Идеальное человечество

Я пишу это для наших потомков. Быть может, когда-то кто-нибудь найдет мои записки и узнает правду. Узнает то, что было на самом деле. Не знаю, одна ли я такая осталась на этой планете, или есть еще такие же, как я, вынужденные скрывать правду ради собственного самосохранения. Если люди узнают мою правду, они уничтожат меня, ибо я – обычный человек, такой, какой есть от природы. Все другие, подобные мне, давно уничтожены, потому как мы – «просто люди», а теперь миром правят люди усовершенствованные.

Я живу каждый день как на пороховой бочке, с ужасом осознавая, что моя правда рано или поздно будет раскрыта. Расскажу подробней, потомки имеют право знать правду. Некоторое время назад эту землю населяли обыкновенные люди, такие, как мы, рожденные от природы. Пока не появился великий ИУЧ. Расшифрую аббревиатуру – Институт Усовершенствования Человека. Сотрудники этого института тайно занимались созданием совершенного человека, и, в конце концов, им это удалось. Все остальные люди были постепенно уничтожены, как утильсырье. Каким человек стал теперь? Совершенным внешне, с самым высоким айкью, устойчивым к болезням. Как же я выжила в этом мире, в котором правят совершенные люди? – спросите вы. Совершенную красоту и ум дала мне сама природа. Я идеально красива, здорова и с самым высшим айкью, поэтому пока моя персона у ИУЧ не вызывает никаких подозрений, но что будет дальше? Я не имею права оступиться. Не имею права заболеть или случайно пораниться, потому что нынешние люди слишком устойчивы к болезням и повреждениям... Они практически не стареют, а средняя продолжительность жизни составляет 150 лет. Сейчас мне 25, что будет дальше, когда я начну стареть? Тогда обман раскроется и меня уничтожат, как поступили с остальными. Я боюсь думать об этом. Быть может, мне удастся протянуть хотя бы еще лет пять.
Я работаю сотрудником ИУЧ, не удивляйтесь, я занимаюсь дальнейшей разработкой усовершенствования человека. Разве есть у меня выбор?
Меня пугает директор ИУЧ Дейл Паркер. Он постоянно смотрит на меня так, будто подозревает мое истинное происхождение. Я избегаю его пристального взгляда, пытаясь сделать непринужденный вид, но иногда начинаю терять самообладание. Сколько продлится эта пытка? он будто постоянно испытывает меня, проверяет каждую мелочь, но пока что я веду себя безупречно. Главное, не думать о плохом. Рано или поздно обман раскроется – и мне придется умереть. Я должна быть готовой к этому в любой момент.
Иду в ИУЧ. Прекрасный солнечный день. Не удивлюсь, если в будущем люди научатся управлять погодой, и пасмурный день можно будет заменить солнечным, сидя в кресле и нажимая на кнопку пульта управления.

Как изменился мир с тех пор, как ИУЧ завладел им! Это настоящий киберград. Живой природы в городе практически не осталось, всем управляют машины, все сделано для удобства человечества. Современные такси напоминают вездеходы, и через какую-то минуту можно оказаться в любой точке города, это экономит уйму времени, а время – есть жизнь. Уровень технологий достиг своей наивысшей точки – и нет этому предела. Физический труд давно вышел из употребления, за человека все делают машины. Но, даже сидя на своем месте без движения, человек не теряет своей физической формы – до момента смерти тело его остается идеальным. Не нужно мучить себя изнурительными упражнениями в спортзале. Фигура современного человека не подвержена ожирению. Многие проблемы, в прошлом мучившие людей, сейчас всего лишь фантастические воспоминания. Не нужно учиться в ВУЗах, человек уже с рождения имеет достаточную базу знаний. Он владеет всеми видами искусств. Каждый – идеальный певец, поэт, художник. Вопрос лишь в том, к чему лежит его душа, если она у него еще осталась. Человек занят лишь тем, чтобы управлять машинами.
Современные люди не испытывают страха, боли, гнева, раздражения, уныния, грусти. На их лицах покой и безмятежность. Сколько усилий приходится прилагать мне, чтобы бороться со своими эмоциями! Иногда я делаю невозможное.
