Кто спас Россию?..

К 30-летию рокового «путча» в августе 1991 года 

Размышления очевидца

19 августа 1991 года я поехал в Москву на электричке. Жил и работал я тогда в подмосковном городе Жуковском – центре авиационной науки, как с гордостью говорили в те времена. Работают и сейчас в Жуковском и Цетральный Аэро-Гидродинамический Институт (знаменитый ЦАГИ) и ЛИИ (Лётно-Исследовательский Институт им. лётчика Громова, где тогда действовала знаменитая школа лётчиков-испытателей, давшая нашей стране немало героев неба), но большую часть ЛИИ занимает теперь коммерческий аэропорт, и город Жуковский сейчас известен, скорее, как место проведения авиационного шоу и заключения многомиллионных сделок, чем как центр создания будущего нашей авиации. Будем надеяться, что всё это изменится к лучшему...
Город Жуковский как центр передовой науки в советское время был на особом счету по части снабжения и даже в тяжёлом 1991 году, когда в Москве продовольственные магазины, подчас, стояли пустые, чему я сам был свидетель, так как ездил в столицу довольно часто, у нас, случалось, продавали и сыр, и рыбу, а хлеб всегда был в местных булочных благодаря нашему крупному хлебокомбинату. Во всяком случае, москвичи, попадавшие в то время в наш город, полагали, что оказывались в центре какого-то спецснабжения. Это было не так, в то время вся страна, доведённая Горбачёвым в условиях мира до полной экономической разрухи, словно после разрушительной войны, жила, затягивая пояса, но отношение к жизни у людей было иным, чем сейчас, ведь тогда ещё работали крупные предприятия, существовали сплочённые мощные трудовые коллективы, что поддерживало в тогдашних людях чувство коллективизма, товарищества и общности судьбы. Всё это нынешнему поколению, уже не первый год растущему в условиях соблюдения «социальной дистанции», совершенно непонятно…
Но в 1991 году ещё существовала единая страна, родной всем Советский Союз, и многим казалось, что это неколебимо, что как же может развалиться единая, недавно ещё такая дружная страна, почему она должна распасться, по каким-таким необходимым причинам?.. Почему после этого всем будет жить хорошо в отделившихся регионах?.. Отчего не разваливаются Соединённые Штаты Америки, состоящие из 50 штатов? Отчего, напротив, объединяется Европа, та же Германия, а вот бывшие страны социалистического содружества, напротив, разваливаются – Югославия, Чехословакия... Никто этого толком объяснить не мог. И потому референдум по вопросу сохранения СССР 17 марта того года прошёл без эксцессов, без большого политического и эмоционального напряжения – результат был очевиден, людям предложили решить вопрос – за «обновлённый» ли они Союз, или против? Советские люди в абсолютном большинстве были «за». Да иначе ведь и быть не могло, у народа ещё не уложилось в уме, что руководитель СССР Михаил Горбачёв сознательно ведёт страну к разрушению и краху.

