Разговоры ни о чем, или Зеленский о русском и других языках жителей Украины

Если вы помните, а вы, конечно же, помните, одной из причин, по которой уплыл Крым, попрощались с Украиной Донецк с Луганском, а также чуть не попрощался весь Юго-Восток, был вопрос русского языка. При этом вовсе не шла речь о том, что нужно отказаться от украинского языка или наложить на него какие-либо запреты или ограничения, а всего лишь о том, чтобы дать людям возможность в равной степени использовать и русский, и украинский язык во всех сферах жизни, сделать так, как это было на территории исторической Новороссии и в Харьковской области всего каких-то три десятка лет назад при УССР.

Итак, Крым уплыл, Донецк с Луганском громко хлопнули дверью, а проблема ущемления прав русскоязычного населения, который по подсчетам института Гэллапа является родным для 83% населения Украины, не только осталась, но и усугубилась. К ней добавилась проблема компактно проживающих венгров, поляков, румынов.

Помнится, что Зеленский на выборах в противостоянии с Порошенко получил 73% голосов. Значительную часть из них он получил от жителей Юго-Востока, которые надеялись, что человек, который родился в русскоязычном Кривом Роге, не стеснялся обращаться к ним на русском языке, прекратит языковую их дискриминацию. Но их надежды были обмануты. Став президентом, Зеленский не только не отменил ущемляющие права русскоязычного населения законы, но и подписал закон, лишающих их права учиться на русском языке, а заодно и на многих других языках.

Прошел год с момента инаугурации Зеленского, и вот на пресс-конференции его спросили, почему он так и не пересмотрел закон о тотальной украинизации, подписанный предшественниками, а ведь раньше говорил, что нужно менять квоты на украинский язык - в сторону их уменьшения.

И Зеленский годичной выдержки на этот вполне понятно и прямо поставленный вопрос не ответил. Не ответил он и на вопрос, почему он продлил запрет российских соцсетей и почтовиков, хотя ранее говорил, что такие запреты – это порочная практика.

Вместо этого он говорил что-то не очень понятное, причем не очень понятное и журналистам и, не исключено, что и ему самому.

«Вопрос языка в Украине не стоит. Но справедливость должна быть для всех, мы сложная страна, мы должны помогать меньшинствам знать свои языки. Кстати, с Венгрией... господин Орбан мне говорил, что год искал со мной встречи. Я не против такой встречи, там будет подписан меморандум по всему...».

Что сказал? Зачем сказал? Умные люди предположили, что Зеленский таким витиеватым способом хотел выразить то, что венграм, в отличие от всех остальных, таки позволят учить детей в школах на родном языке, но после соглашения с Венгрией. А соглашение это, видимо, предполагает то, что Венгрия не будет ставить палки в колеса Украине на пути в НАТО, как обещала.

А вот по поводу русского языка Зеленский годичной выдержки уже ничего не стал обещать. На вопрос журналиста он демонстративно перешел с дэржавной мовы на русский: «Я президент Украины - хотите говорить по-русски - говорите по-русски». Но журналист ответил, что не может этого сделать в эфире – Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания оштрафует. Зеленский отреагировал на это словами, что в рамках квот можно и по-русски (правда, квоты эти малы и не распространяются на прайм-тайм) и перевел стрелки на Порошенко, который этот закон подписал. Но при этом как-то забыл, что сам подписал закон, который уничтожает школы, в которых учились на русском языке, а ведь мог и не подписывать.

Самым же железным аргументом из его уст было: «И согласитесь – это круто знать украинский язык!».

Согласимся, круто знать любой язык, помимо родного. Но учиться все же лучше на родном. На неродном материал усваивается примерно в половину хуже. Это любые педагоги скажут, кроме украинских, конечно же.

Так что как когда-то сказал дед Панас в исполнении Пинхаса Хаймовича Вексляра в вечерней программе «На добраніч, діти» («Спокойной ночи, дети»), «отака х…ня, малята».

5
1
Средняя оценка: 3.54839
Проголосовало: 31