(Ту)пик гуманизма

«Лучший вариант для человечества – перестать размножаться и исчезнуть с лица земли».
Слышите в утверждении нашего современника – философа, возглавляющего философский факультет Университета Кейптауна в ЮАР, крик души софокловского Эдипа: «О, если бы я никогда не родился!»?

Современные движения за оптимальную численность населения, за добровольное исчезновение человечества, добровольная бездетность и чайлдфри находят основание языческим взглядам в этических максимах. Даже категорический императив Канта «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла бы быть всеобщим законом» (Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой) пришелся как нельзя кстати. Получается, когда мы заводим ребенка без его согласия, мы нарушаем завет Канта и обрекаем живое существо на страдания без его согласия. 

Если насильственным путем сокращать население земного шара негуманно, стоит поискать другие приемлемые способы: культура ЛГБТ, а также культура самоистребления при помощи психоактивных веществ прекрасно справляются с этой задачей, о чем я хочу рассказать, опираясь на конкретные примеры.

Недавно произошедшая авария с участием известного актера пролила свет на ситуацию в его семье. Это не было тайной, но и не становилось предметом пристального внимания любителей «горячих новостей». Его двадцатилетняя дочь N на своей странице в соцсети называет себя «гендерфлюидом, лесбиянкой-небинар и просто дочерью актера».

Ее тексты вызвали у меня интерес и сочувствие к судьбе девушки и стали тем кусочком мозаики, которого мне не хватало для понимания ситуации с так называемым «расцветом» ЛГБТ среди подростков в нашей стране и в мире.

Помимо текстов N основанием для таких выводов стала психологическая помощь, за которой ко мне обращались девушки и женщины, называвшие себя лесбиянками в отдельный период времени.

Неблагополучная семья, где родителям не удается быть для ребенка гарантом «стабильности и светлого будущего» - основная причина сбоя половой самоидентификации.

К признакам неблагополучия семьи я бы отнесла:

- острые и частые конфликты между родителями (отсутствие любви и взаимоуважения между родительскими фигурами);
- ощущение бессмысленности жизни, так называемый «экзистенциальный вакуум» у одного или обоих родителей;
- зависимости у одного или обоих родителей.

Уже тот факт, что в период девяностых большая часть населения страны была «лишена будущего» и перспектив, говорит о том, что «экзистенциальный вакуум» и непонимание «зачем вообще жить» были актуальными для значительной части наших соотечественников. Те, кому не удалось обрести личные смыслы в творчестве, своем деле, созидании семьи, выращивании детей, педагогической деятельности, вере, оказались неспособными быть «живыми», «настоящими» родителями и произвели на свет неуверенных в своей половой идентичности людей.

 Отказ от причастности к своему биологическому полу – это не только протест против своих родителей, но и нежелание продолжать род. Это входит в планы «новых гуманистов – оптимизаторов».

Отказ заводить семью и детей у девушек из дисфункциональных семей может неосознанно аргументироваться из позиции:

- жалости: «Мне было плохо в детстве, и я такого никому не пожелаю. Поэтому детей не буду заводить»;
- эгоизма: «В детстве я недополучила любовь и заботу от родителей. Теперь я буду любить себя и заботиться о себе чтобы компенсировать эту нехватку. На детей я не планирую тратить свое время и силы. У меня есть Я»;
- страха: «Если в детстве у меня все было ужасно, я не могу гарантировать своим детям ничего хорошего, ибо ничего хорошего может и не быть. Лучше я не буду рисковать».

У некоторых девушек отчетливо прослеживается момент «самооправдания»: со мной все в порядке, я не причисляю себя к какому-то полу, и «не ограничиваю себя рамками пола», и это вполне нормально. Я не признаю факт того, что семейные неурядицы «нарушили» мой механизм половой идентификации. А раз «вполне нормальный человек», значит и мои родители «невиновны». Получается, что девушки игнорируют этот «сбой» для того, чтобы оправдать родителей.

Папа не уважал маму; мама не уважала себя; родители не знали, для чего живут – из всего этого рождается человек, отрицающий свой биологический пол. Такой человек не планирует создавать семью и производить на свет «новых мучеников».

Ниже позволю себе процитировать тексты N, опубликованные в одной из соцсетей. Лаконичные, рациональные, искренние и свидетельствующие о глубоких переживаниях молодой девушки из непростой семьи.

«Я говорю о себе в мужском роде, чтобы привлечь внимание.
Все имело удобное объяснение.
Неудобным был я.
А еще неудобна моя мать.
Вздыхаю и снова проговариваю про себя: не мое будущее, не мое настоящее, не стану такой, не обязательно общаться. Ее лицо искажает уродливое подобие флиртующей улыбки, она встает в кривую позу. От нее несет алкоголем на половину улицы.
Только в декабре 2019 года мне перестало быть больно. Я перестал сожалеть об утерянном навсегда доме, который, наверное, у меня был, и нашел его с Мамочкой, а не Матерью».

«Отец, тяжело вздохнув, начинает говорить с ней, как с маленьким ребенком.
В ответ он получает то, что я бы назвал насмешкой, если бы она была способна насмехаться в своем состоянии.
Мать медленно угасает. Не тело, конечно. Алкоголики удивительно долго живут.
Ее разум угасает.
Моя память о ней гаснет тоже.
Кроме кошмаров. Кошмары поют ярко, как никогда».

«Ментальные заболевания очень сильно осложняют отношения с собственным телом.
При наличии ментального расстройства ты не всегда узнаешь себя в зеркале, не всегда понимаешь, какой длины твои руки и ноги. Не всегда чувствуешь, болит ли у тебя что-то или нет. Такое естественное право - владение собой и осознание себя - у тебя отнимает твоя болезнь.
Мой опыт человека с деперсонализацией и дереализацией из-за ПТСР имеет определенную схожесть с опытом персон с расстройством пищевого поведения - постоянное ощущение отсутствия контроля над своим телом и над своим я. Где я нахожусь? Реально ли то, что происходит вокруг, или это все сон?»

Рискну сделать свои выводы. Можно упрекнуть меня в непоследовательности, я не обижусь. Чтобы гуманно сократить население какой-то страны, нужно не так много.

В открытую воевать не стоит. Это только усиливает внутренний потенциал каждого человека, разжигает любовь к Родине и «родному пепелищу». Такие люди знают ответ на вопрос «зачем» и любое «как» им по плечу. Они создают крепкие семьи и уходят из жизни в окружении внуков и правнуков. Это неправильный сценарий.

А вот правильный:

1. Создаем условия для комфортного существования
2. Устраняем ценности
3. Делаем недостижимыми цели
4. Порождаем сомнение в возможностях добиться конструктивных начинаний
5. Одобряем распад, иронию и отрицание

На сцену с такими декорациями выпускаем поколение. Люди по инерции пытаются строить семьи и рожают детей, но не знают, в каком направлении их ориентировать. Семьи распадаются, а дети, выросшие в такой атмосфере, отрицают необходимость не только семьи, но и свою причастность к биологическому полу, что освобождает их от «обязанности» производить потомство. План выполнен: население сократилось. 

К какому жанру отнести этот эпизод: греческая трагедия, или научная фантастика? Нет, это воплощение философии антинатализма. Мы видим его последователей в соседе-алкоголике, «преуспевающем» бизнесмене, регулярно употребляющем запрещенные вещества, в толпах подростков с радужными волосами и потерянными взглядами. Вот так гуманизм сводит счеты с человеком, во имя его же блага.

 

Художник Дарина Кострас.

5
1
Средняя оценка: 2.89655
Проголосовало: 29