Какие огромные, причудливые дома! Они почти обнимают космос. Такой дом не разрушится от времени, ему не страшны землетрясения, наводнения или взрывы. Все под контролем.
Как хочется пройтись где-нибудь на природе! Но в городе почти не осталось живой природы – все заменила техника. За считанные секунды я у здания ИУЧ. Лестница сама мчит меня внутрь, я остаюсь и падаю, едва не скривившись от боли. Тут приходится быть настоящим партизаном – терпеть все, не выдав себя, ведь совершенные люди не испытывают боли. Поднимаю глаза – на меня смотрит Дэйл. Я стискиваю зубы, чтобы не застонать от боли, потому как ударилась сильно. – Мис Кепвел, у вас все в порядке? – спрашивает он, внимательно изучая мое лицо. Я, собрав последние силы, поднимаюсь, делая непринужденный вид:
– Да, мистер Паркер, все хорошо, я просто оступилась. 
Он продолжает внимательно, с каким-то недоверием разглядывать меня:
– Идите на свое рабочее место.
Я быстро ухожу, чтобы не видеть больше его пронзающих насквозь глаз. Возможно, у меня паранойя, но мне давно кажется, что он что-то подозревает. Не думать, не думать...

Современным женщинам не нужно думать о пластических операциях или косметике – они прекрасны до самой старости. Хорошо еще, что нынешние люди не научились читать мысли, иначе мне давно пришел бы конец.
Я усаживаюсь перед огромным монитором и просматриваю новые разработки сотрудников ИУЧ. Они пытаются продлить жизнь человека до двухсот лет, а потом и более двухсот. Организм человека, устойчивый к внешним и внутренним факторам, будет гораздо меньше изнашиваться, что продлит его жизнь еще лет на 50.
Я – умна и красива от природы, таких, как я, в моем мире было очень немного. Таких, которые хоть и ненадолго, но смогли бросить вызов современному человечеству. Природа создавала неидеальных людей, которые страдали от своего несовершенства. Нынешние люди не страдают.
Нога болит. Будет синяк. Буду скрывать его под одеждой, пока не пройдет.
– Одри, как проект? – входит Бесси, моя подруга.
– Все хорошо, – отвечаю я. – Думаю, из него выйдет толк в пользу человечества.
Бесси – моя подруга, но узнай она правду обо мне, ни на минуту не сомневаюсь, что выдала бы меня. Кроме блага человечества, нет ничего важнее. Как трудно жить в мире, где никому нельзя доверять...

Как легко уязвим был человек в прошлом! Любая мелочь могла лишить его жизни. Современный человек не может сгореть, не может утонуть, не может разбиться. Он уже выносливая машина, а не хрупкая кукла. Как тяжело мне выжить в этом мире, оставшись хрупкой куклой. Я чувствую себя одной во всей Вселенной. Что может убить совершенного человека? Лишь специально разработанное оружие или естественная смерть, связанная со старением организма. Детали любой машины изнашиваются, даже такой идеальной. Но это пока. В будущем ИУЧ планирует сделать человека бессмертным. И он на верном пути. Современный человек не задыхается в отсутствии кислорода. Поэтому, в любой момент можно сесть на звездолет и прогуляться по луне, как по парку, без скафандра. В былое время это казалось фантастикой. Может и вправду в будущем металл заменит кожу и кости?
Никто не носит очков, у всех стопроцентное зрение, которое не портится. Волосы остаются без седины до самой старости, на лице нет морщин. Все идеально. Почти. Просматриваю проект. Быть может, в будущем человек сможет обходиться без еды и питья. Кстати, о еде. Подхожу к автомату. За долю секунды получаю свой завтрак. Нынешний человек может есть один раз в день и не мучиться голодом. Но это не я.
– Мисс Кепвелл, проект готов? – слышу голос Паркера из монитора.
Меня бросает в дрожь, завтрак едва не застревает поперек горла.
– Что вы там делаете, мисс Кепвелл?
– Я тут, мистер Паркер. Проект почти готов. Сейчас я пришлю его вам.
– Сейчас я сам поднимусь и лично проверю, чем вы заняты на рабочем месте!
Он будет тут через секунду! Я даже не успела спрятать остатки завтрака.
