Армянская литература и наша национальная идентичность

О «революционных» школьных программах по предметам «Армянская литература» и «История Армении», о многочисленных выступлениях и конкретных действиях, направленных на принижение роли Армянской Апостольской церкви, сказано и написано столько, что кажется – добавить просто нечего. Нетрудно предсказать, что выражение всеобщего справедливого осуждения, недовольства и борьбы против грубого нарушения национальных ценностей армянского общества, особенно в области арменоведения, ни к каким результатам не приведёт. Из горького опыта последних двух лет можно сделать вывод, что все наши протесты останутся «гласом вопиющего в пустыне». Программы эти, по нашему глубокому убеждению, не являются предметом серьезного обсуждения, конструктивной критики, поскольку в них попросту нечего обсуждать и нечего критиковать. Армянская арменоведческая и педагогическая общественность не оставила от них камня на камне, отвергнув не только так называемый «черновой вариант», но и предполагаемую «отредактированную версию». Однако не можем не отметить, что все эти неудавшиеся, изначально обречённые на провал попытки и подходы не следует замалчивать или игнорировать, поскольку они чрезвычайно опасны и подрывают основы нашей национальной идентичности, нашей самостийности.
Мы считаем совершенно ненужным и излишним серьезное обсуждение и существенную критику этих печально известных программ, так как намерение исключить из школьной программы Маштоца и Хоренаци, Егише и Бузанда, Нарекаци и Кучака, Саят-Нову и других крупнейших армянских писателей совершенно неприемлемо. Это, как говорится, не лезет ни в какие ворота. Это будет губительно для нашей общеобразовательной школы, а значит, для всего нашего народа. Это самый явный, самый очевидный и притом преднамеренный саботаж, это вопиющее предательство народных интересов. А предательство такого масштаба никогда не прощается.
Месроп Маштоц – это первый символ нашего национального существования и выживания. «Он родился, чтобы родились мы, он был, чтобы были мы, он обрёл бессмертие, чтобы обессмертить нас», – эти слова, адресованные Маштоцу Паруйром Севаком должен знать наизусть каждый ученик. Именно «Золотой век» армянской литературы устами писателя-историка Егише должен научить армянских школьников той непреложной истине, что «Смерть неосознанная есть смерть, смерть осознанная – бессмертие». Или: «Лучше быть слепым глазами, чем слепым разумом». Именно посредством Хоренаци следует научить наших школьников осуждать и отвергать высокомерное поведение «ленивых в обучении, прилежных в наставлении». Авторы-составители программы и их спонсоры призывают не «отягощать учащихся пафосной классической литературой». Не поэтому ли они изъяли из школьной программы Маштоца, Хоренаци, Нарекаци, Кучака, Саят-Нову и других великих писателей древнего, средневекового и нового периода армянской литературы, которые даровали бессмертие армянскому народу. Самоочевидно, что если даже «бархатные» горе-составители под сильнейшим натиском прогрессивной общественности вернут в программу наших великих, они все равно будут представлены в недостаточном объёме и поверхностно, они не займут своего достойного места в учебниках или школьных программах. К сказанному добавим, что из школьной программы изъяты все стихи, посвященные родному армянскому языку, удалены вообще все упоминания о Маштоце и Хоренаци. Вы и теперь будете утверждать, что это сделано в силу невежества, поверхностного подхода и «блаженного неведения»? 

Поскольку поднялась большая волна протеста, авторы скандальных образовательных программ решили пойти на некоторые уступки, «великодушно» заявили, что золотой век нашей литературы найдёт в них отражение, пообещали принять к сведению и другие замечания и советы. Однако проблема гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд; такой подход однозначно обусловлен «культурной интервенцией». Понятно, откуда взялось вмешательство со стороны. Наш извечный враг снова атакует нас со всех сторон, и он атакует нас в форме антиармянского и антироссийского вторжения. Иначе как объяснить, что, преподавая мировую литературу и включая в школьную программу довольно спорных авторов, наши доморощенные «просветители» старательно изымают при этом именно армянских и русских писателей?
Борьба против нашей национальной идентичности и самостийности ведется на протяжении многих веков, ведётся другими народами. И вот теперь оказывается, что борьба эта продолжается и в наши дни. Напомним, что с первых дней декларации государственной независимости Армении «с лёгкой руки» Левона Тер-Петросяна национальная идентичность и национальное самосознание были объявлены ложной категорией. И вот эта жестокая и чрезвычайно опасная антинародная борьба сегодня обретает новый импульс, причем в самой неприкрытой и омерзительной форме.
Напомним, в своё время в Западной Армении и на всей территории Османской Турции власти обязали исключить из программы армянских школ стихотворение Микаела Налбандяна «Свобода». И армянские общественные деятели и просветители пошли на хитрость: заменили название стихотворения словом «Работа». Таким образом армянские дети продолжили изучать его, озвучивая в классе призывы к свободе. Когда в Восточной Армении по решению царского правительства были закрыты армянские школы, были созданы тайные подпольные кружки, где в домах армянской интеллигенции преподавались история армянской литературы, история Армении. Занятия такого подпольного армянского литературного кружка «Циацан» [1] иногда проходили в квартире, которую снимал молодой Туманян. Именно Туманян преподавал армянскую литературу, причём делал это безо всякой программы, в условиях, когда ещё не было учебника по истории армянской литературы. Поэт вёл занятия по своему усмотрению, придерживаясь хронологии и включив в учебный курс важнейшие произведения – от «Рождения Ваагна» до Г. Алишана и Р. Патканяна. Так педагоги и поэты, представители интеллигенции и общественные деятели, озабоченные судьбой нации, противостояли всем, кто пытался уничтожить в армянском народе национальную идентичность. Все они были большими патриотами. Мимоходом отметим, что в школьных программах и учебниках наших «бархатных» авторов даже это понятие напрочь вытеснено из употребления. Ну и как быть с этим «проколом»? Списать на обычное головотяпство и нерадивость? Или всё же самое что ни на есть преднамеренное, осознанное и грубое расшатывание основ нашей государственности, нашей национальной идентичности? 

