План «Барбаросса»

18 декабря 2020 года исполнилось 80 лет со дня утверждения Директивы №21 (план «Барбаросса»), который вверг Вторую мировую войну в новую страшную фазу. Но почему-то этот вопрос мало интересует современных историков.
Автор

«Когда Бог спит – тогда чёрт действует» – народная поговорка. Слишком долго спал СССР и новая Россия, спуская ложь Запада на тормозах…

18 декабря 1940 г., 80 лет назад, Адольф Гитлер лично подписал Директиву №21 план «Барбаросса», составленный в девяти экземплярах, документ №33408/40. Под грифом Сов. Секретно. План имел множество приложений, но основная директива начиналась словами «Германские вооружённые силы должны быть готовы разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании ещё до того, как будет закончена война против Англии. (Вариант «Барбаросса»).
Предварительное обсуждение этого плана происходило 5 декабря 1940 г. в ставке фюрера. По его результатам и была подписана Директива №21, которая требовала окончания всех приготовлений, связанных с выполнением плана "Барбаросса" к 15 мая 1941 года.
Кроме преамбулы Директива состояла из трёх основных разделов: 1-й – «Общий замысел», 2-й – «Предполагаемые союзники и их задачи», 3-й – «Проведение операций», где ставились конкретные задачи каждому роду войск (Сухопутные силы, ВВС и ВМФ). Кроме основного документа Директива имела массу приложений. Все документы в одной статье рассмотреть невозможно, коротко остановимся на основном.
Подготовка данного документа началась со второй половины 1940 года, когда после разгрома Франции перед Германией стала дилемма: сосредоточить ли ещё до нападения на СССР очередные усилия на выводе из войны Англии, чтобы до конца избавиться от всякой опасности с тыла в предстоящем походе на Восток, или, оставив пока в стороне Британию, обрушить удар блицкрига на Советский Союз. Выходит, что СССР спас дважды Англию от поражения, но всё это сегодня пытаются повернуть против России, хотя всё противоречит настоящим документам, которые были приведены на Нюрнбергском процессе, показавшим агрессивную сущность фашизма. 

Всё отчётливее звучат голоса историков и публицистов, пытающихся на основе непроверенных фактов или домыслов обвинить руководство СССР, наравне с гитлеровским, в развязывании второй мировой войны.
Этот приём не нов и рассчитан в первую очередь на молодёжь и людей, несведущих в истории. Да и обстановка, как считают современные фальсификаторы, сложилась благоприятная. Отдельные СМИ и народившиеся «независимые» издания подвергают сомнению все исторические труды, изданные в СССР в 50–80-е годы прошлого столетия.
Отдельные журналисты и так называемые «перестроечные» историки или не хотят, или не понимают, что в погоне за сенсациями, любимый жанр современных СМИ, выдвигая «новые исторические концепции», основывающиеся, как правило, на непроверенных сведениях, полученных от «участников событий» и копиях, обильно появляющихся документов из личных архивов, наносят вред не только исторической науке, но и всему человечеству. Такой подход к исследованию событий прошлого позволяет современным фальсификаторам оправдать в глазах общественности истинного агрессора и создаёт предпосылки для реванша в будущем.
В последнее время что-то не слышно о плане «Барбаросса», который даёт неопровержимые документальные подтверждения об истинном агрессоре.
Фальсификаторы истории почему-то мало обращают внимания на подлинные документы, хранящиеся в государственных архивах стран, и мало обращаются, к сожалению, к забывающимся, общедоступным документам Нюрнбергского процесса – том 3 стр. 357 – , где есть и свидетельства фельдмаршала Паулюса, показывающего, что уже к его приходу в германский генеральный штаб в сентябре 1940 г., разработка плана «Барбаросса» шла полным ходом.
Ещё 31 июля 1940 г. Гитлер на совещании в ставке говорил: «Если Россия будет разгромлена, Англия потеряет последнюю надежду. Тогда господствовать в Европе и на Балканах будет Германия. Вывод: в соответствии с этим рассуждением Россия должна быть ликвидирована» (Ф. Гальдер «Военный дневник»).