– Вы голодны? – спросил он и заглянул мне в глаза.
– Простите, мистер Паркер, у меня было столько дел, что я не ела неделю, – солгала я.
– Чем же вы были заняты, интересно? – спросил Паркер, и его яркие глаза снова впились в меня.
– Личная жизнь, – ляпнула я, первое, что пришло на ум.
Он какое-то время глазел на меня.
– Мисс Кепвелл, нужно четко разделять личную жизнь и рабочее время! Чтобы я больше не видел ваше место пустующим! Готовьте проект!
– Да, мистер Паркер, – выговорила я.
Если бы он не был совершенен, я бы подумала, что он меня ненавидит. Но совершенный человек не умеет ненавидеть.
Я бегло просмотрела проект, хотя мысли были совсем о другом, и отправила его Паркеру. В оконное стекло что-то стукнулось. Надо же, кленовый лист! Как удивительно было видеть его здесь, в этом городе! А еще удивительнее было видеть его желтым в начале лета! Видимо, природа мутировала вместе с людьми. И она еще отомстит за то, что человек пренебрег ею, заменив все машинами.
Я вздохнула. Меня охватила глубокая печаль, но приходилось делать равнодушный вид. Если в кабинет кто-то зайдет, меня могут раскусить.
Надо же, осень в начале лета... Тучи на небе неестественно кислотного цвета... На землю падают разноцветные дожди... Во что превратился мир! Где первозданная красота природы? Теперь это лишь фантастическое прошлое. Вперед, к совершенному будущему! В мир идеальных машин.
Я выглянула в окно и взяла в руки желтый лист. Как давно не хватало здесь чего-то живого, настоящего! Но этот болезненный желтый цвет... Природа больна... Планета больна... Если человек окончательно уничтожит природу, то зачем жить двести лет? Как они не поймут этого!
– Одри, пришли копию проекта, – появилось на мониторе лицо мальчика.
– Хорошо, Гейб, сейчас, – ответила я.
В ИУЧ могли работать даже малые дети, ведь их мозг совершенен уже с рождения.
Я устало отправила копию проекта и снова подошла к окну. Небо... Больное небо... Изобиловало всеми оттенками ярко-салатного.

Собственно, как я выжила? Когда пришло время всех уничтожить, меня приняли за ребенка из ИУЧ, потому как я была слишком красивым и слишком умным ребенком. Редкое сочетание, каким природа одаривает человека. За это человек беспощадно мстит ей. За несовершенство собственной плоти и разума. Но человек не может существовать вне природы. Одно взаимосвязано с другим. Если не найти между ними гармонии, все погибнет...
Кто-то резко открыл двери. От сквозняка я едва не вывалилась в окно, вовремя схватившись за подоконник. Снова Паркер. Неужели он следит за мной!
– Мисс Кепвелл, вы так схватились за подоконник, будто боитесь лишиться жизни, вывалившись через окно.
Внутри меня все сжалось. Это прямой намек? Я уже представляла, как меня ведут на расстрел, потому как прежние несовершенные люди – утильсырье, от которого нужно избавиться.
– Как хорошо, что нашему поколению не грозит смерть, даже если кто-то вывалится из окна, – ответила я.
Паркер пристально посмотрел мне в глаза. Я не отвела взгляда, пытаясь скрыть страх, хотя внутри снова все сдалось.
– Почему вы так праздно проводите рабочее время, мисс Кепвелл? Неужели вы выполнили всю работу, а ведь ее уйма.
Я хотела сказать, что не машина, чтобы работать каждую секунду, но предпочла помолчать. Повинившись перед Паркером в который раз, я поклялась стать трудоголиком. Только, когда двери за ним заперлись, можно было вздохнуть спокойно. Благословение или проклятие то, что природа одарила меня временным совершенством? Если бы меня убили в детстве, остаток жизни не пришлось бы провести в страхе. Что я буду делать, когда не смогу скрыть старения? Отделиться от социума? Но ведь они сразу поймут, что что-то не так... И это кислотное небо...
Гудело пролетающее за окном вездеходное такси. Я посмотрела на город глазами человека из прошлой жизни. Он бы поразился масштабам развития прогресса, науки и техники. Сказочный город, скорее похожий на одну из планет космических пришельцев.