Тут надо перенестись по времени вперёд и заглянуть в год 1999. В этот год, между прочим, в тот самый год, когда впадавший в маразм Ельцин уже не мог управлять страной (впрочем, он и раньше мало когда этим занимался) и передавал власть то Степашину, то Путину, только который и смог овладеть ситуацией и остановить наступление джихадистов на Северном Кавказе, а то ведь дело уже шло к отпадению этого региона от России, что явилось бы прологом к отпадению и Татарстана, и иных тюркских республик. То есть осуществились бы и были бы доведены до конца планы по полному разрушению России, превращению страны в скопище мелких «суверенных» территорий, бесконечно воюющих между собой – что-то вроде нынешней Ливии или Сомали, где такие планы вполне удались Западу, но не удались в Сирии. Это и стало бы закономерным концом «перестройки» а-ля Миша Горбачёв. Так вот, в этот страшный год, когда в Москве гремели взрывы исламских джихадистов и рушились жилые дома со всеми жителями – на Каширке, на ул. Гурьянова, в других городах России, – вот в этот самый год отставному президенту бывшего СССР – «первому и последнему» – Горбачёву действующий тогда президент США Джордж Буш вручил высшую американскую награду, вручаемую только за особые заслуги в деле «защиты национальных интересов США» по статусу награды – «медаль Свободы», награду, аналогичную званию Героя Советского Союза в преданном и проданном этим самым Горбачёвым СССР. Медаль эта вручается обычно военным деятелям Америки, за выигранную войну над противниками США...
Тогда казалось, что планы по ликвидации России вполне осуществляются – со скрипом и только через восемь лет после того, когда они должны были осуществиться по первоначальному плану – в злосчастном 1991 году, так как тот мартовский референдум, который по мнению простых советских людей должен был укрепить Союз, на деле давал Горбачёву карт-бланш на ликвидацию единого государства. Достаточно взглянуть на текст того Союзного договора, что должен был быть подписан 20 августа 1999 года, да и подписывался тогда только Россией и Казахстаном, а далее к нему, по идее, должны были присоединиться ещё семь республик, всего – девять, то есть даже такой «горбачёвский союз» был огрызком по сравнению с прежней союзной структурой, насчитывавшей 15 республик. Но теперь это был в лукавой горбачёвской формулировке не Союз Советских Социалистических Республик, а ССГ – Союз Суверенных Государств. То есть заранее провозглашалось, что каждая составляющая этого мифического «союза» совершенно «суверенна», то есть абсолютно свободна и в любой момент может покинуть этот «союз». Зададимся вопросом: мог бы просуществовать такой Союз хоть сколько-нибудь длительное время? Даже в Америке отдельные штаты (государства) потеряли со временем право свободного выхода из состава США, и это несмотря на экономическую стабильность и общий политический курс этих государств. Ну а в условиях экономической разрухи, искусственно созданной в СССР горбачёвским правительством (обратим внимание – в преддверии этих событий Горбачёвым предусмотрительно был ликвидирован Совет Министров – правительство СССР и был устроен Кабинет министров – комитет управляющих при особе президента), существование такого Союза, состоящего из подчёркнуто суверенных территорий, было неосуществимо в принципе.

Но мало того, задача Горбачёва как агента влияния США (что подтверждается награждением, как мы видим, «за заслуги» высшей военной медалью США) состояла и в том, чтобы ликвидировать не только СССР, но и Россию. Потому в условия этого нового Союзного договора, что должен был быть подписан 20 августа, было введено явное, хотя и завуалированное положение о том, что и автономные республики, входящие в состав союзных республик, также обретают этот самый пресловутый «суверенитет», то есть становятся свободными и независимыми. То есть Россия, которая административно представляет собой Федерацию (объединение) разных национальных и автономных территорий, должна была неизбежно распасться вслед за СССР. Этот процесс отрабатывался Западом на примере Югославии, где после смерти мощного лидера Иосифа Броз Тито, эта страна сначала утратила статус Федерации и превратилась в равноправную конфедерацию суверенных республик, когда пост главы этого рыхлого союза каждый год занимал лидер очередной республики. Такое «коллективное» управление страной неизбежно вскоре привело к распаду Югославии, но мало того – процесс продолжался, и уже сами республики бывшей единой Югославии начали дробиться на отдельные краины и национальные районы, что привело (во исполнение положения о «праве наций на самоопределение») к неизбежным и кровавым национальным конфликтам и целым региональным войнам, последствия которых не изжиты до сих пор и долго ещё не будут изжиты. Такая же участь горбачёвской камарильей и её западными хозяевами готовилась и для России после подписания этого пресловутого горбачёвского Союзного договора 20 августа 1991 года. Союзный договор этот словно задавал парадигму развала и России. Вот некоторые положения этого договора:
«Государства, подписавшие настоящий Договор, исходя из провозглашённых ими деклараций о государственном суверенитете и признавая право наций на самоопределение (!); учитывая близость исторических судеб своих народов и выполняя их волю к сохранению и обновлению Союза, выраженную на референдуме 17 марта 1991 года; стремясь жить в дружбе и согласии, обеспечивая равноправное сотрудничество; желая создать условия для всестороннего развития каждой личности и надёжные гарантии её прав и свобод; заботясь о материальном благосостоянии и духовном развитии народов, взаимообогащении национальных культур, обеспечении общей безопасности; извлекая уроки из прошлого и принимая во внимание изменения в жизни страны и во всём мире, решили на новых началах построить свои отношения в Союзе и договорились о нижеследующем...»
Посмотрите, какая беспардонная и лукавая демагогия! Договариваются вроде о едином союзе, а тут же в первой строке провозглашается «право наций на самоопределение», то есть союзные обязательства сразу сводятся к нулю, торопливо провозглашается «государственный суверенитет» «государств», то есть, говоря без обиняков – полная независимость этих новоявленных «государств», а значит – и все союзные обязательства могут в любой момент прекратиться. Между тем, как Государство должно быть едино даже в статусе Союза, как был един Советский Союз. Только тогда такая страна может существовать и иметь статус на международной арене. Ну и дальше в этом тексте идёт поток обычной горбачёвской демагогии о «правах и свободах» всех и каждого, о «материальном благосостоянии народов», что в последний год правления в СССР этого деятеля, разорившего всю страну, звучит просто анекдотично. Какое такое было «материальное благосостояние» у советских людей в последний год правления лауреата Нобелевской премии – я уже описывал выше. Да и описывать не надо – это памятно всем людям моего возраста.

