Белоруссия перед историческим выбором

События лета 2020 года в Белоруссии стали зримым проявлением вскрывшегося гнойника проблем и противоречий в белорусском обществе, которые накапливались в течение последнего десятилетия и наслоились на нерешённые проблемы более раннего периода. К тому же катализатором протестных настроений стали неудачи в союзном строительстве, демонстративная многовекторность в качестве приоритета внешней политики, ряд непопулярных решений (пенсионная реформа, закон о тунеядстве, дорожный сбор и т.д.). Немаловажную роль сыграли и постепенная, прошедшая почти незаметно смена поколений и, соответственно, смена жизненных приоритетов у молодёжи, её полная вовлечённость в виртуальную среду, а также в определённой мере – техническая революция в виртуальной сфере.

Белоруссия после распада Советского Союза.

Даже в 90-е годы ХХ века, когда на просторах Восточной Европы и в бывших республиках СССР вовсю царили идеи «демократизации», «свободного рынка» и «независимости», Белоруссия оставалась самой прорусской и самой просоветской территорией вне Российской Федерации.
Ключевую роль здесь сыграли несколько факторов. Белоруссия – ещё одна русская страна по факту, потому что белорусы, будучи, наряду с украинцами, частью единого с русскими народа, считали себя с русскими одним единым целым, за исключением небольшой маргинальной группки проевропейски ориентированных националистов. Русский язык – основной и главный в Белоруссии. В советское время создалось множество смешанных русско-белорусских семей. То же можно сказать и о поляках – они в своей массе русскоязычные. В этом смысле население Республики Беларусь фактически моноэтнично – различия между поляками, русскими, украинцами, литовцами, евреями и собственно белорусами на бытовом уровне если и есть, то их нужно искать едва ли не с лупой. В любом трудовом коллективе вообще сложно сказать, какой национальности человек. Религия также никогда не играла в Белоруссии большой роли. Несмотря на наличие большого количества католиков, существует множество смешанных католико-православных семей.
В Белоруссии не было противостояния по линии русские – белорусы, так как не было двух разных этносов, как в Прибалтике, на Кавказе или в Средней Азии.
Есть существенная разница и в ситуации с Украиной. Даже регион Гродно с большой долей поляков и католиков не слишком отличается от востока Белоруссии, чего никак не скажешь, сравнивая Галичину, центральную Украину или Донбасс. Это в этническом плане. Но есть и другой момент – Великая Отечественная война. В Белоруссии погиб каждый четвёртый, а по некоторым данным и каждый третий в пламени войны. Сопротивление оккупантам носило общенародный характер, а партизаны контролировали 60% территории БССР. Фактически оккупанты с трудом держали под контролем только города и пути сообщения. Платой за это был чудовищный геноцид белорусского населения. Именно поэтому полицаи и предатели и их потомки никогда не обладали таким влиянием в Белоруссии, как ОУН-УПА на Украине.
Всё это в совокупности и привело к тому, что Республика Беларусь не пошла по пути Восточной Европы, Украины, Прибалтики и других составных частей СССР. Краткий период анархии и безвластия 1991-1994 годов быстро завершился настоящей народной революцией и приходом к власти А.Г. Лукашенко. Национализм, русофобия и антисоветизм 90-х были обречены в Белоруссии. Строго говоря, А.Г. Лукашенко пришёл к власти, выдвинув лозунги единства с Россией, противодействия национализму и сохранения социальных гарантий (фактически – социализма в его позднесоветском понимании). Ветераны, которых тогда было немало, во многом инициировали возвращение красно-зелёного флага и герба Белорусской ССР, гимна Белорусской ССР, отказ от герба «Погони» и бело-красно-белого флага, использовавшихся полицаями, прислуживавшими немцам в годы оккупации. По итогам референдума русский язык стал государственным наряду с белорусским, а интеграция с Россией была избрана основой внешнеполитического курса молодого белорусского государства, было заявлено о строительстве Союзного государства. Фактически в Республике Беларусь была осуществлена, насколько это было возможно, реставрация государственного строя СССР. И тогда это отвечало как чаяниям большинства белорусов, так и личной позиции А.Г. Лукашенко.
Молодой белорусский лидер предпринял серьёзные усилия для спасения экономики, сохранения и возрождения отечественной промышленности, сельского хозяйства. Стали приходить первые успехи. Исчезли очереди, товарный дефицит, выросли зарплаты. Коррупция, бандитизм, уличная преступность резко пошли на спад. Приводились в порядок улицы городов, фасады зданий. Евроориентированные националисты ушли глубоко в тень – ни на одних выборах любого уровня они не смогли набрать даже 10% голосов избирателей.

