Впервые к Венере

60 лет назад состоялся первый в истории человечества успешный запуск советского космического аппарата «Венера-1» к второй планете Солнечной системы.

Старт автоматической межпланетной станции (АМС) «Венера-1» 12 февраля 1961 года был, строго говоря, не первой попыткой достичь другой планеты в рамках советской космической программы. Ещё в октябре 1960 г. на Байконуре пытались поднять в космос две АМС, созданные для исследования Марса, но из-за отказа ракеты-носителя аппараты не достигли даже околоземной орбиты.

Да и «Венера-1» была второй по счету после неудачи с запуском своего близнеца 4 февраля 1961 года. Впрочем, даже эта неудача выглядела тогда успехом на фоне крупных неудач космической программы США. До февраля 1961 года американцы осуществили 9 попыток запуска космических аппаратов к Луне, из которых всего один, «Пионер-4», оказался относительно удачным. Правда, и этот американский аппарат промахнулся, пройдя мимо Луны на расстоянии 60 тысяч километров. Для сравнения: даже не совсем успешный полет «Луны-1» в январе 1959 года дал ошибку всего в 6 тыс. км, после чего советская АМС стала первой в мире искусственной планетой, выйдя на околосолнечную орбиту. 

И неудача предшественника «Венеры-1», запущенного 4 февраля 1961 года, была относительной: корабль успешно вышел на околоземную орбиту, лишь потом не запустилась четвертая ступень, разгонный блок (отказал один из датчиков, перегревшийся в вакууме; неполадка была устранена за несколько дней). 

Запуск «Венер» представлял в то время уникальную операцию: впервые в истории космонавтики он проводился в два этапа – выход за орбиту и собственно орбитальный запуск для межпланетного путешествия. Так был обеспечен еще один космический приоритет СССР – первый успешный запуск межпланетной станции с околоземной орбиты. 

***

В принципе, «Венера-1» не была рассчитана на мягкую посадку на вторую планету Солнечной системы – ее миссия была в первую очередь разведывательной. Аппарат весом 643 кг был снабжен массой аппаратуры для научных исследований. 
Среди оборудования, например, был датчик микрометеоритов, позволявший узнать, какова вероятность встречи межпланетных станций с такими гостями, степень их опасности для земных аппаратов. С той же целью на АМС был установлен детектор космических лучей.

Вторая группа оборудования была предназначена больше для исследования самой Венеры – измерения ее магнитного поля, температуры вблизи поверхности. 

Спускаемый аппарат представлял собой шар небольшого размера (7 см), внутри которого был вымпел с гербом СССР. Специальной тормозящей системы для него предусмотрено не было; в случае удачи станция должна была влететь в венерианскую атмосферу на второй космической скорости (11,2 км/с). После выполнения поставленных задач большая часть станции должна была сгореть из-за трения в плотных слоях атмосферы, но за счет этого сбросить скорость до относительно приемлемой, дав возможность посадочному «шару» достичь поверхности Венеры.

Тогда широко бытовала гипотеза о том, что Венера покрыта океанами, и спускаемый аппарат «Венеры-1» рассчитывался не на приземление, а на приводнение. 

Собственно, климат Венеры (475 градусов выше нуля, давление 90 атмосфер, как на Земле на глубине 900 метров под водой) исключал сохранение спускаемого аппарата «Венеры-1» даже если бы ему посчастливилось приводниться в несуществующий венерианский океан.

Однако до попытки посадки дело не дошло. Спустя 10 дней после начала полета нарушилась связь Центра управления со станцией. Приемник станции включался строго по расписанию с целью экономии энергии. А для устойчивости связи критически необходимым была правильная ориентация в пространстве «Венеры-1» и ее приемо-передающей антенны. Однако ориентация начала нарушаться, и автоматика справиться самостоятельно с этой проблемой не смогла. Помочь могли бы инженеры ЦУП в ручном режиме, но для этого необходима была бесперебойная радиосвязь. Однако космический аппарат развернулся по отношению к Земле так, что дальнейшая связь стала невозможной, и антенна не смогла уловить сигнал Центра управления…

Несмотря на это, АМС, даже лишившись управления с Земли, в целом достигла Венеры, промахнувшись всего на 35 тысяч километров (американцы, напомним, промахнулись мимо Луны на 65 тысяч км при расстоянии полета 380 тысяч км). А ведь до Венеры советская станция добиралась 70 млн км, что в 180 раз превышает расстояние от Земли до Луны. 
Советские инженеры учли опыт с нарушенной связью, и с тех пор приемники наших межпланетный станций стали работать постоянно, без отключений, что привело к значительному сокращению неудач в ходе программ таких полетов. 
Полет «Венеры-1», будучи первым в истории запуском станции к другой планете Солнечной системы, стал крупнейшим успехом советской космонавтики с очередным закреплением за СССР ряда рекордов в исследовании космоса. 

5
1
Средняя оценка: 2.8022
Проголосовало: 91
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star