За окном зашумел ветер и вот, громадные градины постучали в стекла. Град ярко-красного цвета.
Природа стала ненормальной, как и человек. Я поскорее прикрыла окно. Никакая градина не сможет разбить стекла. Их вообще невозможно разбить.

Я вспомнила сон, который мне сегодня приснился. Это воспоминания из далекого и очень странного детства. Зеленый луг, покрытый желтыми одуванчиками, которые колыхал ветер. Белые облака на чистом голубом небе, аромат трав. Тогда люди умели радоваться. Искренне радоваться. Но совершенный человек практически лишен эмоций. Он не ощущает боли. Он молод. Он прекрасен. Но он мертв. Он почти робот. ИУЧ сделает из человека будущего настоящую машину.
Недавно профессор Рэй заявил сотрудникам ИУЧ, что в будущем люди начнут рождаться с телепатическими способностями. Ведь достаточно будет только подумать, и абонент мысленно утешит тебя. Меня передернуло от этой мысли. Надеюсь, если это когда-нибудь будет, то будет нескоро. Природа восстанет, не терпя того, что ее заменили машинами. Она уже восстала. И этот неестественный крупный и красный, как кровь, град, тому подтверждение. Последняя градина безуспешно ударилась о стекло и безвольно упала. Вышло солнце. Но и оно светило неестественно тускло, болезненно, и лучи его давали неестественные оттенки, напоминающие неоновый свет. Но люди даже не замечали этого. Есть ли им дело до того, что природа больна? Однажды они сойдутся в смертельной хватке, где выживет только один. Либо человек поставит природу на колени, либо природа сотрет его с лица земли. Однако какие невиданные прорывы делает ИУЧ. Современный человек может обходиться без кислорода, надо же! Но я-то не могу! А природа бунтует и тоже мутирует, что, если вместо кислорода атмосферу наполняет другие газы? Впрочем, что здесь гадать? На пороге снова Паркер. Он просто преследует.
– Мисс Кепвелл, хотел пригласить вас прогуляться по лунным кратерам, как вы на это смотрите?
Я вздрогнула. Он точно телепат.
– Мистер Паркер, мое рабочее время окончено, а личного слишком мало, чтобы тратить его на подобные прогулки. С вашего позволения.
Я собрала вещи и вышла. Лучше пусть думает, что я обижена, чем то, что меня напугало его предложение. Но человек не может обижаться! Ладно, я вела себя почти бесстрастно. Паркер постоянно испытывает меня, это факт. Разумеется, он подозревает меня, но до конца не уверен. Если бы он был уверен… Если бы он был уверен до конца, меня бы уже давно схватили. Значит, есть шанс выкарабкаться. Еще и нога болит. Иду по городу. Киберград, как я называю его. В детстве мне приснился точно такой же город, с фантастическими улицами, наполненными причудливыми машинами. Быть может, я сама телепат? И это было видение будущего? Многое бы я отдала сейчас, чтобы увидеть хоть небольшой клочок земли, на котором будет расти зеленая трава. Просто зеленая трава. Зарыться в нее лицом и больше ничего не надо... Теперь человек лишен этих эмоций, и он не оценит. Он ходит по земле из металла. Человек изначально биологическое существо. Био – жизнь... Но скоро человек станет машиной. Я взглянула на небо – оно приобрело кислотные зеленые оттенки. Где-то вдалеке устало летел птичий клин в поисках места, в котором можно выжить. Но вряд ли здесь найдется такое место. Как гигантские коршуны, тут же летали вездеходы. Птицам не победить эти огромные машины, теперь они хозяева в небе.

Я вспомнила, когда мне было 4 года, у нас был дом, и на подоконнике стояли цветы. И это было прекрасно. О, далекое и невозвратимое время, как ты жестоко... Тут я споткнулась обо что-то. Металл покорежился. Надо же... Какое чудо... Оттуда, из недр матери-земли пробивался зеленый росток! Не может этого быть! Среди груд металла пробился зеленый росток, всем назло! На душе стало светло и спокойно. Он будто говорил: никогда не сдавайся, даже, если кажется, что у тебя нет уже не единого шанса, все равно жи-ви! Так безмолвно нашептывал зеленый росток, вливая силы надежды в мою ослабшую душу. Природа больна, но росток из недр земли – зеленый! Природа может обновиться, она сотрет человека с лица земли как самого страшного своего паразита. Я дотронулась до зеленого листка и почувствовала в себе прилив сил, дарованных самой землей, той, на которую надели железную маску. Надежда там, где ее уже не может быть. Надежда – этот росток, всем назло пробивающийся из-под группы металла.