Идём дальше по тексту этого сакраментального документа:
«Каждая республика – участник Договора – является суверенным государством. Союз Советских Суверенных Республик (СССР) (!) – суверенное федеративное демократическое государство, образованное в результате объединения равноправных республик и осуществляющее государственную власть в пределах полномочий, которыми его добровольно наделяют участники Договора... 
Государства, образующие Союз, сохраняют за собой право на самостоятельное решение всех вопросов своего развития, гарантируя равные политические права и возможности социально-экономического и культурного развития всем народам, проживающим на их территории. Участники Договора будут исходить из сочетания общечеловеческих и национальных ценностей, решительно выступать против расизма, шовинизма, национализма, любых попыток ограничения прав народов...
Государства, образующие Союз, считают важнейшим принципом приоритет прав человека в соответствии со всеобщей Декларацией прав человека ООН, другими общепризнанными нормами международного права. Всем гражданам гарантируются возможность изучения и использования родного языка, беспрепятственный доступ к информации, свобода вероисповедания, другие политические, социально-экономические, личные права и свободы...
Государства, образующие Союз, видят важнейшее условие свободы и благосостояния народа и каждого человека в формировании гражданского общества. Они будут стремиться к удовлетворению потребностей людей на основе свободного выбора форм собственности и методов хозяйствования, развития общесоюзного рынка, реализации принципов социальной справедливости и защищенности...»

Опять пустая демагогия о бесконечных свободах, но название этого мифического государства меняется – почему-то забывается сакраментальное ССГ (Союз Суверенных Государств), стоящее в заголовке этого чудесного документа, и спешно в текст возвращается аббревиатура СССР, но в расшифровке получается Союз Советских Суверенных Республик! Видно, что недовольство советских людей исчезновением родного для всех нас «СССР» было учтено лукавыми царедворцами из Ново-Огарёва, где на правительственной даче составлялся сей опус и спешно была возвращена эта аббревиатура, но уже (естественно!) с «суверенным» содержанием. Опять подчёркивается, и неоднократно, полная независимость всех составляющих этого союза, которые «...сохраняют за собой право на самостоятельное решение всех вопросов своего развития, гарантируя равные политические права и возможности социально-экономического и культурного развития всем народам, проживающим на их территории». Как эти государства обеспечивали «равные политические права» всем своим народам, мы увидели потом в Абхазии, в Южной Осетии, в Карабахе, в Приднестровье, в Киргизии, в «европейской» Прибалтике с её русскими «негражданами», видим до сих пор в Донбассе и на всей Украине с её недавно принятым нацистским законом, запрещающим русский язык!..

Но перейдём к России. Российская Федерация – ведь особое государственное образование, как никакая другая республика СССР, состоящая из многочисленных автономных образований. Для неё особо смертельным обстоятельством явился бы «суверенитет» этих образований внутри территории России. А ведь они должны были обрести статус составляющих этого мифического горбачёвского Союза. Конечно, внутри Российской Федерации, но суверенитет-то их утверждался!
«Государства, образующие Союз, являются полноправными членами международного сообщества. Они вправе устанавливать непосредственные дипломатические, консульские связи и торговые отношения с иностранными государствами, обмениваться с ними полномочными представительствами, заключать международные договоры и участвовать в деятельности международных организаций, не ущемляя интересы каждого из союзных государств и их общие интересы, не нарушая международные обязательства Союза... 
Государства, образующие Союз, входят в него непосредственно либо в составе других государств. Это не ущемляет их прав и не освобождает от обязанностей по Договору. Все они обладают равными правами и несут равные обязанности...»

