать, что война не закончилась 9 мая 1945 года. Это была всего лишь передышка – всего на 40 с лишним лет. Эта мирная передышка на 40 лет была нелегкой, но достойной и счастливой. Но остальное… Недостойное и несчастливое.
И все же сам День Победы 9 Мая мы отстояли. Хотя бы сам день. Пусть он не красный. Пусть Москва развивается желтыми, зелеными, синими, оранжевыми, полосатыми флагами, как флажками на детском утреннике. Пусть сброшены многие красные звезды. И многих бриллиантовых уже нет над задымленной Москвой. Но, слава Богу, где-то есть еще золотые. На мундирах и на погонах. И даже птицы летают в небе. И даже парад по телевизору…

И все-таки мы ее отстояли. И праздник 9 Мая остался. Ведь май трудно убить, взорвать, отменить. Он приходит независимо от времени. Но в определенное время… 
Они не дописали войну. Они не доснимали войну. Они не дорисовали войну. Они войну не допели. Если это не сделаем мы… Мы войну окончательно проиграем. И проиграем сам день – 9 Мая… Это они гнали врага от Москвы. Это мы радостно распахивали перед врагом объятия через каких-то 40 с лишним лет... Это они освобождали Киев, Одессу, Минск, Сталинград, Ленинград, Прагу, Берлин... Это мы их сдавали... Это они подарили нам весь бесценный мир. Мы его не оценили и не удержали… Это они выиграли самую сложную войну. Мы же ее можем проиграть.
Потому что война продолжается. Или – эхо войны. Что одно и то же. Та же – Отечественная война. Может быть, мировая. Война-невидимка. Но не знаю, насколько великая. Ее величие определит время. Если мы победим, конечно… Но, конечно, мы победим. Ведь праздник 9 Мая существует. Праздник Победы. Осталось лишь победить. И продолжение будет...
Война не закончена. Эхо войны разносится сегодня по всей нашей измученной Родине. По всему измученному миру… Да, именно эхо той войны. Ведь 9 Мая и нашу Победу так и не простил нам спасенный огромный мир. И мы расплачиваемся за то, что спасли Землю. Которая по-прежнему круглая. И которая по-прежнему еще вертится. Благодаря нам. Точнее – им, солдатам Великой Отечественной, погибшим и выжившим. И вновь погибшим... Повторно...
А вообще, сегодня весь наш мир – под соломенной крышей. Такой хрупкий мир. Стоит только поднести зажженную спичку... Тогда сгорит и любовь, и ненависть, и мир, и война, и добро, и зло, и вообще все... Весь мир сгорит. Стоит только поднести зажженную спичку к соломенной крыше. И уже никогда, никогда не прилетит аист. И не совьет гнездо. Если нет жизни – птиц тоже нет. И гнезд тоже. И нет продолжения. И вообще нет ничего. Даже аромата весны. Даже самой весны. И даже мая… Даже запаха пороха нет.
Мир сейчас слишком универсальный. И слишком документальный. И малохудожественный. И еще слишком зависимый. И несвободный. Даже сам от себя… И мы несвободны. Даже от себя. И слишком одиноки. И миримся со своим одиночеством. И одинокой страной. А даже птицы не могут жить в одиночку. И без неба… Но мы не птицы. Нам не повезло. И остается лишь верить. В лучшее…
Должно, обязательно должно быть контрнаступление. Не такое явное. И уже не под мужественный голос Левитана. Возможно, мы его даже не заметим, как когда-то не заметили и падения великой державы… Но Победа будет за нами. И мы победим! 9 Мая еще впереди. И аист над соломенной крышей нашей Родины еще совьет гнездо. И никуда не улетит. От Родины не улетают... Если нет войны...

Памяти погибших героев Великой Отечественной посвящается…
Памяти наших отцов, дедов, прадедов посвящается...
Памяти повторно погибших героев Великой Отечественной в 90-е посвящается...
Памяти погибших героев Великой Отечественной в 90-е посвящается...
Памяти живущих героев Великой Отечественной посвящается...
Памяти о войне посвящается… Потому что настоящего мира еще нет. Мир еще не завоеван. Он под соломенной крышей. К которой уже поднесена зажженная спичка…

5
1
Средняя оценка: 3.28814
Проголосовало: 59