Белоруссия в XXI веке.

Самыми успешными для Республики Беларусь и лично для А.Г. Лукашенко стали «нулевые» – первое десятилетие XXI века. Страна встала на ноги, отношения с Россией если и не развивались поступательно в части усиления интеграции, то и не ухудшались, а вопросы взаимных торговых споров Минска и Москвы удавалось ежегодно улаживать. Но к концу «нулевых» ситуация стала понемногу меняться и далеко не в лучшую сторону. Первый тревожный звоночек прозвучал в 2008 году, когда Республика Беларусь так и не признала независимость Абхазии и Южной Осетии, мотивировав это тем, что такие действия могут натолкнуться на экономические проблемы в торговле с Евросоюзом. 2008 год нельзя назвать некой датой, с которой начались проблемы – скорее можно сказать, что они стали зримыми, вышли на поверхность.
Союзное строительство, приостановленное как раз в «нулевых», фактически было свёрнуто. Более того, недопонимание между Россией и Белоруссией стало расти. Обострились трения и споры вокруг белорусского экспорта в Россию и, что самое важное, цены на газ и нефть для Белоруссии. А, как известно, для Белоруссии энергоресурсы являются ахиллесовой пятой национальной экономики.

  

Всё отчётливее начали звучать слова о важности белорусского суверенитета и необходимости политики «многовекторности».
С ещё большей силой всё это зазвучало после государственного переворота на Украине в 2014 году, восстания и провозглашения ДНР и ЛНР и воссоединения Крыма и Севастополя с Россией.
В ответ на отказ России поставлять газ и нефть Белоруссии по тем ценам, которые в Минске считали приемлемыми, был провозглашён курс на диверсификацию экономики и всё ту же многовекторность, на практике означающий некоторое уравновешивание зависимости от России контактами с Евросоюзом, Китаем и третьими странами. Во внутренней жизни центральное место заняли разговоры про высшую ценность государственного суверенитета. Всё это, конечно же, активно поддерживалось русофобской евроориентированной оппозицией и тем же Западом, который умело воспользовался складывающейся ситуацией и под убаюкивающие разговоры о поддержке белорусского суверенитета вёл работу по созданию в Республике Беларусь целой сети прозападных антироссийских структур – как легальных, так и теневых.
Ко всему прочему были приняты ряд непопулярных решений во внутриполитической и внутриэкономической жизни – так называемый декрет о тунеядстве, законодательство о дорожном сборе, изменения условий обязательной отработки после окончания ВУЗов на селе, пересмотр медицинских показаний для призыва на военную службы (призывать стали некоторые категории ранее негодных) и некоторые другие.
Излишняя централизация власти также сыграла свою злую шутку – белорусский лидер винил во всем нижестоящие структуры, а власти на местах негласно кивали на президента – дескать, «это всё он, а не мы».