Вот эти выделенные мной места, скрытые, упрятанные за бесконечными громогласными словесами о «правах и свободах» и о некоем грядущем «материальном благосостоянии»,  и являлись главной миной, заложенной Горбачёвым и его подельниками и американскими консультантами под Россию. Разберёмся в этом. Итак, «Государства, образующие Союз, являются полноправными членами международного сообщества» со всеми прерогативами независимых государств – устанавливать дипломатические отношения с другими странами, торговые отношения, заключать международные договора, вовсе не сообразуясь с интересами Союза и т.д. Но «Государства, образующие Союз, входят в него непосредственно либо в составе других государств», значит «государства», которые входят в состав других государств (то есть все автономные республики и округа в составе Российской Федерации), также являются членами этого Союза, они его «образуют» и, соответственно, обладают не меньшими правами на международной арене, чем их сюзерен – Россия. Отсюда только один шаг до права выхода из состава России, также как у союзных государств есть право выхода из этого фиктивного ССГ-СССР. Вот та мина, которая закладывалась Горбачёвым уже и под Россию, а не только под СССР.
Всё к тому и шло, что план этот хитроумный, разработанный, видно, американскими аналитиками, успешно осуществлялся. Общество было совершенно дезориентировано, Горбачёву уже никто не верил, но и это предусмотрели организаторы развала. Как противовес Горбачёву выдвигалась фигура Ельцина. Одни и те же спецслужбы курировали и Горби и Ельца, вначале противопоставив Ельцина Горбачёву, в результате чего Ельцин получил бешеную популярность среди масс уже совершенно замороченного советского народа. К выборам президента РСФСР (тогда ещё советской и социалистической республики!) 12 июня 1991 года вокруг Ельцина сложилась удивительная харизма народного борца и заступника. Этой харизме не мешали известия о бесконечных пьяных скандалах Ельцина за рубежом, его явно неадекватное поведение во время предвыборной кампании. Это было не главное, главное – всем до чёртиков надоел лживый Горбачёв, но Николай Иванович Рыжков, который шёл на выборы кандидатом от коммунистов, не обладал скандальной славой борца с Горбачёвым, а Ельцин обладал. Я участвовал в той предвыборной кампании агитатором за Рыжкова и часто интересовался у простых людей: почему они хотят голосовать за Ельцина, откуда такая бешеная популярность у этого пьяницы? И вот такой мне следовал ответ: «Ты помнишь, как мы при Брежневе жили? А как при Горбаче стали жить? За кого ж голосовать, если не за Ельцина – ведь он против Горбачёва!..»
В этом и была главная причина победы Ельцина на тогдашних выборах – он деланно и напоказ противопоставил себя лгуну и пройдохе Горбачёву, а то, что он любил выпить... это ему прощалось в виду того, что всех уже достал явно провокационный горбачёвский сухой закон. Увы, шло неуклонное падение общественной морали, позволительным стало считать то, что недавно считалось самым низким и безнравственным – вспомните бешеную популярность фильмов «Интердевочка», «Маленькая Вера» и прочего кинодерьма о проститутках и извращенцах... А вот соперник Ельцина Рыжков на тех выборах вёл себя сдержанно, пассивно и не противопоставлял себя Горбачёву. Это и лишило его популярности, хотя он собрал немало голосов на выборах и вышел на второе место. Но власть захватил бывший первый секретарь Свердловского обкома КПСС, по настоянию которого был разрушен Ипатьевский дом в Свердловске, тот дом, где была зверски убита семья последнего царя России. К престолу России рвался новый нахрапистый лжецарь!

