Плавки, кепарь и рюкзачок. Как я провёл это лето и не заболел ковидом

Про южный беспредел я уже писал, и немало. Но не суть…
Леший с ним, беспределом. Ну, не хочет человек уберечься от заразы, его право. Может, он бессмертный. 
[Учитывая, как прошло недавнее 1 сентября в наших школах. С точки зрения безопасности и профилактики — в основном никак. В основном, по статистике, — нуль(!) предупредительных санитарных мер в большинстве школ. В отличие от парадно-показательных. Тех, — что по ТВ. Очевидно, не до того задёрганным в пандемию преподам. Особенно замкадовским, провинциальным...]

Я же хочу рассказать про персональную нежданную встречу с COVID-19. Причём довольно близкую встречу. И в каком-то плане даже судьбоносную. 
В общем, отдыхал я, подобно всему честному народу (пару недель), на черноморском побережье: отпросился у семьи. Которая после тягостных весенне-летних карантинных перипетий всей гурьбой набросилась на требующий каждодневного ухода деревенский огород. Где работы — поле непаханое. Осень на пороге. Надо собирать урожай. Соленья-варенья, помидорки-огурцы-грибочки, э-эх…
Ну, значит, наслаждаюсь знойным южным солнышком. Стараюсь не ползать туда, где страждущего ультрафиолета люду слишком уж много. Брызгаю руки антисептиком. Потом подолгу их мою. И — всё равно подхватил... ОРВИ. Перекупался с непривычки, — элементарно простудившись. Но речь не о том.

Покамест стандартными методами воевал с насморком-кашлем, да сбивал температуру с градусника. Сделав, к сожалению, непредвиденный перерыв в морских курортных ваннах, — пришёл час уезжать восвояси. Что ж… Жаль, конечно.
Пишу домашним — типа еду.
А они мне — типа тут намедни менты заявились. Искали тебя зачем-то. Я напрягся.

— А какого (…) им надо было? — спрашиваю.

— Понятия не имею, — пожала плечами жена. — Я им не открыла.

«Так-так-так, — подумалось. — В криминале, разумеется, не замешан. (Я и на улицу-то редко выхожу.) А вот блогером на «Эхе Москвы» — да, подвизаюсь. И в фейсбуке, бывает, задвину этакое про «наших», этих: с яхтами-дворцами-часами… Бывает, и «весёлую» картинку в Сетях запощу: твиттере, ВК, инсте. Это в нынешнее нетривиальное время вполне может быть причиной появления под дверью ретивых служащих фемиды». — Дескать, предъявите документики, товарищ блогер. 
Ну, пока ход да дело, решил переждать малёхо — на волнах-окиянах. Поскрёб по сусекам скудные запасы наличной капусты. Заплатил за проживание в гостишке. И — momento mori, как говорится: — прыг-прыг в море!

Тут и насморк прошёл. И стал я уже совсем чёрный, как папуас. И стал уже заглядываться на местных пляжных папуасок — деффчонок-хохотушек. 
Скажем так, свежий морской воздух пошёл на пользу немолодому журналистско-публицистическому тельцу. 
Но — пора и честь знать. Пора домой. [А то вдруг натворю что ни попадя с хохотушками-то местными: мы такие, писаки-то, мы можем.]
Набираю жене в мессенджере — типа еду до хаты.
А она мне — подожди-ка подожди, дорогой. У нас… выявлен положительный тест на ковид. Ну не… фига себе цимес! «Точно?» — переспрашиваю, — «Точно. У меня выявлен, — отвечает жена. — У дочки и бабушки. COVID».
Оказия, однако-с…

Это что же получается? А получается, брат, — что 14 дней минимум карантин. И там ещё неизвестно что — и непонятно как. Но по-любому выходит — париться мне здесь, под жарким кубанским небом, ещё немало времени.
Занял денег у братвы-приятелей, знакомых. Продлил жильё. Сел на экономный режим питания. (Не для похудения и ЗОЖ. Бабок-то — в обрез!) 
Дни потянулись как-то уж совсем медленно. 
Сорокоградусное Светило — не в радость. В тягость.
От беспечного забористого вина — тошнит. Море — солонит. С пива-раков — изжога. Посудачить — не с кем. Волейбольные друзья-приезжые уже сменились не по разу.
Неделя, вторая, третья… Я поизносился, стал похож на Робинзона.

Мне уже чачу в пляжной наливайке на халяву подавали — как своему местному бомжу-оборванцу. [А зачем шмотки в +35, 40 градусов? Плавки, кепарь и пустой рюкзачок с пустым кошельком. И стыренными (виноват!) с рыночного прилавка персиком с четвертинкой дыни.] 

Жена пишет — им с дочерью разрешили лечиться дома. В виду лёгкой формы вирусной заразы. А бабушку — увезли в стационар. По «средней» форме. Без ИВЛ. Но — с капельницами и огромной кучей таблеток. Позже бабуля признается: если б не койка в «инфекционке» — ей стопро не выкарабкаться. Мол, точно бы кони двинула. Тяжко… Весьма тяжко протекает болезнь, курс лечения. Долгий и нудный процесс исцеления.
«Тест отрицательный!» — стукнулась в экран СМС-ка от родных. Через месяц.
В памяти всплыли военные фильмы из детства, — когда на поездах ездили снизу, под вагоном. В больших грузовых железных ящиках. 
Но увы — пришлось взять билет. На последние. 
Слава богу — ныне все живы-здоровы. Слава богу — жизнь продолжается. «Слава партии и правительству!» (лозунг из незабвенного СССР), — оттого что бабуля сейчас вовсю и с песней орудует у себя на обожаемом участке в 10 соток. С благодарностью вспоминая невыносимо трудную службу врачей. Заботу медсестёр, нянечек, всех! — кто героически спасает жизни нашим согражданам. Россиянам.

Спасибо докторам! — благодарю великую армию медработников, также волонтёров-помощников. Радеющих о здоровье русских, и не только, людей. Кстати… — страховку от ковида на себя всё-таки оформил. Чем чёрт не шутит. Бережёного бог бережёт.

Рисунок: Анжела Джерих
 

5
1
Средняя оценка: 2.73333
Проголосовало: 30