Путешествия. «Здравствуй, Бразилия!»

Вчера я вернулся из Бразилии! Но не спешите поздравлять меня с возвращением из экзотического путешествия в эту далекую страну: это не та Бразилия с тропическими лесами, где много диких обезьян. И хотя на дороге, ведущей к «нашей» Бразилии, были замечены следы крупного кабана и табунка косуль, расположена она всего в получасе езды от Даугавпилса, на стыке Калкунской и Медумской волостей.

ДОЛГАЯ ДОРОГА В БРАЗИЛИЮ

Надо сказать, что здесь автор уже бывал лет пятнадцать назад. Тогда, прежде чем оказаться в Бразилии, я очутился на каком-то хуторе. Остановился, чтобы спросить – правильно ли еду. Навстречу вышла женщина:
– Нет, немного не доехали: Бразилия – во-о-он за тем леском. А наш хутор называется Лиелкалнс.
Услышав это поэтически-красноречивое название – в переводе с латышского это «Большой Камень», – оглядываюсь. Но вокруг не замечаю ни одного камня, тем более, большого. И высказываю свое предположение:
– Может, ваш дом на камне стоит? Ведь неспроста хутор так называется.
– А как же тогда мы вырыли бы подвал под домом? – парирует сельчанка, которая назвалась Антониной. – Нет, видимо, были другие причины дать такие названия и нашему хутору, и Бразилии.
– Ну, бог с ним, с камнем – нет его, и ладно. А вот почему Бразилия так названа?
– А вот этого не знаю. Спрашивайте у хозяев. 
Попробовав вкуснейшего деревенского творога и запив его молоком (несравнимым с "пакетным"!), любезно предложенным Антониной, поехал дальше – за лесок.
Действительно, всего километр пути, и передо мной – хутор. Две собаки носились за оградой, не давая ни единого шанса приблизиться к поселению. Тогда это был обычный дом-пятистенок с недавно перекрытой крышей. На отшибе – маленькая банька. Заглянул в окошко: похоже, топится по-белому. Однако нельзя было не заметить и признаки цивилизации: на крыше дома – телевизионная «тарелка», а на фронтоне – датчик охранной сигнализации.

                   

 Бразильские просторы.                                                                      Вот такая Бразилия.

Вернувшись, снова захожу к Антонине. Она продиктовала номер телефона хозяев Бразилии. По нему назавтра я и связался с ними. И наше первое знакомство на бразильской земле могло состояться только в ближайшую субботу – на нее мне и назначили встречу. 
И вот я опять еду по уже знакомой дороге. Свернув за автобусной остановкой «Водопой» с трассы, ведущей из Даугавпилса в Зарасай, попал на подсыпанную гравием дорогу. Она и вывела к Бразилии. Правда, в одном месте пришлось остановиться и вызывать подмогу – путь преградила огромная лужа. Вскоре с той стороны препятствия показался джип – это ко мне ехал на выручку хозяин хутора. Марк и Рекс (так зовут четвероногих сторожей) уже не так лютуют, как в прошлый раз. Видимо, чувствовали присутствие в доме хозяев. Да и с предыдущей встречи, наверно, запомнили меня. И теперь признали во мне своего.
Навстречу вышла хозяйка – Раиса. Она мило улыбается и сразу приглашает в дом. Извиняется, что вчера по телефону не сразу согласилась принять гостя:
– Мало ли кто может позвонить. Время сейчас такое, что люди редко помогают друг другу даже в беде. А наш хутор стоит далеко от других поселений, так что в случае чего – кричи не кричи – помощи ждать будет неоткуда. Правда, на нашу Бразилию пока никто из злоумышленников не зарился – не зря ведь смонтировали сигнализацию.
Дома был и муж Раисы Арвид, который готовил баню к приему гостей: топил печь, таскал ведрами воду из пруда. Раиса всю жизнь работала на швейном производстве, но сейчас уже на пенсии, а Арвид – механик и снабженец в одном лице в фирме, занимающейся электромонтажными и вентиляционными работами. Он – латыш, она – староверка. Общаются на русском языке. Вырастили сына Анатолия и дочь Ольгу. Есть зять Андрей и два внука: Глеб и Марк.

          

Арвид и Раиса Бизуны.                                                                        Мухтар и Боцман встречают свою кормилицу.  

Хутор – наследственный. Сруб дома поставлен больше ста лет назад, но, несмотря на свой весьма солидный возраст, ни следов гниения бревен, ни отметин жуков-древоточцев на бревнах нет.
 – А это потому, – говорит опытный во всех строительных делах Арвид, – что раньше не знали, что такое «подсочка», при которой из сосен извлекали смолу-живицу. 
Может быть, именно потому дом удивительно хорошо держит тепло: в одну из зим, когда морозы доходили до 30 градусов, а из-за сугробов и полного бездорожья сюда невозможно было добраться, чтобы хоть что-то спасти от стужи, цветок мирта, стоявший в нетопленом доме две недели возле самого окна, не замерз. Банки с солениями, составленные в комнате, тоже не пострадали. 

