Смугнар – белорусская «Молодая Гвардия»

Белорусская молодёжная комсомольская организация СМУГНАР, созданная в Калинковичах, была почти неизвестна в масштабе Советского Союза сразу после конца войны и ещё сорок пять лет после. Конечно, на родине организации, в Калинковичах, о ней периодически вспоминали на митингах, посвященных Дню Победы, главные участники были на родине увековечены, о них вспоминали в школах, где учились главные организаторы Смугнара. Но письменно засвидетельствована борьбы этой организации с фашистскими захватчиками, само существование организации в масштабах Белоруссии было зафиксировано только в 1986 году, когда в Минске, в издательстве «Юнацтва» вышла документальная повесть Г.Б. Розинского, так и названная «Смугнар». 

В документальной повести воссоздается трудная обстановка военного времени, рассказывается о комсомольцах города Калинковичм: в первые же дни Великой Отечественной войны они создали подпольную организацию, девизом которой стал лозунг – смерть угнетателям народов – то есть «Смугнар». На первых же страницах повести главные её герои: Сеня Шевченко, Петя Ерёменко и Лёня Лобанов обмениваются впечатлениями о первых днях войны. Сеня Шевченко рассказал друзьям о том, как он с сестрой пытался добраться до Гомеля: – «На нашем эшелоне были опознавательные знаки Красного Креста, но оказывается, фашисты не признают международных законов, из пулемётов обстреливали бегущих детей и женщин» (1). Возмущался Сеня, ещё не понимая с каким беспощадным врагом столкнулся – захватчики зашли в Калинковичи 21 августа. Петя Ерёменко вспоминает первый день прихода гитлеровцев в город: – «Солдаты запрудили все улицы, танки, грузовики, мотоциклы. По домам рыскать стали, барахло таскать. Крики, плач… Разбойники! Грабители!».

Белоруссия первой из республик СССР подверглась тотальной оккупации, мы уже вспоминали об этом, когда рассматривали роман Алеся Адамовича «Война под крышами», которую автор написал уже по воспоминаниям своей юности. А ребята, воспоминания которых остались только в дневниковых записях, не пережили описываемые выше события даже на год… Троим выше названным белорусским ребятам было по шестнадцать лет. Их встреча закончилась так – Лёня Лобанов повернулся к Сене и спросил: – «ты скажи, что теперь делать? … Бороться будем! Вот что, – твердо сказал он». 

Далее ещё никак не оформив свою группу для борьбы с захватчиками, ребята начинают действовать – находят место в городке, где беспорядочно было сваляно оружие, амуниция, подсумки с патронами, сапёрные лопатки, противогазы, которые собрали гитлеровцы, но не выставили охраны: в первые недели войны враги были самоуверенны и беспечны. Сюда пришли ребята и прятали пистолеты под одежду, набивали карманы патронами. Были уверены – оружие пригодится. Услышав шаги, спрятались и увидели ещё одного общего друга: Костю Ермилова с тремя ребятами, понаблюдали – те тоже искали военные трофеи. Но не стали себя обнаруживать из-за того, что не были знакомы со спутниками Кости – проявили осторожность.

Больше всего трое юношей, решивших бороться с оккупантами, переживали, что не знают новостей с фронта и потому решили собирать сами ламповый приёмник. Чтобы разжиться радиодеталями, залезли в кабинет физики закрытой наглухо школы. Из физического кабинета ребята вышли с богатыми трофеями – карманы оттопыривались от батареек, ламп, катушек с проводами. Впервые покидали школу через окно учительской комнаты…

После первых вылазок за оружием ребята расширили зону своих действий – в один из дней, когда Ерёменко и Лобанов возились с приёмником, Шевченко пришёл к Пете в дом с Костей Ермиловым. Ребята знали, что он силён в радиотехнике и с надеждой смотрели на него. «Будем собирать ламповый приёмник» – такое приняли решение. В ту осень на белорусском Полесье рано наступили холода – 7 октября выпал первый снег. 

В Калинковичах распространились вселяющие надежду вести: в лесах успешно действуют первые партизанские отряды, на фронтах идут ожесточённые бои, германские войска несут большие потери. С приходом зимы ребята стали ежедневно собираться у Пети Ерёменко. Однажды Костя привёл с собой долговязого веснушчатого юношу: – «Знакомьтесь – Валик Толорая, надёжный парень, комсомолец». Толорая рассказал, что живёт он вместе с младшей сестрой Мирой и бабушкой – отец на фронте, мать умерла. Остались без денег, без продуктов… – А что умеешь делать? – На гармошке играть – заулыбался он.

