Путешествия. Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить!

Белорусская деревня Ленин – место поистине уникальное. И не только своим названием, о нем – чуть позже. А самая главная достопримечательность – уцелевшие двухсотлетние деревянные надгробья – мацевы, сохранившиеся на еврейском кладбище XVI века, выполненные особой техникой тиснения дубовой древесины. В мире известно только о двух поселениях, где сохранились такие исторические артефакты: город Унеча в России и деревня Ленин в Беларуси. Если ехать в Россию слишком далеко, чтобы лично увидеть эти памятники старины, то никак нельзя было проехать мимо белорусской деревни, даже если для этого пришлось во время недавней поездки в Беларусь сделать крюк в сотню километров.

Когда я уже приехал в местечко Ленин и во время фотографирования немного отвлекся и пристально всматривался в одну из мацев, не услышал, как сзади кто-то подошел и тихо сказал: 
– Шолом!
Совершенно автоматически я ответил так же: 
-Шолом!
И этим сразу расположил к себе неслышно подошедшего мужчину. Он спросил: 
– Вы не местный? Я вас прежде здесь не видел. 
Пришлось рассказать, что я приехал из Латвии, чтобы воочию увидеть эти старинные мацевы, изготовленные неизвестными мастерами резьбы по дереву и чудесным образом сохранившиеся до наших дней. И тогда мужчина, которого зовут Михаил Борисович, проявил еще больший интерес ко мне:
– А вы из наших? В смысле – еврей? 
В тот момент мне захотелось, чтобы я был евреем. Или хотя бы им оказался кто-то из предков. Однако никто из них таковым не был. Правда, мой дед, чье родство уходило корнями к казачеству Запорожской Сечи, почему-то носил весьма редкое и даже странное для жителей глубины Белорусского Полесья отчество «Исакович». И как только я поведал об этом моему новому знакомцу, он проникся ко мне неподдельным уважением и под воздействием сильного воодушевления стал рассказывать обо всем, что знал о деревне Ленин. 
Он сразу с каким-то внутренним убеждением, если не сказать – с воодушевлением, сообщил, что предводитель мирового пролетариата Владимир Ленин к названию поселения никакого отношения никогда не имел, а местечко Ленин, известное по летописям еще с 1568 года, всегда так называлось. По народным преданиям, название пошло от имени утонувшей дочки местного помещика Алены. По старинной легенде ее обманул жених, и она с горя утопилась в местной реке Случь, а деревня названа в ее память. Правда, есть еще одна версия происхождения названия местечка: оно якобы пошло от слова «ленный» – арендный. Ведь местные жители всегда сдавали в аренду то землю, то помещения, то скот. 
Ну а самые патриотически настроенные историки уверены, что Владимир Ульянов все-таки был причастен к истории поселения и его названию: он якобы выбрал себе псевдоним «Ленин» после встречи с евреями местечка Ленин, которая состоялась в Вильно в 1895 году и закончилась получением от них денежных средств на нужды революции. Может, потому в деревне памятник В. Ленину все-таки есть – в честь связи с вождем и оказанной ему денежной помощи на дело революции. Он установлен перед зданием сельского совета в 1979 году.

   Памятник В. Ленину в деревне Ленин.