Я пошла домой, полная грез и надежд. Почти счастливая. За последние 20 лет я впервые нашла родственную душу – живую. И этой маленькой душой был зеленый росток, выросший всем назло.
На воздушном лифте я поднялась на нужный этаж своего мега-дома. Дома я могу быть собой. Я могу есть, улыбаться, плакать. Какое это счастье! Как же надоело разыгрывать монотонного робота, совершенного человека!
Первым делом я нажала кнопку автомата и сию секунду получила порцию еды. Вся эта еда скорее напоминает завтрак космонавтов, но я уже привыкла. Дома у меня стоит два огромных телескопа. Современные телескопы позволяют детально рассмотреть мельчайшие детали даже самой далекой звезды. Я наблюдаю за звездами и вижу, как быстро меняются они за последнее время. Цвет, яркость, температура, скорость вращения. Рано или поздно случится космический катаклизм. Возможно, наша планета исчезнет с лица Вселенной. Кому нужны будут тогда идеальные люди?
У меня возникла мысль: выкопать этот зеленый росток и посадить его у себя дома. Здесь не смогут уничтожить его. Я загорелась этой идеей. Новым людям хватает три часа для того, чтобы выспаться. Но я буду спать, сколько захочу. В конце концов, кто видит, как я провожу свое свободное время?
Я растянулась на диване, легком и воздушном. Представила луг с одуванчиками, ветер, цикады, голубое небо, несущиеся облака. Я окунулась в мир живой природы. Человечество —лишь колосс на глиняных ногах, и природа еще восстанет. Зеленый росток – лучшее тому доказательство. Я заснула спокойным и безмятежным сном. Как давно я не спала так хорошо!

Утром небо окрасилось в ярко-кислотный цвет, оно дышало болезнью. Многочисленные заводы, выпускающие современные машины, окончательно отравили атмосферу. Иногда мне становится очень трудно дышать.
Какая же неприятная новость – зеленый росток закопали под металлом! Он был тем самым восставшим против людей Спартаком. Это был вызов и, думаю, он будет еще не один.
Надо сохранять вечное равнодушие.
Я поймала один из вездеходов, кружащийся в небе, как огромная птица. В течение минуты я буду возле здания ИУЧ. Помогать в разработках. Делать из человека робота, а планету превращать в груду металла. Я стала отвратительна сама себе.
Но разве есть выбор? Не я, так кто-то другой сядет в мое воздушное кресло. Это никогда не окончится.
Я села за монитор. На экране появился Паркер:
– Мисс Кепвелл, вы будто чем-то опечалены?
– Отличная шутка, мистер Паркер, печали остались в прошлом человечества.
– Приступайте к работе!
Красив ли он? Как я могу сказать это, если все люди планеты идеально красивы? Да, красив. Красив, как и все другие. И наверняка он догадался, кто я на самом деле. Просто ждет удобного случая вывести меня на чистую воду. Стало быть, дни мои сочтены. Буду, как зеленый росток, который закатали в металл. Он боролся до последнего.
Дикая природа почти вымерла. Животные и растения не смогли выжить в окружении машин и металла. Совершенный человек не нуждается в живой природе. Его стихия – машины, программы, огромные дома и заводы, сверхновая техника. Меня охватила ярость. Я от всей души возненавидела совершенных людей, людей-роботов, превращающихся в машину. Взять и удалить сейчас все проекты, сделанные ИУЧ! Да только толку от этого будет мало, ведь я работаю всего лишь с копией. Залезть бы в кабинет Паркера и подпортить им всем жизнь... Жаль, что это невозможно. Хотя они даже не огорчились бы, ведь они всегда равнодушны.