По моему мнению, к августу 1991 года в верхах СССР и России сложилась патовая ситуация. Ельцин страстно желал безграничной личной власти, он уже примеривал на себя корону «царя в Кремле», но пока вынужден был обретаться в Белом доме на Пресне. Верховная власть, пока ещё не совсем номинальная, была у Горбачёва как президента СССР. Таким образом, задача Ельцина была в уничтожение Горбачёва, но это не позволяли ему сделать американские хозяева – они хотели провернуть дело с принятием этого нового Союзного договора, тогда вслед за Союзом закономерно должна была распасться и Россия, механизмы эти были заложены в Договор, о чём я уже писал. Но вот тут-то эти американские мечты не совпали с планами самого нашего всепьянейшего Бориса. Он-то мечтал о роли «царя в Кремле», а если бы Россия распалась вслед за СССР, то он лишился бы своей роли царя всея России. Нет, личную власть Ельцин не отдал бы даже по приказу из Вашингтона. И потому здесь стал необходим кризис, неожиданный политический конфликт, который убрал бы Горбачёва, но власть передал бы Ельцину, а вовсе не «консерваторам» из кабинета Горбачёва.
Горбачёв же перед подписанием нового Союзного договора отбыл «отдохнуть» в Крым, на президентскую дачу в Форос. Причём, он явно не торопился вернуться в Москву даже ещё 18 августа, хотя, казалось бы, подписание нового Союзного договора 20-го числа того месяца вынуждало его быть в Кремле, но он... не торопился с возвращением и к исполнению своих президентских обязанностей. Почему? Да потому, что он прекрасно знал о готовящихся силовых операциях его вице-президента Геннадия Янаева, главы его кабинета министров Павлова и главы его КГБ Крючкова, также как и его министра обороны Язова. То есть тех лиц, которые образовали ГКЧП – Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР. Ещё 28 марта 1991 года Горбачёвым был негласно образован комитет ЧП в том самом составе, который после будет представлен в ГКЧП. Все действия ГКЧП предпринимались с ведома и согласия Горбачёва, но сам этот великий лжец намеревался остаться в стороне. Он надеялся, что ГКЧП сметёт Ельцина, и тогда он, Горбачёв, вернётся из Крыма, Янаев тут же передаст ему власть. Янаев прямо заявлял на своей знаменитой пресс-конференции 19 августа, что он намерен ещё «поработать с Горбачёвым»! Представьте себе генерала Пиночета, который во время штурма президентского дворца Ла-Монеда в Чили заявлял бы при этом, что он ещё хотел бы поработать с Альенде! Понятно же – откуда росли корни ГКЧП – они росли из Фороса.
Чего же хотел Горбачёв? Он хотел руками ГКЧП устранить Ельцина как своего более удачливого соперника по исполнению обязательств перед госдепартаментом США. Он надеялся, что в ходе этого переворота Ельцин будет убит, Белый дом на Пресне разгромлен, после чего Горбачёв вернётся всеобщим примирителем из Фороса, Янаев передаст ему власть, после чего руководство России будет подчинено Горбачёву, будет подписан этот пресловутый липовый Союзный договор, ну и процесс расчленения как СССР, так и России будет продолжен и завершится к концу 1991 года. Даже если этот пресловутый ССГ ещё будет существовать формально некоторое время, он никакого значения на мировой арене иметь не будет, главное – не будет и России, она распадётся на 30-40 «суверенных» регионов под контролем уполномоченного госдепом США Горбачёва, осуществляющего контроль над туземными территориями, т.е. резервациями для этих русских, которых потом будут показывать цивилизованным туристам из США и Европы, как диких зверей в вольерах. Недаром в то время ходила горькая шутка, даже отражённая в тогдашних оппозиционных газетах: «Горбачёву снятся сны – нет Союза, нет страны!» Так что все тогда всё понимали, я никаких истин здесь не открываю. Но всё понимать – это ещё мало для спасения своей страны, надо ещё иметь волю к этому. А вот воли-то, увы, и не было...
А чего же хотел Ельцин? А он хотел, разумеется, ликвидации СССР, но лишаться своей власти в России он не хотел. Кому бы он был бы нужен без царской короны на удалой башке? А как-же получить эту корону, если Россия распадётся на десятки суверенных регионов?.. Нет, с Горбачёвым надо кончать, это Ельцин понял серьёзно. Наверняка и про ГКЧП он знал заранее и, видимо, предпринял некоторые меры, чтобы предотвратить нежелательные последствия. Вполне вероятно, что ему удалось перетянуть на свою сторону ещё до событий некоторых военных деятелей – командующего ВВС маршала Шапошникова, командующего воздушно-десантными войсками генерала Грачёва, некоторых других. Были у него свои люди и в КГБ, недаром же группе «Альфа» «не удалось» перехватить кортеж автомобилей президента РСФСР Ельцина на пути к Белому дому утром 19 августа.