Впервые местечко Ленин упоминается в середине XVI столетия – им владели Олельковичи, Радзивиллы, Витгенштейны, оно побывало в составе Великого Княжества Литовского, Речи Посполитой, Российской империи, под поляками, немцами, а также при советской власти. С 1940 года Ленин стал районным центром Пинской области БССР, однако с 1952 года растерял все местечковые преференции и стал простой деревней Житковичского района Гомельской области.
Местная еврейская община в Ленине имела давнюю историю, следы которой еще можно обнаружить на старом кладбище. В письменных источниках о местечке впервые упомянуто в 1568 году, когда король Польши Сигизмунд-Август пожаловал местечко князю Юрию Олельковичу. В XVII веке местечко Ленин отошло к Радзивиллам, а в начале XIX века – Витгенштейнам. В состав Российской империи местечко было включено после второго раздела Речи Посполитой в 1793 году. К 1866 году здесь проживали 437 жителей, в 1908 году – 1019 чел. Население было смешанным, первая Всероссийская перепись населения насчитала 753 еврея из 1173 жителей, потом это соотношение продолжало меняться в сторону уменьшения еврейской части. 
После революции 1917 года евреи смогли придерживаться традиционного образа жизни во многом потому, что вскоре Ленин отошел к польскому государству. В местечке действовало отделение молодежной организации «Бейтар», работала частная еврейская школа Арона-Лейба, в которой учились около 40 учащихся. К религиозным евреям польские власти относились «с пониманием», препятствий при соблюдении традиции не чинили, были свои раввин, моэйхел и кантор. В Ленине действовали две синагоги – обе были деревянные, с высоким каменным фундаментом, печным отоплением и освещались газовыми лампами. Пожилые люди посещали их ежедневно, а в праздники и по субботам там собиралось все еврейское население местечка. «За польским часом» эту традицию соблюдало большинство евреев – обрезали новорожденных мальчиков, пекли мацу. Языком общения был идиш, говорили, что тот, кто не знает иврита, безграмотен, а если не знает идиш – тот и вовсе не еврей. Популярными были книги Шолом-Алейхема, Хаима-Нахмана Бялика, Менделя-Мойхера, Сфорима и других авторов. Достатка большого не было, выбиться в люди и получить образование могли только единицы. Что и демонстрировали некоторые жители деревни – с огромным уважением в Ленине относились к сыну оптовика Бреслера, который выучился во Франции на врача. Когда он, еще будучи студентом, приезжал летом на каникулы к родителям, его часто звали к больным. Посещая бедные семьи, он никогда не брал плату за визиты, а лекарства покупал за свои деньги. 
В сентябре 1939 года Ленин официально присоединили к Белоруссии. Поскольку в основном его население составляли люди неимущие, все приняли советскую власть благосклонно. Но позже, когда во всех магазинах и лавках исчезли промышленные товары и продукты, а власти стали арестовывать «заможных» (состоятельных) людей, проводить конфискации, национализации, укрупнения, коллективизацию, закрыли школу на иврите и запретили сионистские кружки, отношение изменилось. 
К тому времени местечко разрослось, его население было интернациональным – около 2000 евреев (включая беженцев из Польши и евреев из окрестных сел), 1500 белорусов, 500 поляков, а также русские, украинцы, литовцы, латыши, немцы и другие. О том, что война скоро станет реальностью, начали понимать, когда Германия стала захватывать одну европейскую страну за другой. Об эвакуации никто не думал, хотя о преследовании нацистами евреев в Германии слышали, но наивно полагали, что их это не коснется. Почти никто из евреев никуда не уехал, большинство не успело, да и через старую границу «западников» советские пограничники не хотели пускать – боялись немецких шпионов.

   В память о погибших земляках.