  

За эти 20 лет выросло новое поколение белорусов. Молодёжь не видела 90-х и той тяжелейшей ситуации, из которой Лукашенко вытаскивал Белоруссию. В их понимании Белоруссия была такой всегда – не очень богатой, но вполне благополучной, благоустроенной. Они видели, что в «десятые» по сравнению с «нулевыми» началась некоторая стагнация. К тому же это поколение молодёжи, как и во многих других странах, желает получить всё и сразу – высокооплачиваемую работу, квартиру, машину, отдых на море за границей и т.д. То, что для всего этого нужно работать и работать много, воспринимается плохо и неохотно. Куда проще сказать себе и другим, что во всём виноват «несменяемый Лукашенко», а с его уходом Республика Беларусь обретёт «долгожданную свободу и благоденствие».
Ко всему прочему из общественной жизни были фактически выдавлены пророссийские силы, а прогосударственные партии и общественные объединения всё больше напоминали позднесоветские профсоюзы, комсомол и т.д. Говорили и декларировали одно, а думали часто иначе. Не случайно многие активисты прогосударственного Белорусского Республиканского Союза Молодёжи (БРСМ), в том числе и освобождённые кадровые работники, не только не выступили в защиту власти, но и приняли самое активное участие в протестах.
В конце 2019 года не случилось прорыва в российско-белорусской интеграции, а затем пришла эпидемия коронавируса. Можно сейчас спорить, насколько прав был белорусский лидер в своих подходах, стараясь не навредить экономике, защищая экономические интересы Белоруссии в спорах с Россией, но в любом случае это во многом позволило его противникам (и в первую очередь противникам российско-белорусской интеграции) начать предварительную «артподготовку» – атаку по всем информационным фронтам. Оппозиция заявила о крахе всей политики интеграции с Россией и требовала разрыва договора о Союзном государстве, а пророссийская часть белорусов с недоумением и разочарованием взирала на бесконечные споры и неспособность двух стран договориться. Собственный путь в ситуации с коронавирусом позволил противникам обвинить Лукашенко в том, что тому «не жалко собственный народ».

Выборы Президента Республики Беларусь 2020 года.

