Как приняли в СССР Латвию

5 августа 1940 года Верховный Совет СССР своим постановлением принял Латвийскую ССР в состав Советского Союза. Причем с соответствующей просьбой к Москве обратилось первое демократически избранное руководство республики.

В середине июня 1940 года части Красной Армии вошли в Латвию. Естественно, либералы всех мастей и тогда, и сейчас называют это событие «советской оккупацией и попранием демократического выбора латышского народа». 
На самом деле, конечно, ситуация (как и с подавляющим большинством остальных либерально-антироссийских мифов) обстоит с точностью до наоборот. Части РККА как раз помогли большинству братского народа настоять на своем выборе – социализма и дружбы с российским и другими народами великой страны.
Действительно, еще в годы Гражданской войны по самым приблизительным оценкам доля просоветски настроенного населения бывших Курляндской и Лифляндской губерний Российской империи составляла около 60%! Косвенным доказательством чего является, в частности, воистину громадная численность «Красных латышских стрелков», доходившая до 80 тысяч человек! Это, заметим, на 1,6 миллиона населения этой территории, где, понятно, проживали и женщины, и дети, и старики. 
А вот их противники, те самые «латышские патриоты» с буржуазным душком, на начало гражданского противостояния практически не имели собственных вооруженных формирований и опирались на помощь доставшегося им «в наследство» от покидавших Латвию немцев частей «ландесвера», в которых «первую скрипку» играли местные немецкие помещики и дворяне. Союзниками они были, кстати, теми еще – даже однажды взяли и свергли премьера латышского буржуазного правительства Карлиса Ульманиса. 
Впрочем, последнего в годы Гражданской свергали и гоняли все, кому не лень – и немецкие ополченцы-«фрайкоровцы» из вышеупомянутого «ландесвера», и появившиеся там опять же от щедрот немецкого правительства «белые» из числа выпущенных для этого из лагерей военнопленных солдат Русской императорской армии, и части РККА. Так, на протяжении нескольких месяцев 1919 года всей реально контролируемой Ульманисом территорией была … палуба парохода «Саратов», куда он бежал со своим «правительством».

***

Тем не менее, несмотря на массовую поддержку местного населения, Советская Власть так и не смогла удержаться в Латвии. Москва в ожесточенной схватке с куда более серьезными противниками, увы, не могла выставлять основательные силы на, в общем-то, второстепенных участках, в то время как шла ожесточенная схватка с белополяками, Врангелем, колчаковскими недобитками в Сибири.
В итоге, при поддержке Антанты, Карлис Ульманис удержался у власти. И до 1934 года занимал только премьерский пост, не считая других должностей, четыре раза! А потом всякие там «игры в демократию ему надоели», и 15 мая 1934 года он устроил военный переворот, став единоличным диктатором с весьма многозначительным «титулом» «народный вождь» – практически полный эквивалент немецкого «фюрера».
Впрочем, до Гитлера господин Ульманис не дотягивал. Первый ведь был фигурой во многом уникальной – настоящим «гением злодейства». А латвийский «фюрер» больше всего напоминал одного из лидеров постсоветских республик, граничащих с Россией. Ульманис по образованию был специалистом по молочным фермам и агрономом. А одними из самых известных его изречений стали ну крайне «гениальные» перлы: «Наше будущее — в телятах» и «Что есть — то есть, чего нету — того нету».
Тем не менее, в духе известной пословицы, став «первым парнем на деревне», «народный вождь Латвии» развернулся вовсю. Запретил не только профсоюзы и политические партии, но даже, фактически, и сам Сейм! Который не собирался после военного переворота больше шесть лет. 
Право, даже тот же Гитлер регулярно проводил выборы в Рейхстаг, где получал подавляющее большинство. Видимо, памятуя о блестящем афоризме одного из министров Наполеона: «На штыках можно прийти к власти, но сидеть на них неудобно, колется». Потому серьезная машина гитлеровской пропаганды и работала столь эффективно, что большая часть населения поддерживала режим вполне добровольно.  
Но в Латвии такое было слишком непозволительной роскошью для самого по себе ничтожного режима «местечкового диктатора». Так что он в своем правлении опирался лишь на пресловутые «штыки» – не только армии и полиции, но и профашистской военизированной организации «Айзсарги», некоего гибрида «ландесвера» и «гитлерюгенда». Но хоть народ до поры, до времени помалкивал, однако, «пар накапливался». А «взорвался котел» тогда, когда на территорию Латвии вошли советские части.

***

В принципе, их ввод может быть оправдан уже одним полным отсутствием законно избранного латвийского правительства, вместо которого была лишь захватившая власть хунта с лидером, самого себя провозгласившего президентом. 
Ну, правда – «легитимности» у такой власти приблизительно столько же, сколько было, скажем, у «атамана Грициана Таврического», персонажа культовой комедии о Гражданской войне «Свадьба в Малиновке». Тем более что бывшие Лифляндская и Курлядская губернии, как минимум, несколько веков России были не чужими – в противостоянии со Швецией там пролилось немало крови наших солдат.
Но кроме этой формальной стороны вопроса, была и более важная – массовая поддержка СССР среди населения Латвии. Вот только несколько документальных фактов тех времен, особенно ценных тем, что часть из них является мнением не абы кого, а британских дипломатов и журналистов. Уж кого-кого, а эту публику и тогда, и сейчас никак не обвинишь в «подыгрывании» интересам России.         