16 июля 1941 года Ленин был оккупирован. Свое отношение к еврейскому населению новые власти вскоре продемонстрировали. Первыми расстреляли семь евреев-комсомольцев, участников подполья, прятавших скот и колхозное имущество. Через три месяца казнили еще троих красноармейцев-евреев, вышедших из окружения и сумевших вернуться домой. Накануне их избивали во дворе гмины (управы) с такой жестокостью, что крики пленников были слышны на всю округу. Затем расстреляли дочь Эти Городецкой Хаю, которая, вопреки запретам, купила у крестьянина воз дров. Женщину вывели за сарай вместе с тремя детьми – двумя близнецами 3-х лет и их старшим братом 15-ти лет. Мать и дочь расстреляли посередине улицы – чтобы все видели. 
В конце июля 1941 года в Ленине фашисты устроили гетто. Это означало для его узников изоляцию от местного населения, предписывало обязательное ношение нашитых на одежду желтых шестиугольных звезд, комендантский час с наступлением темноты, безвозмездный труд, запрет использовать освещение, не ходить по тротуарам, снимать головной убор при встрече с полицией и немцами. В случае неподчинения – расстрел. У евреев отобрали весь скот – не только коней, коров, овец, коз, но даже домашнюю птицу. Трудоспособных мужчин из гетто двумя группами по 60 и 120 человек переправили в концлагерь. 
Первую массовую акцию нацисты провели 14 августа 1942 года. В местечке собрали евреев всего района и окрестных деревень. В большинстве это были старики, женщины и дети. Немецкие каратели и белорусские полицаи вывели обреченных за деревню и расстреляли. Оставшиеся в живых евреи Ленина решили бежать. В побеге участвовали около 300 узников. Многих расстреляли в спину во время преследования, однако при этом погибли не все пленники – уцелевшие присоединились к белорусским партизанам. 
Синагоги во время войны были сожжены, мало что вообще осталось от довоенной истории. Но то, что сохранилось, можно и теперь увидеть в Музее еврейской истории в сельской школе и на местном старом еврейском кладбище. Здесь уникальные деревянные мацевы доживают свой век – зрелище впечатляющее и угнетающее одновременно. 

   Древнему деревянному надгробью более 200 лет.                                  .

Конкуренцию им составляют бетонные надгробья, соседствующие с деревянными мацевами, но их век тоже подходит к концу. Многие из бетонных надгробий уже обветрились и искрошились, некоторые просто завалились и зарастают мхом. Но, что удивительно, деревянные мацевы выдерживают натиск времени даже лучше своих бетонных свидетелей истории – многим из них 200 и даже более лет. К сожалению, как рассказал Михаил Борисович, технология изготовления дубовой тисненой древесины утеряна, теперь никто не хоронит своих родственников по старинным обычаям евреев. 
Всего на данный момент на этом кладбище сохранилось около 30 деревянных мацев. Находясь среди этих молчаливых свидетелей старины, ощущаешь атмосферу мистики – все здесь говорит о заброшенности, словно каждый из похороненных евреев напоминает о себе. Часть мацев перенесена под навес – их просто подобрали с земли, чтобы уберечь от скорого гниения. Но это уже не спасет их – следы тлена на них очевидны.
Как рассказал Михаил Борисович, некоторые могилы на старом еврейском кладбище с десяток лет назад были раскопаны вандалами. Тогда и решили встречать каждого приезжего, кто заходит на этот погост, чтобы сопровождать по территории и одновременно рассказывать об истории и жизни предков.

                                

Вход на старинное евроейское кладбище.      Бетонные надгробья еще живы.                          Время не властно над памятью.

Есть в деревне Ленин еще одна достопримечательность, сохранившаяся на православном кладбище – Крестовоздвиженская часовня 1871 года постройки. Она была возведена в честь отмены крепостного права и теперь тоже доживает свой век. Часовню хотели перенести в Музей народной архитектуры и быта в Строчицах, под Минск, но с решением затянули по причине отсутствия денег. А теперь уже поздно – переезд часовня не переживет. Она даже может не достоять до ближайшей зимы – состояние крайне плохое. 
После освобождения деревня Ленин утратила прежний облик. В ней после тяжелых боев партизан против немецкого гарнизона уцелело только несколько кирпичных зданий. Те немногие жители, кому посчастливилось спастись, оказались босыми и раздетыми. Нужно было продолжать жить, восстанавливать пепелища, растить детей. Не все к этому оказались готовы. После перенесенной трагедии у многих не осталось надежды, что на старом месте можно возродить родной очаг. Но воля к жизни и память обо всех погибших и живых помогла возродиться древнему поселку Ленин. И здесь каждый встречный здоровается с незнакомым человеком, говоря ему «Шолом!». 

 

Фото автора.

5
1
Средняя оценка: 2.8
Проголосовало: 5