«Я с Валиком знаком с детства», – сказал Костя Ермилов – «Давайте лучше поможем ему, чтобы семья не голодала». Несмотря на протесты Толорая, Ерёменко спустился в погреб и насыпал ему корзину картошки. Лобанов сбегал домой и принёс кусок сала. Спокойный и застенчивый характер Валика больше всех пришёлся по душе Сене. Дважды по заданию Ермилова они вместе ходили за патронами в район вокзала. Этот полуразрушенный флигель Косте показал одиннадцатилетний Женя Кунцевич – соседский мальчишка, помогающей ему в сборе оружия. Сеня и Валик обследовали чердак этого дома – в засыпанном шлаком перекрытии они сделали надёжный тайник., чтобы незаметно от чужих глаз перенести туда несколько ящиков с патронами.

Встречи друзей продолжались; одна из них стала особенно знаменательной. Накануне праздника все решили собраться у Пети Ерёменко, чтобы обсудить, какими делами отметить приближающуюся годовщину Октября. Для конспирации договорились явиться с музыкальными инструментами, будто собрались на музыкальные занятия. Дома у Лени или у Пети – она жили по соседству – ещё в мирное время проводили репетиции струнного оркестра. Теперь репетиции служили им хорошим предлогом для сходок. Ермилов готовился к встрече по-своему: он видел, что его друзья хотят включиться в борьбу против гитлеровцев. Настало время для оформления их комсомольской ячейки. Предоктябрьский сбор подходил для воплощения этой идеи.

Когда все уселись, Костя встал из-за стола и взволнованно сказал: – Друзья! Нас пятеро. Все мы комсомольцы. А это пусть маленькая, но организация – и уточнил – «Комсомольская подпольная организация. Согласны, значит? – тогда предлагаю дать название нашей организации». После небольших препирательств организация получила название «Смугнар» – сокращение лозунга «смерть угнетателям народов». Таким образом, организация комсомольцев-подпольщиков была зарегистрирована накануне 7 ноября 1941 года. И Костя Ермилов, которого смугнаровцы выбрали своим вожаком, читает с тетрадного листка текст клятвы:

«Торжественно клянусь кровью своей и жизнью, что буду бороться с врагом моей Родины до последнего дыхания. Клянусь свято хранить тайну, высоко нести честь комсомольца, беспрекословно выполнять любое задание подпольной организации. 
Клянусь, если попаду в руки врага, то умру, но не выдам своих товарищей. Смерть угнетателям народов!»
А вот как состоялся обряд подписи слов клятвы: – «Потом на столе появилось бритвенное лезвие и новая ручка. Сеня первый сделал надрез на пальце и, приложив стальное перо к набежавшей алой капельке, расписался под текстом. То же сделал каждый. Теперь, – Петя широко улыбнулся и весело скомандовал: – Музыка, туш!».

Так сложилась настоящая комсомольская подпольная организация для борьбы с врагом. А на всех заборах в Калинковичах висели приказы коменданта городка, состоящие из перечня запретов для жителей, за нарушение каждого из которых стояло короткое: – расстрел. Но юных подпольщиков это не испугало. Сразу после подписанного пятью членами организации документа о её создании, они сообща трудились над текстом листовок. Руководил процессом Костя Ермилов – он слыл самым начитанным и политически грамотным.
Одну из листовок с подписью «Смугнар» принесла домой Валя, сестра Лёни Лобанова, с вестью о том, что в городе появились партизаны. Сестра стала уверять брата – надо связаться с этими партизанами! Тогда можно было бы передать им пишущую машинку, найденную в конторе потребкооперации. Лёня ей ничего не ответил и побежал к Сене. Новость о листовках его не удивила – такой реакции он и ожидал от молодёжи. Люди истосковались по правдивой информации, только слухи ходят по домам. И задача смугнаровцев –наладить приём радиопередач из Москвы – это повысит ценность листовок. Все собрались у Ермилова в мастерской – там же с утра сидел Толорая, который тоже сказал, что листовки надо печатать – так безопаснее. Он же сообщил о том, что в деревне Антоновка у него есть товарищ, который входит в группу – они тоже собирают оружие и готовятся уйти в лес. Ребята решили выйти с ними на связь. Получив инструкции, в этот же день Валентин ушёл в Антоновку.

Пересказывая так подробно историю создания организации Смугнар в Калинковичах (Полесье), на территории Белорусской ССР, хочу зафиксировать внимание на таких соображениях – белорусская земля подверглась оккупации практически в первые же дни войны и населяющие эти захваченные города и деревни люди не имели никаких известий, не знали ничего о подлинном положении вещей на фронте – об этом свидетельствуют многие воспоминания очевидцев. Известный белорусский писатель Алесь Адамович в автобиографическом романе «Война под крышами» подробно об этом написал. Юные участники подпольной организации, которую они организовали в Калинковичах (между прочим – это важный железнодорожный узел) всё решали самостоятельно, начали свою борьбу с оккупантами в первые же месяцы в условиях полной изоляции от информации с фронта и, однако, много успели. В первую очередь – напугали фашистов и поддержали дух местного населению, что было тогда крайне важно.