В этой ситуации, почувствовав свой шанс, «оппоненты» перешли в атаку. Причём всё было подготовлено заранее. Для меня, как и для очень многих (в том числе и для самого Лукашенко) стал полной неожиданностью масштаб протестных настроений и действий, умело режиссируемый и направляемый из-за рубежа. Ещё до голосования 9 августа 2020 года был сформирован мощный штаб антилукашенковской «цветной» революции, главными действующими лицами которого стали руководитель «Белгазпромбанка» Виктор Бабарико, бывший лукашенковский чиновник Валерий Цепкало и блоггер Сергей Тихановский. Традиционная националистическая русофобская оппозиция, как правило достаточно беспомощная, оказалась на вторых ролях – ни зарегистрированные кандидатами в президенты Черечень, Дмитриев или Конопацкая, ни оставшиеся за кадром традиционные лидеры протестов и «белорусизации» Северинец, Статкевич или Анисим не смогли летом 2020 года хоть на что-то влиять.
Ситуация была непростой уже в мае-июне – чувствовалось приближение грозы. Вовсю работали телеграм-каналы, оппозиционные сайты. Молодёжь, поголовно сидящая в айфонах, стала благодатной почвой для такой деятельности. Особенно преуспел телеграм-канал НЕХТА, созданный при помощи польских и британских разведывательных служб и ими же курируемый, с участием, естественно, и Вашингтонского обкома.
Власти попытались купировать ситуацию, сняв с предвыборной гонки Виктора Бабарико, Сергея Тихановского и Валерия Цепкало. Первые двое оказались за решёткой – естественно, не за участие в выборах, а под другим предлогом. Цепкало от активной борьбы уклонился. Казалось бы, проблему удалось решить. Но оставалась жена Тихановаского – Светлана Тихановская. Именно на неё и сделал ставку объединённый штаб на основе группы Бабарико. Ещё до выборов они объявили, что Лукашенко их проиграет, его победу никто не признает, и речь будет идти о требовании новых выборов. Я об этом писал задолго до развития ситуации. Сколько реально наберёт Лукашенко, при этом раскладе было уже неважно – «революцию» было решено проводить в любом случае.
Неприятным моментом для властей стала и ловушка ЦРУ и СБУ с арестом 33 «вагнеровцев».
Выборы прошли достаточно нервно, но ЦИК объявил о победе Лукашенко с 80% поданных за него голосов. Здесь надо отметить, что многие голосовали за Тихановскую, особенно в Минске и крупных городах. Но многие в Минске, тех же областных центрах и в особенности в глубинке поддержали Лукашенко – люди почувствовали неладное и инстинктивно пошли голосовать за действующую власть. Так и схлестнулись два мощных потока тех, кто захотел «перемен» и тех, кто этих «перемен» всерьёз опасался.
Уже вечером 9 августа и в течение последующих нескольких дней начались уличные акции – подготовленные и срежиссированные. Власти и правоохранительные органы столкнулись с новой для себя ситуацией – наряду с многотысячными митингами недовольных начали действовать заранее заряженные на силовое противостояние группы молодёжи. В силовиков полетели обломки тротуарной плитки, арматура, коктейли Молотова, пиротехника. Появились и первые жертвы – в Бресте силовики, отстреливаясь от избивавших их арматурой протестующих, смертельно ранили одного из нападавших. В Минске участник протестов пытался бросить в цепь ОМОНа взрывное устройство. Но погиб сам, потому что оно разорвалось у него в руках. В протестных действиях наряду с обычными гражданами участвовали специально приехавшие для этих целей иностранцы, привлечённые уголовники. В качестве средства давления на силовиков были использованы автомобильные тараны – машины врезались в цепи ОМОНа и милиции, сбивая людей на полном ходу. Никто не погиб, но многие правоохранители получили серьёзные травмы – некоторые, вероятно, на всю жизнь останутся инвалидами. Ко всему прочему активно использовались методы запугивания и шантажа в отношении как правоохранителей, так и членов избирательных комиссий, сторонников власти через смс-сообщения, телефонные звонки. Вечером сразу после выборов 9 августа отдельные комиссии, особенно в школах, столкнулись с атаками и угрозами со стороны молодёжных групп. На улицах начали возводить баррикады, перекрывать движение транспорта, а порой и вовсе захватывать этот самый транспорт. Мирные белорусские города стали ареной жёсткого противостояния.
За предшествующие годы достаточно мало внимания обращалось на развитие фанатских футбольных группировок, клубов единоборств с националистическим душком, участники которых наряду с другими категориями молодёжи составили основной ударный силовой костяк протестующих, действующий под прикрытием многотысячных шествий обычных граждан.
Силовики ответили жёстко. Именно жёстко, применив дубинки, резиновые пули. Естественно, в такой обстановке пострадали и многие сравнительно случайные люди – более спокойно настроенные участники протестов и просто зеваки. В сети было выложено множество кадров с синими кровоподтёками на телах задержанных, а затем отпущенных протестующих.
После первой острой фазы тактика протестующих изменилась. «Революция» приобрела более тонкие, сравнительно мирные формы – на улицы стали выходить женщины, девушки, семьи с детьми. Активно предпринимались попытки подключить к протестам рабочие коллективы, учебные заведения, предприятия и учреждения.
Однако больших успехов протестующие здесь не добились – забастовки не приобрели массового характера и оказались мало действенными, а все попытки организовать протесты учителей, студентов, врачей и т.д. также оказались малоэффективными – как правило, во время этих «стояний» самих врачей, учителей или рабочих было мало – основную часть составляли не относящиеся к этим категориям участники протестов. 