Итак, я поехал в тот день в Москву. Меня заинтриговали известия об этих событиях, все эти балеты по телевизору и совершенно неясная информация о том, что происходит. Вышел я, помню, из метро «Третьяковская» и пошёл по Большой Ордынке в сторону Москворецкого моста. В Замоскворечье всё было спокойно, никаких танков и войск на улицах, штатские люди гуляли по живописному району Москвы, как обычно. И на Васильевском спуске на кремлёвской стороне ничего не было, но вход на Красную площадь был перекрыт милицией. Хорошо, я обошёл район Красной площади и вышел на Театральный проезд через Китай-город. И вот тут мне показалось, что я оказался в каком-то театре абсурда. Весь Театральный проезд от Лубянки и Охотный ряд (тогда ещё называвшийся проспектом Маркса) были заставлены военной техникой. В основном это были танки и бронетранспортёры – все какого-то грязно-рыжего цвета и какие-то потрёпанные, как мне показалось тогда. Они стояли вплотную друг к другу, так близко, что если бы случилась бы какая-нибудь тревога, и появился бы неизвестный противник, то эта боевая техника просто не смогла бы в спешке развернуться для ведения боевых действий. Так тесно она стояла! А между тем люки этих боевых машин были открыты, вокруг толпился народ, сами военные – молодые ребята в защитных комбинезонах, тоже довольно потрёпанных, – разбрелись кто куда, жевали мороженое, которое продавалось тут-же с выносных лотков ничего не боящимися торговцами. Мороженое в то время было исключительно дёшево и исключительно вкусно – в отличие от нынешнего, купить его тогда мог каждый, не то что сейчас. Народ ходил вокруг толпами, молодые люди лезли на технику и фотографировались вместе с симпатичными девицами. Все были оживлены и, казалось, радовались такому увлекательному военному шоу, устроенному кем-то для развлечения народа. Я не видел никаких протестующих, не слышал никаких криков протеста или выступлений, всё, что происходило, напоминало картину выставки боевой техники, военное ревю под открытым небом среди толп зевак. День, к тому же, был солнечный, тёплый, ясный – совершенно мирный день, отчего вся эта картина войны в большом городе казалась ещё более невероятной. Запомнил характерную сценку: женскую очередь, стоящую прямо под расчехлёнными крупнокалиберными пулемётами за какой-то парфюмерией, торговавшейся также с лотков.
Когда я вышел на Тверскую (тогда ещё ул. Горького), то тут увидел огромные танки Таманской дивизии. Они стояли уже на более почтительном расстоянии друг от друга с задранными в небо пушками и производили сильное впечатление. Вся Тверская, вплоть до площади Маяковского была уставлена этими грозными боевыми машинами. Только вот с кем они собирались воевать? – это было неясно. Как позже выяснилось, в Москву были введено 4 тысячи солдат и офицеров, 279 боевых машин пехоты, 148 бронетранспортёров, 362 танка (!) 4-й гвардейской танковой дивизии. Хотелось бы спросить военного руководителя ГКЧП тогдашнего министра обороны маршала Язова: с кем собиралась воевать эта бронетанковая сила, с какими армадами Гудериана? Он что, потерял соображение и не смог понять, что у сподвижников Ельцина никаких танков нет, а для того, чтобы расстрелять и сжечь Белый дом зажигательными снарядами в октябре 1993 года Грачёву понадобилось только 4 (!) танка с подкупленными Гайдаром экипажами. И этого хватило, чтобы уничтожить такой крупный объект, как огромное здание Верховного Совета. Хватило бы их и тогда – в августе 1991 года, но тогда никто таких приказов не отдавал. 
Дело в том, что ГКЧП во главе с Янаевым вообще вёл себя очень вяло, выходили постановления о запрете каких-то средств массовой информации, но никто реально их не запрещал, и никаких усилий к этому не предпринималось, так что наряду с пресс-конференцией членов ГКЧП телевидение показывало и выступление Ельцина у Белого дома с призывом не подчиняться приказам ГКЧП, а выйти на всеобщую забастовку. Впрочем, как эти, так и противоположные призывы населением в целом воспринимались вяло, царствовала удивительная политическая инфантильность, которая возникла вследствие полного непонимания народом всего происходящего. Сказывались годы массового одурачивания бесконечными заявлениями горбачёвской камарильи о перестройке, демократизации и прочей ерунде, в которую уже никто не верил на фоне всё усиливающегося экономического кризиса.