Организация, созданная в первые дни октября 1941 года, была разгромлена оккупантами уже к 18-му августу 1942 года, то есть просуществовала менее года, и трое из тех, кто подписался кровью на тексте клятвы (подпись кровью – безусловно дань романтически настроенному юношеству) в действительности подтвердили её слова – приняли мученическую смерть, перед этим подвергшись страшным пыткам. Много ли успели сделать эти семнадцатилетние юноши? Во всяком случае доказали фашистам несгибаемость воспитанного советской властью и Комсомолом поколения тех, кто родился в 1925 году, уже после войны гражданской, и принявших советскую власть как свою, родную. Нельзя забывать и о том, что речь идёт о западной Белоруссии, земли которой не так давно вошли в состав Российской Империи. И которые неоднократно переходили к Польше но возвращались обратно.

Только в мае 1942 года, 17 числа состоялся первый разговор Кости Ермилова с руководителем подпольной партийной организацией Петром Сергеевичем Ануфриевым и рассказал о деятельности Смугнара: – «У нас есть оружие, опорные пункты в ближайших селах, листовки, неудачное нападение на начальника жандармерии, мелкие диверсии на железнодорожном узле». Многое о том, как проходило это свидание, мы узнали из дневника Кости Ермилова, который он тщательно и намеренно спрятал под стрехой крыши своего дома.

… Таким образом, была налажена связь с местными коммунистами – подпольщиками. Однако руководство партийной организации только подсказывало комсомольцам направление следующих операций, некоторые из которых были удачно выполнены, но не помогло умным советом – как обезопасить по возможности работу комсомольцев? Были и чисто самостоятельные акты возмездия врагам – так, смугнаровцы напали на продуктовый обоз – местные крестьяне, мобилизованные главным полицаем Калинковичей, везли собранные в деревнях продукты для городского гарнизона гитлеровцев. Смугнаровцы напали на обоз, отобрали и расстреляли продукты(!?). Главный полицай ползал на коленях и униженно просил пощады. Валентин Толорая предлагал его расстрелять (как потом оказалось – не напрасно!). Но Ермилов припугнул старосту и отпустил. Это сыграло в дальнейшем роковую роль для всей организации, но в первую очередь для руководства Смугнара – полицай запомнил их лица и сохранил острое желание отомстить.
Через некоторое время такую возможность он получил.

Отряд коммунистов-подпольщиков уходил в лес к партизанам, по предложению Ануфриева ребята отдали отряду хранившееся у них патроны и многое другое из накопленного оборудования. А сами остались поблизости от Калинковичей. Партизанский отряд вскорости ушёл в глубь леса и комсомольцы потеряли с ним связь. Но потом им тоже пришлось принимать решение: оставаться и дальше в ближайших лесах или уйти вглубь леса? Не имея точного направления, а главное – не имея запасов продовольствия для жизни в лесу. Состоялось собрание, где каждому из организаторов было предложено выбрать одно из двух решений: уйти в лес, не имея ориентиров для поиска партизан или в связи с надвигавшимися холодами остаться в Калинковичах? Единодушного решения не было. И Костя Ермилов принял единоличное решение: городские останутся в Калинковичах а те из ребят, у которых есть родственники в деревне, пусть пока отсидятся там.
И это было ошибочным решением. Толорая был одним из тех, кто сразу не хотел работать на врагов. Ребята уговорили, беспечно думая, что в Калинковичах не знают об их участии в подпольной деятельности. Но староста, отпущенный ими в лесу, сразу узнал Ермилова в конторе, куда тот устроился на работу. Не будем описывать в подробностях разгром и пытки, которым подверглись трое главных смугнаровца – Костя Ермилов, Сеня Шевченко и Валентин Толорая, расстрелянные после четырёх дней истязаний. Некоторые были застреляны при побеге. Бабушка Валика Толорая и его младшая сестра Мира успели убежать в лес сразу после слухов про обыски, и после долгих блужданий по лесу вышли к партизанам… 

    

Так окончила жизнь эти семнадцатилетних мальчишек, только начинающих свой путь. Но их героическая выдержка при жестоких физических пытках, их несравненная стойкость духа, не позволившая им перед лицом гибели усомниться в правильности выбранного пути борьбы с захватчиками – не может не вызывать восхищения. Вечная им Светлая Память! 

5
1
Средняя оценка: 2.85714
Проголосовало: 14