ПОЧЕМУ ХУТОР НАЗВАЛИ БРАЗИЛИЕЙ

– А откуда появилось такое интересное для наших мест название вашего хутора? – отхлебывая изумительный чай из местных трав, задаю свой главный вопрос хозяевам Бразилии.
– Мне моя мама рассказывала, – вспоминает Раиса, – а ей передавала эту легенду ее мать, что в давние времена здесь вокруг был глухой лес. Кругом низины и болота, и только в этом месте – единственная высотка. Вот кто-то из предков-староверов, которые вынуждены были бежать из Руси, чтобы спасти свою веру, стал вырубать здесь лес, готовясь поставить избу. Корчевали пни, выжигали кусты. В общем, отвоевывали территорию у природы. В то время кто-то из соседей ездил на заработки в Бразилию. Вернулся оттуда и рассказал, что тамошние негры точно так же – в поте лица! – трудятся на хозяйских плантациях. С того и повелось: Бразилия да Бразилия. А правда это или чей-то вымысел, поди узнай. Но, скорее всего, правда, потому что других версий нет. Да и звучит красиво! Тем более, что оно и на карте внесено как официальное. Так что мы не против такого названия. Правда, сами не вкалываем здесь по примеру негров, а приезжаем сюда только по выходным – досмотреть участок да попариться в баньке. 
В прежние годы здесь все лето жил отец Арвида Микелиса, которому было под 90 лет. Он, несмотря на весьма преклонные годы, был еще крепкий – как то дерево, из которого смолу не высасывали подсочкой.
– В баню к нам, – подхватывает Арвид, – приезжает мыться уйма народу. Однажды мы посчитали – больше двадцати человек собралось! Приходилось в три-четыре захода париться. Сначала, пока пар сильный, идут мыться мужики. Потом – женщины и дети. Случается, одной закладки дров не хватает! Но ничего – по ходу дела подкидывали еще поленьев, ведь для здоровья не жалко, да и вокруг хутора бурелома в лесах уйма. А пока парильщики ждут своей очереди, обо всем переговорят: и о ценах, и о Евросоюзе, и о политике.

    Посидим на завалинке.

Но не только в баню приезжают сюда родственники и знакомые: летом собрались всей толокой, чтобы накрыть крышу. 
 -А жара в тот день стояла несусветная! Припекало – как в настоящей Бразилии! – со смехом вспоминает Арвид. – И пива ушло под эту работенку 62 бутылки!
Арвид и Раиса не ставят целью выращивать здесь какие-то заморские фрукты-ягоды. Картошка, морковка да свекла – вот главные их изыски. Зато Раиса не удержалась, чтобы не похвалиться:
– Под стеной, с солнечной стороны дома, растет замечательный виноград! Даже в «плохой» год вызревает! Не хуже, чем в настоящей Бразилии! Правда, приходится гонять с гроздей птиц и ос – не услежу, так съедают начисто. Приходится укрывать от них и сортовую яблоню, на которой растут очень сладкие плоды. 

СТАРЫЙ ХУТОР НА НОВЫЙ ВИД

Раньше, пока этот хутор еще не был оформлен, на нем царили хаос и разруха. Ведь раньше присматривать за ним приходилось только наездами – тогда еще и Арвид, и Раиса работали в Даугавпилсе. Но со временем хозяева навели здесь полный порядок. В этом убеждаюсь сейчас, когда по уже знакомой дороге приехал в Бразилию. На въезде на хутор гордо красуется деревянная резная доска с надписью: «BRAZILIJA» – сын Анатолий сам сделал и подарил маме на день рождения. Дом обшит современным натуральным материалом из фрезерованной древесины – этой работой Арвид и Раиса занимались вдвоем. Правда, поначалу дело не шло – не было нужных инструментов. Зато потом, когда и оборудование появилось, и навык приобрели, процесс наладился. Перед этим заменили несколько нижних венцов сруба, которые поддались влиянию времени – поднимали углы на домкратах, вырезали подгнившие бревна, вставляли свежие тесины. Как обычно, трудились скопом – один домкратит, другой вырезает, третий подгоняет по месту уложенные бревна, четвертый конопатит мхом. Потому и дело спорилось. 
И теперь они живут на хуторе постоянно. Правда, и городскую квартиру держат – авось, внукам пригодится! Сами никуда не ездят на отдых по заграницам – только в Бразилию!
– Воздух здесь, – восторгается Раиса, – лучше, чем на любом курорте! Подышишь им, и хватает бодрости на всю неделю! А когда еще видишь плоды своего труда, душа радуется. Правда, нынешнее лето приносит одни огорчения: затяжные дожди залили участок с картошкой – копать ее еще рано, но она уже сгнила от избытка воды. Вчера из-за этого плакала: купить-то на зиму купим, но просто жалко трудов! А Арвид меня успокаивал: «Ну что ты расплакалась – ведь сегодня праздник!» Тогда я и вспомнила, что у нас 45 лет со дня свадьбы. А все равно обидно до слез! Даже огурцы, которым, как известно, нужно много полива, и те не растут. Хорошо, что успела засолить в нескольких банках, пока не начались дожди. Ничего, хватит на зиму! Позже займусь заготовкой компотов из яблок и ягод – тоже витамины впрок!