Как и всегда в таких случаях, возник звездопад заявлений – многие, посчитав, что власть уже упала, начали перебегать из лагеря сторонников Лукашенко в лагерь его противников. Всё это мы не раз уже наблюдали и в отечественной, и в мировой истории. Особенно резонансными стали перебежки в стан оппозиции одного из главных «белорусизаторов», бывшего министра культуры, посла Белоруссии во Франции и директора тетра им. Купалы Павла Латушко. Сочувствие протестующим выразили и недавно уволенный бывший премьер-министр Сергей Румас, а также бывший главный редактор ведущей провластной газеты «Беларусь сегодня» Павел Якубович. Против Лукашенко выступили актёры, и, что любопытно, многие спортсмены. Хотя столько внимания, сколько уделял спорту белорусский лидер, не уделяет, вероятно, никто в мире. Бывший парламентарий и глава Федерации лёгкой атлетики Вадим Девятовский, обласканный ранее белорусским президентом, и вовсе вначале сделал заявление, что «Лукашенко – не мой президент», а затем попал в больницу с нервным срывом и полной растерянностью от непонимания, как себя вести.
Заколебалась даже церковь. Стремясь выстроить эффективные взаимоотношения с Западом, Лукашенко всемерно поддерживал не только православную, но и католическую церковь, однако в дни протестов костёл не проявил лояльности к государству – во многих католических храмах в знак солидарности с протестующими звонили колокола, на костёлах вывешивались бело-красно-белые флаги. Довольно странные заявления сделал и православный архиепископ Гродненский и Волковысский Артемий неделю спустя после выборов 16 августа 2020 года во время воскресной проповеди: «Надо говорить. Учиться у них, у молодежи! А тот, кто старшее поколение — которое бурчит, учителя: «Мы там политику увидели» — вам на коленях надо стоять, за все фальсификации, за ту ложь, которую вы впихивали нашим детям! За этот БРСМ, за комсомол, за все то, что было… атеистическое. Вот результат вашего воспитания! Теперь ваши воспитанники с цепи сорвались! Они жаждут крови. Они обезумели».
При этом и в оппозиционных, и в западных, и в российских либеральных СМИ словно по команде была развёрнута скоординированная компания поддержки протестов. Усиленно завышалась даже цифра участников протестов – говорилось о 100 – 200 тысячах протестующих в Минске и даже 500 тысячах протестующих по всей Республике Беларусь. Да, протесты были как никогда массовыми – вероятно, самыми массовыми за всю новейшую историю Республики Беларусь. Но данные нейтральных наблюдателей, поднимавших в воздух свои дроны и считавших протестующих поголовно, указывают на 40 тысяч протестующих у стелы на проспекте Победителей во время своего максимума. Соответственно и по всей стране на пике протестов в них участвовало примерно 100 тысяч человек. Это немало, но никак не абсолютно фантастические 500 тысяч.
Устояв, прежде всего благодаря волевым качествам белорусского президента, власть смогла собраться и ответить. На этот раз не дубинками и резиновыми пулями, а организацией акций в поддержку действующего президента и сохранения государства. И эти акции, может и хуже подготовленные, были не менее массовыми. Они прошли и продолжают проходить наряду с акциями оппозиции в Минске, областных городах, во многих районных центрах и населённых пунктах. И как раз эти митинги также собирают десятки тысяч белорусов, которые приходят на них по собственной воле и не столько ради А.Г. Лукашенко персонально, сколько для того, чтобы не допустить разрушения Республики Беларусь и её «украинизации». Я лично был на таком митинге в Витебске 20 августа 2020 года. Колонны людей под государственными знамёнами двигались в центр города к Летнему амфитеатру, где обычно проходят основные события фестиваля «Славянский базар». В самом амфитеатре прошла акция «Беларусь – это мы!». Люди аплодировали выступающим, говорили о необходимости сохранить государство, скандировали, махали атрибутикой. Я такого в нашей сонной Белоруссии не помню – разве что на спортивных турнирах и соревнованиях. Тогда в Витебске собралось примерно 10 тыс. человек. 6,5 тыс. заполнили Летний амфитеатр под завязку, кто-то остался за его пределами, а остальные постепенно разошлись, потому что уже продемонстрировали свою позицию.
Такие шествия и митинги, автопробеги и велопробеги прошли по всей стране.
Более того, когда бело-красно-белая протестующая молодёжь ходила в очередной раз в Витебске уже в сентябре, раздражённые горожане иногда окатывали их водой из своих окон.
Оппозиция собрала всех своих сторонников, максимально мобилизовавшись. Власть же только начала это делать и фактически уравновесила улицу. Со стороны бело-красно-белых звучат упрёки, что, власть, дескать, насильно загоняет на свои митинги людей, даёт им транспорт и т.д. Но нужно понимать, что эти протесты против действующей власти готовились давно, была заранее создана отлаженная схема их управления и, что важно, выделены огромные деньги. В этих условиях в Белоруссии фактически не оказалось сил, которые смогли бы ответить на этот вызов, и власти пришлось в спешном порядке взяться хотя бы за организацию акций в свою поддержку. Если бы люди не откликнулись, то эти акции бы провалились. Но люди отозвались. Более того, я совершенно уверен, что при нормальной подготовке таких мероприятий у власти есть серьёзный резерв и на прогосударственные митинги можно собрать в несколько раз больше участников. Но, повторюсь, важно понимать – это не слепая поддержка власти и лично А.Г. Лукашенко, а понимание белорусами того, что нельзя идти по пути Украины, разрывать связи с Россией. И А.Г. Лукашенко сейчас в понимании многих белорусов является единственной гарантией стабилизации ситуации, при всех накопившихся у людей проблемах, претензиях и вопросах.

