Королиха – Мать Шахтерская

В грозные годы военного лихолетья прифронтовая трудовая эпопея в Донбассе приобрела поистине невиданные масштабы. Под непрерывным артиллерийским обстрелом и губительной бомбежкой со стороны гитлеровцев коллективы предприятий, заводов и шахт производили демонтаж оборудования, грузили дефицитные полуфабрикаты, материалы, сырье и отправляли эшелонами в глубокий тыл. Одновременно для налаживания производства на местах были эвакуированы и ведущие специалисты различных отраслей. Так в Караганде и оказалась горнячка Евдокия Федоровна Королева.

Ее называли Шахтерской Матерью! Личность этой легендарной женщины в истории угольного Донбасса трудно переоценить. Представьте себе – ей около 102 лет жизни, где каждый день был если не подвигом, то фактом, достойным навсегда остаться в истории края. Она впервые спустилась в забой после гибели отца – горняка в 11-летнем возрасте. До революции Дуся отработала 17 лет в шахте выборщицей породы, плитовой, лампоносом, откатчицей вагонов. Это она – первая в мире женщина – взяла обушок и наравне с мужчинами добывала уголь в Первую мировую войну. Во время Великой Отечественной войны в возрасте 63 лет Евдокия Федоровна спустилась в шахту № 20 – бис в Караганде, и три года самоотверженно рубила уголь. А также обучила нелегкому ремеслу и молодых женщин – казашек, создав ударную бригаду забойщиц. И у нее еще хватало сил и энергии и для установления связи с передовой, опеки сиротских приютов! 
С дореволюционных времен она была бессменным, всеми признанным, как сказали бы сейчас, председателем женсовета всего поселка Рутченково... Она никогда не имела персонального кабинета. Ее излюбленным местом в поселке была посадка на берегу Рутченковского водохранилища питьевой воды, где и проходили так называемые «женские посиделки». Перечень вопросов, которые решались на этих собраниях, был многочисленный и разнообразный. Все они диктовались жизнью, сложившейся ситуацией. До революции это были маевки, где вырабатывались требования к шахтовладельцам и подрядчикам, решались наболевшие бытовые вопросы. В революцию ими стали собрания по организации сопротивления душителям рабочего движения, махновцам, белым армиям и т.д. Здесь же решались проблемы социально-бытового характера, касающиеся жизни поселка. После революции и освобождения от нацистских оккупантов на этом же месте ставились и решались "женскими батальонами" Королевой тяжелейшие вопросы восстановления производства и налаживания нормальной жизни.
И часто в начальственных кабинетах не могли решить того, что решалось на сборах у водохранилища.

Вот что отмечает Ю.А. Макаров, в прошлом директор ряда рутченковских шахт, а потом начальник управления кадров и учебных заведений Минуглепрома УССР, член коллегии Министерства угольной промышленности:
«Я встретился с Евдокией Федоровной Королевой в 1957 году, когда после двух взрывов на шахте №30, последовавших один за другим, меня направили на "тридцатку" начальником шахты. Королева в то время работала на своей родной шахте заведующей административно-бытовым комбинатом. После такой катастрофы на шахте царил полный хаос. Подземные рабочие, особенно забойщики, рассчитывались целыми бригадами и уходили на соседние шахты, оголяя забои. О выполнении плана добычи угля в момент моего прихода не было даже речи.
На шахте за Евдокией Федоровной прочно укоренилось прозвище «Мать». Меня же при первой встрече она назвала сыном. Так и прошли мы по жизни до самой ее смерти в 1981 году как мать и сын.
Зная обстановку на шахте, видя растерянность даже опытных шахтеров (а она знала их абсолютно всех!), Мать сказала мне, что с сегодняшнего дня начинает обходить квартиры шахтеров, подавших заявления на расчет, чтобы они возвращались на работу. Мне же посоветовала выступить перед всеми сменами и рассказать о причинах взрывов и о том, что делается для того, чтобы они не повторялись. Не знаю, что она говорила в семьях, как убеждала, но ее агитация по квартирам и наша информация сделали свое дело. Шахтеры поверили нам, постепенно вернулись, и через три месяца шахта начала устойчиво работать».
«Я свидетельствую как очевидец: после того как было налажено трамвайное движение по главной улице Артема освобожденного в 1943 году города Сталино от железнодорожного вокзала до металлургического завода, следующая тяговая подстанция была построена у нас – на улице Кирова. Из центра города до Рутченково были восстановлены рельсовые трамвайные пути, обслуживающие и сегодня маршрут №8. Жители окраин могут оценить важность транспортной связи с центром большого города. А пробивала в горисполкоме Сталино выполнение этих работ Евдокия Федоровна. Кстати, требуя от властей очередную социальную новостройку, она брала еще и тем, что сразу заявляла: посильная помощь будет оказана жителями, ее женскими бригадами», – отметил старожил Донецка. Деятельно поучаствовала Королиха и в восстановлении школы №69, ряда жилых зданий и других объектов.
«Я часто слышал от Королевой слова: "Сын, ты не всегда будь строгим. Там, где рабочий человек сделал хорошее дело, похвали его, не скупись. На доброе слово всегда душа открывается, и тогда и тебе, и делу будет польза большая", – подчеркивает Юрий Александрович. – Когда по хрущевской амнистии на шахты буквально хлынул поток бывших заключенных, она ежедневно стала посещать рабочие общежития, закрепила за ними дежурных из числа домохозяек, и они, с одной стороны, следили за порядком в жилых помещениях, своевременной сменой белья, чистотой территории вокруг общежитий и т.д., а с другой стороны, требовали, чтобы бывшие зэки строго соблюдали правила общежитий, и приучали их к этому постепенно. Можно твердо сказать, что Королева и ее "дозорные" спасли целое поколение мужчин, опаленных войной, прошедших по разным причинам через тюремные нары. Очень многие из них, и уж это точно преобладающая половина амнистированных, взялись за ум, создали семьи, и сегодня их дети и внуки образуют прочные шахтерские династии на шахтах Донецка. Это тепло Матери сделало их настоящими людьми, людьми с чистой совестью, истинными тружениками шахтерского фронта.
И когда в 50-е годы начинались перебои с поставкой продовольствия в район, Евдокия Федоровна надевала мундир хозслужащего (в то время они шились по указу правительства от 1947 года) и без напоминаний и команд ехала к начальнику горпромторга Горину. Она, нужно сказать, обладала магической силой убеждения. Вопросы снабжения района решались в один день».