Осталось вместо ног придумать колеса. Человек универсальный, человек-машина. Вездеходы выйдут из употребления за ненадобностью, ведь человек сам теперь вездеход. Не удивлюсь, если ИУЧ спроектирует и это. Боюсь представить планету в будущем. Кроме машин не останется ничего.
Просматриваю проект. Совершенные люди наделены всеми талантами, но никто не использует их. Ведь у равнодушных людей нет чувств к прекрасному. Кто оценит красивую музыку, картину или стихотворение, если все равнодушны? Прекрасные холодной красотой тела и лица с мертвыми душами машин. Они доживут до двухсот лет, но они мертвы уже при своем рождении и делают мертвым окружающий мир.
«Очнитесь!» – захотелось крикнуть на весь кабинет. Но кто поймет, когда вокруг одинаково прекрасные люди, не умеющие ни плакать, ни смеяться. Единственная цель которых —усовершенствовать самих себя и превратить планету в консервную банку. Моя душа была полна возмущения, бессилия, отчаяния. Я больше не могла выживать в этом мире и жалела, что меня не уничтожили в детстве вместе со всеми живыми людьми.
Из окна я видела край болезненного неба, затянутого ярко-зелеными тучами. Это все, что осталось от моего мира. Я почувствовала себя такой одинокой, что мне захотелось заплакать. И я заплакала. Мне было уже все равно, если кто-то войдет. Мертвое солнце, мертвое небо, мертвые тучи, мертвые люди. Скоро и я буду мертвой, когда они узнают правду. Хотелось бы посмотреть на выражение их лиц. Хотя их лица, как всегда, ничего не будет выражать. Однако они подумают, что мне долгое время удавалось водить их за нос. И что природа тоже может создать идеального человека, не отличающегося от продукта ИУЧ. Живого человека, умеющего плакать и смеяться. А не монотонную машину, занятую лишь своим усовершенствованием. Пусть это будет последний сюрприз природы, как и тот зеленый росток...

Едва успели высохнуть слезы на глазах, как Паркер появился на мониторе.
– Мисс Кепвелл, останьтесь после работы. Я жду вас в своем кабинете.
Про себя я улыбнулась. Вот оно. Пришло. Зачем ему это? Сказать мне в лицо о том, кто я есть. Я готова. Это должно было рано или поздно произойти. Я пришла к выводу: вместо того, чтобы продолжать жить в таком мире, лучше умереть.
Люди – био-машины. Слово «био», впрочем, скоро уйдет из обихода окончательно, и останется только «машина». Природа погибает, она отравлена, а души людей пусты. Что мне здесь делать? Я молча готовилась к своей участи и была совершенно спокойна. По стеклу забарабанил кислотный дождь. Какого цвета у нас сегодня отравленное небо? Ярко-красное, отлично.
– Жду вас, – снова повторил голос Паркера.
Я молча собрала свои вещи. Если и идти на эшафот, то только с высоко поднятой головой. Я вошла в кабинет Паркера и скромно встала в углу. Паркер нажал кнопку пульта и двери за мной закрылись.
– Вы взяли меня в плен? – спросила я.
– Возможно, – ответил Паркер.
Во мне проснулось неподдельное равнодушие, ибо я уже устала от всего, поэтому не придется ничего разыгрывать.
– Что вы хотели? – устало произнесла я. 
Он снова, как и всегда, сверлил меня взглядом.
– Я знаю, кто вы, – сказал он.
Финал был предсказуем.
– Кто же? – я знала, что терять нечего. Но просто так сдаться Паркеру было обидно, и я решила с ним немного поиграть.
– Вы не та, за кого себя выдаете, – сказал он.
– Конечно, ведь я пришелец из космоса, – ответила я.
– Хотите доказать обратное? Выпрыгните в окно. Я вдвое прибавлю вам к зарплате за испорченную прическу.
– Ваши шутки нелепы и переходят всякие границы! – не выдержала я.
– Пока еще нет, но сейчас перейду!
Все произошло так быстро, что я не сразу сообразила, что к чему. Паркер подбежал ко мне, схватил в охапку, словно куклу и потащил к окну.
– Паркер, что вы делаете! – не на шутку перепугалась я. – Отпустите меня, я буду кричать!
– Кричи! – сказал он, продолжая тащить меня к окну.