Белоруссия после выборов.

Итак, совершенно очевидно, что А.Г. Лукашенко устоял. Очередная «цветная революция», затеянная на постсоветском пространстве, провалилась. Конечно, ещё будут протесты, массовые акции. Это противостояние затянется. Но бело-красно-белые уже потеряли веру в свою победу. Не веру в победу вообще, а в победу сейчас, что немаловажно.
Огромную роль в стабилизации ситуации в Белоруссии сыграла ясная и недвусмысленная позиции России и лично Президента России В.В. Путина. Тем более что поначалу протестующие старательно избегали русофобских и антироссийских лозунгов, проявившихся позже, а в массовом сознании усиленно укреплялась мысль о том, что «Кремль поставил на руководителя «Белгазпромбанка В. Бабарико и решил отстранить Лукашенко». Когда это не помогло, стали на все лады заявлять, что если Москва не поддержит протестующих, то это «оттолкнёт от России» белорусов, забывая уточнить, что протесты оседали как раз противники союза с Россией.
В связи с позицией церквей, во многом поддержавших протесты, были предприняты определённые контрмеры. Католический митрополит, этнический белорусский поляк Тадеуш Кондрусевич после выезда в Польшу «для консультаций» лишился возможности вернуться в Республику Беларусь. Его просто не впускают через границу. Не приходится сомневаться, что белорусские власти будут добиваться смены руководителя католической церкви в Белоруссии. В православной церкви это уже произошло. 25 августа по решению Синода Русской Православной церкви митрополит Павел был освобождён от должности патриаршего экзарха всея Беларуси и теперь руководит Кубанской митрополией. Экзархом всея Беларуси стал епископ Вениамин, местный выходец.
Оппозиция создала так называемый «Координационный совет по трансферту власти» – совершенно противозаконный антиконституционный орган, который попытался подменить собой действующую белорусскую власть. С. Тихановская сбежала вначале в Литву, а затем переехала в Польшу, где получила «полное материальное содержание» и «полную моральную поддержку». В Литву, Польшу и на Украину потянулись «лидеры и координаторы» несостоявшегося государственного переворота, бросив на произвол судьбы своих сторонников. В. Бабарико, С. Тихановский и М. Колесникова в камерах. Да, протесты управляются через телеграм-каналы и иные интернет-коммуникации из-за границы и пока происходят, в том числе и потому, что идут потоки финансирования. Но всё больше людей, голосовавших за Тихановскую, глядя на развитие ситуации, испытывают разочарование. Да – они не «полюбили» за это время Лукашенко. Но их разочарование Тихановской и тем, что выдаваемый в качестве всенародного, протест полностью управляется из-за границы, приводит к тому, что люди всё больше не верят Тихановской.