  

Память о Евдокии Федоровне Королевой и сегодня хранит каждый уголок бывшей Рутченковки. Например, зайдите в ДК им. И. Франко. До войны он назывался ЦДКУД – Центральный дом культуры угольщиков Донбасса. Он был построен как образец социалистической архитектуры и был действительно культурным центром города Сталино. В нем работали десятки кружков: струнной, духовой и клавишной музыки; хорового и эстрадного пения; драматического и художественного слова; кройки и шитья; художественной вышивки и вязания. До войны здесь был создан шахтерский ансамбль песни и пляски под руководством Зиновия Осиповича Дунаевского (родного брата Исаака Осиповича Дунаевского), переименованный после войны в ансамбль «Донбасс», известный далеко за пределами страны. Немцы, отступая в 1943 году из Сталино, сожгли всю дворцовую красоту, а хрустальную люстру – украшение дворца -вывезли. Когда в 50-е годы завершались восстановление и реконструкция Дворца культуры, встал вопрос и о люстре – без нее зал не смотрелся. И тогда руководство города послало в Москву Евдокию Федоровну. Никто не знает, в какие двери она стучалась, но три тонны бронзы и хрусталя с 360-ю светильниками скоро прибыли в ДК им. И. Франко целевым назначением. Этим произведением искусства и сегодня может полюбоваться каждый. 
В 1959 году шахта №30 была сбита горными работами с шахтой №17-17-бис, и выдача угля и породы теперь осуществлялась через новую поверхность. Терриконы шахты №30 потеряли свое значение, а подъемные машины должны были демонтироваться.
«Помню, как забежала ко мне в кабинет взволнованная Мать и попросила пока не демонтировать подъемную машину террикона. Я задержал демонтаж. А на следующий день она уже попросила ежедневно в первую смену выделять для работы машиниста подъема. Оказывается, за один день она создала бригаду домохозяек, которые ежедневно накапывали тонны чернозема и отправляли его на засыпку террикона. Когда породный отвал был полностью покрыт толстым слоем чернозема, на нем высадили деревья, которые связали покров террикона и сегодня защищают район от запыления и создают удобозримый ландшафт», – рассказал ветеран. 
Этот первый опыт озеленения донецких терриконов, послуживший толчком для создания при комбинате «Донецкуголь» и на других угледобывающих объединениях Донбасса управления по тушению и озеленению терриконов, был осуществлен на общественных началах по инициативе Королихи. Вслед за озеленением террикона Евдокия Федоровна взялась за озеленение района. На каждой улице из домохозяек и школьников были созданы «зеленые патрули», которые на своем участке (улице, дворе) высаживали цветы, кусты сирени и многое другое.

Никогда она ничего не просила для себя, несмотря на то, что лично была хорошо знакома с будущим руководителем СССР Н.С. Хрущевым. В дореволюционное время тот работал на ряде заводов Юзовки, потом механиком подъема на соседней 31-й шахте, а «залицявся до дiвчат», которые жили в Собачевке – поселке шахты №30. Она была на 15 лет старше Хрущева и относилась к шустрому, неугомонному «кацапу» покровительственно, называла Никиткой всю жизнь, даже когда он был уже пожилым и великим человеком.
Из родительской землянки Королиха переселилась в восьмикомнатный барак на улице Каменнолитейщиков, которая ныне носит ее имя. В этом бараке без удобств Королева занимала только одну комнату и кухню. В этой квартире она и прожила до самой смерти. Она никогда не болела, не знала отпусков и умерла на ходу по дороге на шахту от разрыва сердца.

...А совсем недавно, в июле 2013 г., Ю.А. Макаров передал в дар Донецкому республиканскому художественному музею картину знаменитой Шахтерской Матери. Прижизненный графический портрет Евдокии Королевой с орденом «Знак Почета» на лацкане пиджака был исполнен художником И. Борисенко простым и цветным карандашами и тушью 18 февраля 1945 года. В архивах сохранились различные фотографии Королихи, но художественный портрет, естественно, выполнен в единственном экземпляре. По оценкам экспертов музея эта картина является особо ценным произведением для Донецкого края как с исторической, так и с художественной точек зрения. 

…Трудно, практически невозможно представить, как смогла вынести такую немыслимую, сверхчеловеческую ношу на своих хрупких плечах наша героическая женщина – Шахтерская Мать. Но она смогла, вынесла и победила!

 

Художник Ким Шихов.

5
1
Средняя оценка: 3.77778
Проголосовало: 9