Эти рассуждения стали поводом для того, чтобы ещё раз озвучить подходы наших великих национальных деятелей, особенно самого национального, Ованеса Туманяна, к проблеме национальной идентичности – с целью предотвращения нашего культурного геноцида. Сегодня мысли Поэта всех армян о национальной идентичности, огромной роли национальной литературы и истории в деле выживания армянского народа более чем актуальны. Туманян всегда актуален, – может быть, сегодня пламенные слова великого поэта и мыслителя и его непререкаемый авторитет «индивидуализированной нации» (определение П. Севака) окажут на нас отрезвляющее воздействие. Кстати, нас уже не очень удивит, что из школьных учебников изымут самый известный и популярный, поистине народный титул Туманяна – «Поэт всех армян».
Сразу после публикации этой пресловутой школьной программы директор Института литературы имени М. Абегяна Вардан Деврикян напомнил нашей общественности глубокую и ёмкую формулировку великого Туманяна: «У искусства нет родины, но у каждой родины есть своя литература» [2]. Вот ключ к рассмотрению вопроса: ведь у искусства нет родины, поэтому и Туманян, и мы вослед ему приветствуем преподавание лучших произведений мировой литературы. Но при этом мы задаёмся резонным вопросом – а почему в программе не представлена восточная литература, в частности, персидская? И почему в программе нет ни одного представителя великой русской литературы? С каких это пор русская литература перестала быть частью мировой литературы? Кому это пришло в голову поставить под сомнение вклад классиков русской литературы в мировую литературу? Как можно серьёзно относиться к программе, в которой европейская литература представлена как мировая, а русская и персидская литература – нет? Какие критерии лежат в основе выбора, литературные или политические? Ясно одно: если в программе по литературе представлена преимущественно иностранная литература – значит, сделано это за счёт армянских классиков, с грубыми нарушениями пропорций и ущемлением «прав» армянской литературы. 
И ещё одно наблюдение. Когда наша школа была десятилетней, мы без большого напряжения успевали пройти всю историю армянской литературы. Почему нельзя пройти эту программу сейчас, в условиях двенадцатилетнего обучения? И другой резонный вопрос: разве нельзя изучать иностранную литературу, не ставя при этом «в угол» многовековую армянскую литературу ни с её классиками, ни с современными авторами? Да, у каждой литературы есть родина. А теперь представьте на секунду, как бы восприняли англичане подобное посягательство на Шекспира и Байрона. Или русские – на Пушкина и Лермонтова. Или немцы – на Гёте и Шиллера. Или итальянцы – на Данте и Петрарку. Или испанцы – на Сервантеса и Лопе де Вега. Или украинцы – на Шевченко. Или поляки – на Мицкевича. Или иранцы – на Фирдоуси. Или грузины – на Руставели. У каждой родины своя литература, значит, и учить её можно только с учётом национальной принадлежности. Так поступали до сих пор все наши просветители – от великих и славных писателей и деятелей культуры до рядового школьного преподавателя.

С большой и искренней заботой о сохранении национальной идентичности составляли школьные учебники Ов. Туманян и Л. Шант, Ст. Лисициан и Ник. Агбалян. Созданные ими пособия обучали многие поколения армянских детей и помогали им сохранять свою самостийность и идентичность в условиях тирании и ассимилятивной политики различных иностранных государств – как в Западной Армении, Сирии, Ливане, так и в странах Европы и Америки. Один из них – видный национальный деятель, критик и педагог Ник. Агбалян – пишет об этом в письме Туманяну: «Мало кто понимает или вовсе не понимает, что представляет из себя «национальная литература» ... И точно так же, как рыба погибает вне воды, животное умирает от углекислого газа, такая же почти участь уготована для каждого, кто не имеет собственной литературы... Армянин должен накормить свой народ песнями Нарекаци и средневековыми песнями, впитывая то, что дала вся человеческая цивилизация – правду, красоту и добро в мире, должен сказать миру, как он понимает эту триединство» [3].
В заключение хотим выразить надежду, что Никола Агбаляна, Ованеса Туманяна, Левона Шанта и Степана Лисицяна наши «светила тележурналистики» не будут обвинять в «коррумпированности» и принадлежности к «бывшим», потому что они не были «номенклатурой», не были никоим образом связаны с «бывшими властями», и им никто никогда ничего не платил за то, что они посвятили всю свою сознательную жизнь защите национальной литературы.

Примечания

1. Подробнее об этом кружке см. в монографии С. Ованесян «История жизни и творчества Ованеса Туманяна (1900-1912 гг.). Научная биография», Ер., изд-во «Эталон», 1912, с. 512 (на арм. яз.).

2. «Ов. Туманян в воспоминаниях современников», Ер., 1969, с. 12 (на арм. яз.).                            

3. См. сб. «Туманян. Исследования и публикации», т. 5, Ер., 1998, с. 41 (на арм. яз.).

5
1
Средняя оценка: 3
Проголосовало: 18