План «Барбаросса» замысливался с начала 1940 г. и получил путёвку к разработке с середины 1940 года. Работа над ним проходила в глубокой тайне. Но всё же в Англии и США уже в январе 1941 г. были получены первые данные о готовящемся походе вермахта на Восток, а в последующем эти данные значительно уточнялись. Но они не спешили предупреждать СССР о готовящемся нападении. Такая позиция США и Англии объяснялась не только инерцией их антисоветской политики, но и очень низкой оценкой с их стороны военной мощи Советского Союза. 14 июня 1941 г., за неделю до нападения Германии на СССР, Объединённый разведывательный комитет сделал вывод, что Германии потребуется самое большое шесть недель, чтобы взять Москву. В докладе военного министра США Стимсона, представленного 23 июня (нападение свершилось – В.К.) Рузвельту, говорилось, что Германия сокрушит Союз «по меньшей мере, за один месяц, а вероятнее всего за три месяца» и поэтому в войне англо-саксонских держав против Германии и Японии Россия будет лишь временным союзником, как Польша в 1939 г. или Франция в 1940 г. (которых они предали – В.К.). (Дж. Батлер «Большая стратегия. Сентябрь 1935 – июнь 1941» изд. 1959 г. стр. 497). Отсюда выжидательная позиция на союз с СССР со стороны США и Англии. Но кто сегодня об этом помнит?
В целом нацистское руководство оценивало глобальную и европейскую политическую ситуацию как исключительно выгодную для войны против СССР. «Ныне, – говорил Гитлер на совещании генералитета 30 марта 1941 г., – существует возможность разбить Россию, имея свободный тыл. Эта возможность так скоро не появится вновь. Я был бы преступником перед немецким народом, если бы не воспользовался этим». Подобные политико-стратегические выводы, зыбкие и авантюрные в своей основе, исходили из главной порочной предпосылки – неверной оценки политической прочности и военно-экономического могущества Советского Союза. Высшие инстанции политического и военного аппарата фашистской Германии в превратном свете представляли себе боеспособность Красной Армии. Все жили под гипнозом слов Гитлера, который, выступая на совещании руководителей вермахта 9 января 1941 г., сказал: «Русские вооружённые силы – глиняный колосс без головы». Близки к этому мнению были и другие руководители вермахта. Это было подобно тому, как в СССР уверовали в слова Сталина: «Не поддаваться на провокации!», что нас и подвело.

О подготовке плана нападения на Советский Союз свидетельствовал и генерал-лейтенант Винцент Мюллер, первый офицер штаба армейской группы войск во Франции: «В начале декабря 1940 г. начальник генштаба Гальдер прислал предварительный план наступления на Советский Союз, который должен был обсуждаться в ОКХ при участии начальников штабов армейских группировок. По возвращении из ОКХ начальник моего штаба генерал-лейтенант Бреннеке сообщил мне о том, что предстоит война с Советской Россией. В связи с этим и на основании обсуждённого проекта был разработан план стратегического развёртывания».
По этому совещанию начальник генерального штаба сухопутных войск представил 5 декабря 1940 г. доклад фюреру (ЦГА СССР ф.1280, оп.2, д.26), который и лёг в основу утверждённой лично Гитлером 18 декабря 1940 г. Директивы №21 (план «Барбаросса»).
Фюрер согласился с предложенным в докладе оперативным замыслом и лишь добавил следующее: важнейшей целью является не допустить, чтобы русский фронт отступал сомкнутым. Наступление на Восток должно продолжаться до рубежа, с которого русские ВВС не смогут атаковать немецкую имперскую территорию, а с другой стороны, позволит немецким люфтваффе совершать налёты на русские военно-промышленные районы.
Таким образом, будет достигнут разгром русских войск и предотвращено их возрождение.

В утверждённой директиве №21, которую невозможно в статье привести полностью, есть интересный 4-й раздел, который для осмысливания всего материала, почему этот план долгое время был скрыт, нужно привести полностью.
«Все распоряжения, которые будут отданы главнокомандующими на основании этой директивы, должны совершенно определённо исходить из того, что речь идёт о мерах предосторожности на тот случай, если Россия изменит свою нынешнюю позицию в отношении нас.
Число офицеров, привлекаемых для первоначальных приготовлений, должно быть максимально ограниченным. Остальные сотрудники, привлечение которых необходимо, должны привлекаться к работе как можно позже и ознакомляться только с теми частными сторонами подготовки, которые необходимы для исполнения служебных обязанностей каждого из них в отдельности. 
Иначе имеется опасность возникновения серьёзнейших политических и военных осложнений в результате раскрытия наших приготовлений, сроки которых ещё не назначены».

Подготовку по плану брал под личный контроль сам Адольф Гитлер: «О намеченных подготовительных мероприятиях всех видов вооружённых сил и о ходе их выполнения докладывать мне через верховное главнокомандование вооружённых сил».

Сегодня, по прошествии 80 лет со дня утверждения этого важнейшего документа 20-го столетия, мы так и не можем сказать с полной уверенностью (по крайней мере, в открытой печати этого нет – В.К.) – был ли известен этот документ полностью советскому руководству?
Исторические факты говорят о том, что с германской стороны план стал выполняться беспрепятственно. С другой стороны, если этот план был известен советскому руководству, то почему не были приняты контрмеры?
Вопросы остаются. Историю нельзя повернуть вспять, но на её уроках нужно учиться.

5
1
Средняя оценка: 2.98039
Проголосовало: 51