Высота была такая, что от меня бы и мокрого места не осталось. Вся моя храбрость улетучилась. Паркер наклонил меня вниз головой, над которой проплывали ярко-оранжевые тучи, а болезненный ветер трепал мои волосы. Он наклонился ко мне, совсем близко, и заглянул в глаза.
– Страх читаю я в твоем взгляде! – победоносно сказал он. – Хотя чего тебе бояться – испорченной прически? Так я оплачу!
Он наклонил меня еще ниже. Холодок смерти пробежал по спине. Проснулся инстинкт самосохранения.
– Дейл, пожалуйста, не надо, прошу вас! – жалобно пробормотала я. 
Как только я произнесла его имя, он затащил меня обратно.
– Хорошо, – сказал он. – Есть и другие способы.
Паркер схватил мою руку и провел по ней ножом. Результат налицо – потекла кровь. Нет больше смысла ломать комедию, моя песенка спета. Я села и заплакала. Сейчас он позовет людей. Это мой бесславный конец. Последнего ребенка природы. Я, как безумная, смотрела на струйку крови, стекающей по моей руке на пол. Паркер продолжал наблюдать за мной.
– Почему вы не зовете людей? – тихим голосом спросила я.

То, что сделал Паркер, повергло меня в шок. Он схватил нож и тоже провел по своей руке. Кровь заструилась в такт с моей, на пол. Я широко раскрыла глаза от изумления.
– Я давно люблю тебя, Одри, – сказал Паркер и коснулся своими губами моих губ. 
Его губы были теплыми и живыми, лицо озарила улыбка. Как диковинно было видеть перед собой живого человека! Будто бы на землю вернулись динозавры. Паркер поднес к своим губам мои руки.
– Я давно подозревал, кто ты. Ты могла провести бездушные машины, но только не живого человека! Ты всегда кипела энергией, ты была живая!
– Дэйл, – ошарашенно проговорила я, – как же теперь...
– А теперь нас двое! – сказал Паркер. – И мы можем бороться. За природу, за свое существование под этим небом! Мы умнее совершенно глупых машин, именно поэтому я и стал директором ИУЧ. Им и невдомек, что природа может творить совершенных людей, людей с живой душой. В моем распоряжении вся база данных ИУЧ, все разработки и проекты. Я знаю, где хранится секретное оружие. Потому что я хитрее машины. День за днем, постепенно мы уничтожим ИУЧ. И ты, Одри, будешь мне в этом помогать.
Я смотрела на Дэйла широко раскрытыми глазами и не могла поверить в то, что слышу.
– Мы заново переделаем мир, мы будем новыми Адамом и Евой. Мы бросим машинам вызов, мы возродим природу, возродим живых людей!
Дэйл достал небольшой горшок, а в нем – тот самый зеленый росток! Значит его не закатали в металл, его спас Дэйл, которого я считала своим врагом и погибелью! Я упала на колени перед ростком и заплакала, уже не боясь своих слез.
Дэйл держал меня за руку:
– Не время для слез, Одри! Нам нужно жить, нужно бороться, чтобы снова увидеть голубое небо над головой, услышать смех людей.
Дэйл посмотрел на росток:
– Даже он не побоялся бросить машинам вызов, неужели мы не сможем?
Я обняла Дэйла. Жизнь начинала приобретать новый смысл. Теперь было ради чего жить, было за что бороться. И я буду бороться за то, чтобы еще хоть раз в жизни увидеть зеленый луг с желтыми одуванчиками. Разве может быть что-то прекраснее этого ароматного луга! И за то, чтобы этот отчаянный росток со временем превратился в дерево. За то, чтобы можно было плакать и смеяться, не боясь, что тебя увидят. Мы бросили вызов ИУЧ и перехитрили бездушные машины. По крайней мере, появился стимул уничтожить их и вернуть планете голубое небо с белыми облаками. Я покрепче прижалась к Дэйлу:
– Как хорошо, что ты у меня есть...
Я дотронулась до зеленого ростка и почувствовала всю ту необъятную силу, которую хранит в себе живая природа. Я улыбнулась. Мы обязательно победим. Мы должны выжить. Должен выжить вот этот зеленый росток.

5
1
Средняя оценка: 2.54545
Проголосовало: 22