Сейчас распространено официальное мнение, что «сотни тысяч москвичей пришли к Белому дому», чтобы защитить душку Ельцина, а на улицах Москвы «происходили массовые акции протеста против установления антиконституционной диктатуры». Так вот, я прошёл тогда 19 августа весь центр столицы, ходил полдня, но никаких – ни массовых, ни немассовых – "акций протеста" не увидел нигде: ни на Пушкинской площади, ни у Моссовета, ни на площади Маяковского. Наоборот, народ, в целом, относился положительно к военным, только был удивлён всем происходящим. А вот к Белому дому я не ходил – мне не хотелось идти туда, я и тогда испытывал чувство омерзения от вида этой полупьяной гориллы, что звался президентом России Ельциным, я знал, чем всё это закончится. Я не ходил к Белому дому и не знаю, кто тогда защищал эту банду врагов моей страны, пришло ли туда «от 70 до 160 тысяч», как утверждают официальные историографы российского либерализма, но даже сама эта существенная разница в оценке количества пришедших говорит о том, что все эти цифры дутые. 
Так почему же ГКЧП так и не отдал приказ о штурме бункера Ельцина в ночь с 20 на 21 августа, когда предполагалось это сделать и силы для этого были? Да потому, что ГКЧП во главе с Янаевым не был самостоятельным органом, действующим по собственной воле, сам ГКЧП был марионеткой Фороса, туда ездили члены ГКЧП и накануне событий, ещё 18 августа – получать руководящие указания, поехали туда и 21 августа, разбираться в ситуации, когда накануне оттуда не пришёл приказ штурмовать Белый дом. А сами они такой приказ отдать не могли, они были лишь исполнителями. ГКЧП был создан Горбачёвым, как он сам и признался спустя 20 лет. Но почему же он не отдал такой приказ? Он что, хотел потерять власть? Нет, не хотел, но и он не был тут хозяином – хозяин был за океаном, там, за океаном, и решалась судьба СССР. В решающий момент там сделали ставку на Ельцина, а не на Горбачёва, и вектор силы перешёл в руки Ельцина. Недаром Ельцин так потом расшаркивался перед американским конгрессом, будучи в США, отчитывался о сокрушении коммунизма в России и провозглашал: «Боже, спаси Америку!» Ему хотелось, чтобы американский хозяин оставил его в должности «царя Московии», не отнимал бы у него эту кормушку и его личную власть секретаря российского обкома американской партии.
Так ГКЧП, будучи игрушкой в руках Горбачёва, а Горбачёв – игрушкой в руках США, спровоцировал августовский кризис 1991 года и поторопил своим выступлением владык Запада сделать выбор – ждать ли подписания нового фиктивного Союзного договора, чтобы вслед за СССР распалась бы и Россия, или передать власть в руки Ельцина немедленно и, таким образом, быстрее ликвидировать СССР, ну а Россия... пока подождёт, надо же отблагодарить верного слугу Ельцина, пусть пока поцарствует на московском престоле, мы пока вывезем из России всё, что только можно вывезти: технологии, специалистов, сырьё, ограбим русский народ, превратим этот народ в стадо, в жалкое быдло, которое будет рыться в помойках в поисках хлеба насущного, спровоцируем конфликты на национальных окраинах, превратим Россию в «дикое поле» разгула криминалитета, а после Ельцина окончательно уничтожим. Так бы всё и случилось, вероятно, и в 1998-99 годах к этому всё и подошло (помните дефолт 1998 года – экономический крах «монетарной» системы Гайдара-Черномырдина?), но нашлись люди, что сражались за Россию и в этих труднейших условиях. Были наши солдаты чеченской войны, были хозяйственники и дипломаты правительства Примакова-Маслюкова, что вытащили Россию из дефолта, из полного банкротства, нашёлся, наконец, и президент Путин, которому отнюдь не всё удалось сделать, но сделано немало, а наша задача – не превратится снова в тот инфантильный обманутый народ, что бродил по улицам Москвы в августе 1991 года и не понимал, что происходит... Давно пора всё понять и быть ответственным за свою страну!

5
1
Средняя оценка: 2.6625
Проголосовало: 80