   Яблонька хотя и молодая – всего по пояс Раисе, но на ней 12 плодов.

Много средств и труда пришлось вложить в дорогу, ведущую к хутору. Если раньше она была проезжей лишь условно, – после дождя проехать по глинистой почве и не мечтай – то теперь Арвид подсыпал ее на всем более чем километровом расстоянии гравием. Но есть два участка, которые после обильных дождей размывает до совершенной непроезжести, и их нужно все время подсыпать. Именно из-за них Арвид приехал за мной к перекрестку на своем джипе – на другом транспорте не добраться. 
Минувшим летом взялись чистить колодец: когда стоит засуха, случается, что воды в нем чуть выше уровня ведра. Да и деревянный сруб подгнил. Привезли бетонные кольца, стали опускать на лебедках. Не сразу удалось – кольцо перекосило, и его заклинило. Пришлось подкапывать, чтобы выровнять. Дальше дело пошло гладко – только успевай подкатывать очередное кольцо. Заодно почистили дно – за многие годы запустения его затянуло илом. И что удивительно: неподалеку, на косогоре, летом пробился еще один родник – видимо, нашла выход водяная жила, «потревоженная» во время чистки колодца. Пока на этот источник никаких перспективных видов нет, но на будущее Арвид готов вырыть колодец и там, ведь пока еще на хозяйственные и технические нужды используют воду из пруда, а она, особенно после сильных дождей, не совсем чистая. 
Все пригорки вокруг хутора обкошены, но катушек сена на них не видно – поначалу Раиса хотела завести корову, но потом поняла: не справится. Потому сено совершенно бесплатно отдают соседям. А те, в свою очередь, когда Арвид зовет на подмогу, с охотой выручают в разных работах, с которыми «бразильцам» не справиться своими силами. 
Из живности есть только десяток кур, две собаки: Боцман и Мухтар, да одна гусыня по кличке Гуся. Интересно и забавно наблюдать, как Раиса беседует с Гусей: она что-то спрашивает у птицы, а гусыня, словно понимая, о чем идет речь, зычно отвечает: «Га-га-га!». Гуся очень умная и отлично понимает, в каком секторе нельзя приближаться к собакам, и никогда не переходит запретную черту. 

    Гусыня Гуся рада пообщаться с любым человеком.

Проблем с отоплением «бразильцы» не испытывают: вокруг хутора их частный лес, да еще на бросовых землях нарастает много ольхи, от которой лесная служба чистит участки, от чего местные жители имеют выгоду в виде бесплатных дров. С распилкой-колкой тоже дела налажены: собирают толоку из соседей и родственников, которые всего за полдня справляются с поставленной задачей: 
– Тогда, – говорит Арвид, – мы со смехом вспоминаем легенду о происхождении названия нашего хутора: трудимся не хуже рабов где-нибудь на бразильской фазенде! Местные дрова получаются намного дешевле, чем отопление дома каменным углем, который поначалу привозили из Даугавпилса. Но с ним возникает много неудобств: надо где-то хранить, куда-то девать шлак. Правда, шлаку я нашел применение – дорога требует постоянной подсыпки. Однако это не перевешивает цены угля – дрова-то почти бесплатные, не считая расходов на пиво всем участникам этой толоки. 
Если Раиса находит на хуторе душевное удовлетворение и возможность получать экологически чистые продукты, то Арвид рассматривает ценность собственной Бразилии под философским углом зрения:
– Своими силами возродив к новой жизни старое поселение, которое было построено более ста лет назад, стал относиться к этому месту совсем по-другому. Словно вырастил еще одного ребенка!

    Флюгер  на хуторе Бразилия всегда показывает хорошую погоду.

Есть в этом уголке Латгалии какая-то удивительная прелесть. Может быть, от услышанной легенды о происхождении названия этого хутора? Или от душевных и гостеприимных хозяев? Хотя вряд ли стоит искать истинные причины благости местной Бразилии – здесь просто хорошо! 

 

Все фото автора 

5
1
Средняя оценка: 3.5
Проголосовало: 4