  

Свою негативную и отрезвляющую роль для многих сыграло и то, что протесты проходят под бело-красно-белыми флагами, которые использовались полицаями и коллаборантами во время фашистской оккупации Белоруссии в 1942-1944 годах, а также агрессивность протестующих. Все эти перекрытия улиц, воскресные манифестации нарушают привычный ритм жизни ранее спокойных белорусских городов и, чего греха таить, уже раздражают не только противников «карбонариев», но и самых обычных людей, которых мы привыкли называть «обывателями».
В протестах основную роль играют 15-25-летние. А вот против протестов выступает как значительное количество молодёжи, так и люди старше 40-50 лет. И в том числе и те из родителей, кто понимает, что их детей западные кукловоды используют в своих целях. Родители бывают разные. В том числе нашлись и такие, кто начал по указке «координаторов» таскать с собой на митинги детей, в том числе совсем маленьких – в колясках. Дети пугаются, плачут. Так и хочется сказать этому поколению «непуганых идиотов» – вы что делаете?! Хотите спрятаться за детьми? А если всё обострится в мгновение ока – толпа побежит, начнётся зачистка, да и просто пьяные выходки неадекватов или, не дай бог, стрельба провокаторов, как на майдане в Киеве. Детей ведь затопчут. Да, можно потом говорить, что во всём виновен «диктатор Лукашенко». Это вы потом будете всю жизнь рассказывать своей совести и, не дай бог, могиле своего ребёнка. Выходит такой идиот с ребёнком на шее и кричит цепи ОМОНа пьяным благим матом – «Ну, выходи кто со мной один на один?!». Кто это будет одобрять?!
Провалились и женские протесты. В основном такие же 15-25 летние молодые женщины и девушки. Основной аргумент – попытка срывать маски с правоохранителей, тыкать им в лицо телефонной съёмкой и визжать на всю улицу. Одной такой даме милиционер не сдержался и дал затрещину. Женщина упала. Виноват, конечно, только на что рассчитывает это непуганое поколение, пытаясь едва ли не царапать милиции глаза?! На картинку и «сребреники»? Ну-ну…
К тому же был быстро дан и вполне адекватный ответ. 17 сентября в спорткомлпексе «Минск-Арена» состоялся масштабный женский Форум «За Беларусь», в котором приняли участие 13 тыс. женщин. И не визжащих малолеток, а серьёзных дам, добившихся многого в жизни. К женщинам вышел А.Г. Лукашенко и зал принял его с овацией.
Протесты привели и к другим весьма неприглядным фактам. Так, в конце августа в Воложине один из активно протестовавших в форме быстрой езды по городу на мотоцикле насмерть сбил 42-летнюю Марину Венцлавович. Без мамы остались трое детей.
В ночь на 23 августа 2020 года в Минске был избит второй секретарь Коммунистической партии Белоруссии Николай Волович только за то, что подтвердил, что на выборах голосовал за Лукашенко.
Итак, по факту. Протестные настроения сохраняются, но никакого единства в рядах протестующих нет, как нет и ясной и чёткой программы, что делать дальше. Уповать, что всё решат денежные вливания и управление процессом из-за рубежа, на мой взгляд, «излишне оптимистично» для коллективного Запада. Белорусская «гуайдиха» (как её назвал Лукашенко по аналогии с самозванцем Гуайдо в Венесуэле) С. Тихановская пока не слишком эффективна. Никакого общенационального требования «Уходи» в отношении Лукашенко не звучит, хотя протесты, подогреваемые из-за рубежа, вывели на улицы беспрецедентное количество участников в новой современной истории Белоруссии.