17 июня 1940 года на привокзальной площади Риги произошло столкновение участников рабочей демонстрации в поддержку действий СССР с полицией и айзсаргами. Было убито 2 и ранено 27 рабочих, также получили ранения 16 полицейских.
18 июня Посол Великобритании К. Орд направил в Лондон шифротелеграмму за № 286: «Вчера вечером в Риге имели место серьезные беспорядки, когда население, значительная часть которого встречала советские войска приветственными возгласами и цветами, вступило в столкновение с полицией. Сегодня утром все спокойно». 

21 июня в Риге прошла 70-тысячная (!) манифестация в поддержку правительства А. Кирхенштейна. Ее участники требовали устранения президента К. Ульманиса, организации советской власти и присоединения Латвии к Советскому Союзу. Демонстрацию приветствовали А. Вышинский и полпред СССР в Риге В. Деревянский. Освобождены политзаключенные из столичной тюрьмы. Шифротелеграммы посла Великобритании К. Одса № 301: «Братание между населением и советскими войсками достигло значительных размеров».
Кстати, население латвийской столицы в то время было всего около 400 тысяч человек. И 70 тысяч демонстрантов там – аналог доселе невиданных вышедших на демонстрацию этак полутора миллионов москвичей. 
А 5 июля, в связи с публикацией постановления нового демократического правительства республики о выборах в сейм, в столице состоялась демонстрация, участники которой несли портреты советских руководителей, а также большое количество лозунгов с требованием присоединения Латвии к Советскому Союзу, установления в Латвии советской власти. Были и такие лозунги, как, например, «Предоставить власть Сталину и Молотову». Митинг состоялся и перед зданием полпредства СССР. 
На нем выступил с речью А. Вышинский. Отвергая призыв Вышинского принять активное участие в выборах в сейм, демонстранты кричали, что они не доверяют сейму, не нуждаются в выборах и требуют установления советской власти и немедленного присоединения к Советскому Союзу.
Конечно, либеральные историки опять могут позлобствовать на тему «это все советские представители и срежиссировали». Да неужто? Сценарий нового правительства Латвии, поддержанного Москвой, был вполне определённым: выборы (первые за 6 лет!) в Сейм, а затем уже решение судьбы республики полномочными избранниками ее населения. А тут народ требует немедленного принятия в состав Советского Союза – без всех этих формальностей. 
Да за такую «радикальную партизанщину» с советских представителей, того же Вышинского, с очень большой вероятностью сняли бы голову, если бы обнаружили их участие в организации этих требований! Но что делать, если друзья и потомки тех самых «латышских стрелков» выражают на митинге, то, что давно накипело в душе за годы националистической диктатуры? 

***

Впрочем, наиболее рьяным латвийским друзьям СССР все же пришлось малость обождать. В середине июля 1940 года в Латвии состоялись выборы, на которых подавляющее большинство голосов получил «Блок трудового народа», включающий в себя представителей левых партий, куда входили и коммунисты, лишь незадолго до этого вышедшие из подполья.
А в выборах не участвовали правые буржуазные партии? Кто же виноват, если деятельность оных была запрещена Ульманисом еще в 1934 году, по заказу олигархов-«спонсоров» тех же «независимых и демократических» политиков, которые и допустили установление в стране фашисткой диктатуры? Даже бездействие против такого зла – однозначное преступление с точки зрения Уголовного Кодекса. Так обижаться не стоит. Как говорят на форумах: «Ты сам себе злобный Буратино».        
Впрочем, еще до официального принятия Латвии в СССР, 26 июля 1940 года старейшая британская газета «Таймс» писала о событиях в Прибалтике: «Единодушное решение о присоединении к Советской России отражает: не давление со стороны Москвы, а искреннее признание того, что такой выход является лучшей альтернативой, чем включение в новую нацистскую Европу».
Де-факто, тот же подход проявили и большинство европейских политиков. Например, главы центральных банков европейских государств, без проволочек и по первому требованию возвратившие и Латвии, и Эстонии с Литвой хранившиеся у них авуары.
«Особое мнение» прогнозируемо заимели лишь Соединенные Штаты, начав проливать крокодиловы слезы по безвременно погибшим демократиям. Хотя любого из прибалтийских диктаторов, по законам США, однозначно ждал бы если не электрический стул, то многолетнее заключение точно. 
С другой стороны, не зря же еще дядюшка правившего в 40-е годы президента Франклина Рузвельта Теодор Рузвельт запредельно цинично сказал о никарагуанском диктаторе Сомосе: «Сомоса, конечно, сукин сын, но он наш сукин сын». Ну а чем прибалтийские фашиствующие «сукины сыны» хуже для «цитадели демократии»?! Раз свои – значит, «демократы» по определению.
Впрочем, заокеанское «а баба-яга – против!» прогнозируемо было проигнорировано и латвийскими гражданами, и остальным советским народом. И Латвийская ССР вошла в дружную семью советских республик. 

5
1
Средняя оценка: 3.08333
Проголосовало: 24