Основное внимание в ближайшее время будет приковано к обсуждению конституционной реформы в Республике Беларусь и развитию союзных отношений с Россией. Собственно говоря, события 2020 года прямо подталкивают к решению этих основных вопросов. У Белоруссии выбор небогат – пасть под натиском объединённого Запада, или вернуться в русло тесной интеграции с Россией. Никаким «мостом» между Россией и Европой Республике Беларусь не стать по определению. Соответственно, пришло время более пристально посмотреть и на тех, кто все эти годы был рядом с Лукашенко. Довольно показательно звучит заявление сбежавшего в Польшу бывшего министра культуры Республики Беларусь, бывшего посла во Франции, бывшего директора главного театра им. Я. Купалы и одного из самых активных «белорусизаторов» Павла Латушко в интервью «Нашей Ниве» от 18 сентября 2020 года: «… фактически на 80-90% МИД состоит из людей, которые против сегодняшней политики руководства страны. КГБ прекрасно знает про это, но уволить столько дипломатов одновременно невозможно»… Совершенно очевидно, что «в консерватории что-то нужно менять». Я имею в виду – в кадровой политике, потому что во властной вертикали под разговоры о «суверенитете и независимости» давно и прочно окопались многие русофобы и проевропейски настроенные националисты, а вот пророссийски настроенных людей оттуда старательно вычищали. Сейчас пожинаем плоды этой недальновидной политики.
14 сентября 2020 года в Сочи на встрече президентов России и Белоруссии В. Путина и А. Лукашенко обсуждался широкий спектр двухсторонних отношений. Безусловно, одной из главных тем стала внутриполитическая ситуация в Белоруссии и вмешательство в неё извне – со стороны коллективного Запада. Российский президент поздравил А. Лукашенко с переизбранием на очередной срок. Обсуждалась конституционная реформа – здесь В. Путин поделился опытом России, где такая реформа только что прошла. Россия также подставила плечо Белоруссии – достигнута договорённость о выделении 1,5 млрд. долларов кредита. Переговоры продолжались в формате один на один в течение 4 часов. Можно не сомневаться, что были обсуждены практически все злободневные проблемы. И не «уход Лукашенко», как это стараются преподнести различные источники, а будущее российско-белорусской интеграции. Полагаю, что до конца года будут подписаны серьёзные соглашения, а далее, после проведения конституционной реформы, данная работа будет продолжена. Очевидно, что после демарша коллективного Запада и зависимых от него Украины, Прибалтики и Польши ситуация кардинально изменилась. 
Именно поэтому странно слышать комментарии, которыми заполнены СМИ, что в настоящий момент «Лукашенко тянет время, разговаривая о конституционной реформе и интеграции с Россией». Дело не в этом, и даже не в личности Лукашенко. Если будет проведена успешная конституционная реформа и достигнут прорыв в интеграции с Россией, вопрос о персоналии Лукашенко утратит свою остроту. Я надеюсь, что оба важнейших вопроса – конституционная реформа и российско-белорусская интеграция – будут успешно решены. А это означает, что А.Г. Лукашенко или подготовит реального лидера себе на смену, или и сам ещё долго будет руководить Белоруссией. Все разговоры «об уходе Батьки в ближайшее время» – попытка выдать желаемое за действительное…
Очевидно и другое – если бы «революция» оказалась успешной, Белоруссия при любом раскладе ушла бы на Запад – быстрее или медленнее, но ушла бы. И следующей была бы Россия.
Дело не в Лукашенко. Белорусы, русские и украинцы – один большой народ. Мы должны быть вместе. И именно под этим углом, а не под соусом «демократизации», «прав человека» или же «взаимных экономических выгод» и нужно рассматривать белорусскую ситуацию, потому что Белоруссия – это последний рубеж перед решающим наступлением коллективного Запада на Россию. 
Противнику пока не удалось добиться своих целей, но он не остановится перед повторными попытками добиться своего. Надеюсь, что для А. Лукашенко и, что важнее, для белорусского народа, это стало серьёзным уроком и предостережением. Игры в «многовекторность», если их не прекратить, неминуемо закончатся сменой власти и курса Республики Беларусь.
Пора переходить в контрнаступление, как в 1941 году под Москвой…

5
1
Средняя оценка: 3.39175
Проголосовало: 97