Николай Губенко: «оголтелый поклонник справедливости»

17 августа с.г. исполняется 80 лет со дня рождения Николая Николаевича Губенко, народного артиста РСФСР, художественного руководителя театра «Содружество актеров Таганки», последнего министра культуры Советского Союза, режиссера и сценариста, замечательного актера кино, депутата Государственный думы России и яркого общественного деятеля. 

Русский патриот, «уникальный по верности, чести, совести и любви к России человек», говоривший «мы исповедуем консервативные ценности», ушел из жизни 16 августа прошлого года, не дожив один день до своего 79-го дня рождения. 

Он врезался в зрительскую память сначала своими ролями в кино, но более всего пронзил сердца советских кинозрителей щемящим фильмом «Подранки» – поколенческой болью послевоенной безотцовщины.

 

Н. Н. Губенко родился в начале Великой Отечественной войны, 17 августа 1941-го, во время бомбежки. Отец его был военным летчиком, бортмехаником бомбардировщика ТБ-3; погиб в бою под Ворошиловградом (Луганском) в 1942 г. До Великой Отечественной войны мать работала главным конструктором Одесского крекинг-завода и была повешена в 1942 г. за отказ сотрудничать с немецкими оккупантами, есть также сведения, что она укрывала евреев от оккупантов.

Губенко говорил: «Я – не историк, не философ, а человек, рожденный в 1941 году, в катакомбах Одессы. Война лишила меня родителей, и государство под названием СССР взяло на себя обязательства по отношению к 19 миллионам осиротевших детей, включая меня. Ничего иного, кроме благодарности стране, разумеется, с осознанием ошибок, которые неизбежны для каждого строя, я не испытываю. Я – не оголтелый поклонник идеологии коммунизма, как думают некоторые мои коллеги, но оголтелый поклонник справедливости».

У Николая было три сестры и брат. Из пяти детей семейства Губенко только Коле удалось сохранить фамилию – братьев и сестер забрали соседи. Сам же Николай остался с дедушкой и бабушкой по материнской линии.

В 1947 г. его дед, нацепив Георгиевский крест, пошел с Николаем в военкомат. Попав в кабинет военкома, дед уведомил, что его внук – сын погибшего в бою советского офицера, и попросил взять в военную специальную школу. В доказательство способностей шестилетний внук был поставлен на стул и отчеканил отрывок из стихотворения «Бородино» Лермонтова. Колю определили в 5-й Одесский детдом, где он впервые попробовал, по его словам, потрясающий вкусный борщ со сметаной, а позже перевели в Суворовское училище с углубленным изучением английского языка.

Николай с детства был артистичен – в шестом классе посреди урока в шутку пропел: «Смейся, паяц!», за что получил прозвище Артист. Вскоре записался в школьный театральный кружок. В первой же поставленной пьесе «Находка-дочка» ему выпало играть женскую роль. 

В начале 1950-х преподаватель составил на мальчика характеристику: «Николай Губенко обладает хорошими способностями, но ленив и не хочет работать. Очень часто самовольно уходит из школы, но благодаря его хитрости это проходит в большинстве случаев безнаказанно. К спорту и физкультуре равнодушен. У товарищей авторитетом не пользуется, но умеет потешать товарищей. Активист кружка самодеятельности и музыкального кружка. Мечтает стать актером».

В Суворовском училище готовили офицеров-переводчиков, но у Николая судьба сложилась иначе. По окончании училища он поступил в театральную студию при Доме актера. Самой запоминающейся ролью, сыгранной на этой сцене, был Бельведонский в пьесе «Баня» по Маяковскому. Губенко недолго пробыл в студии. В 1958 г. был зачислен в труппу вспомогательного состава Одесского театра юного зрителя (основная труппа составляла 32 человека, а во вспомогательном составе был один Губенко). На сцене Одесского ТЮЗа он исполнял эпизодические роли и в массовке. В одном из спектаклей сыграл сразу девять (!) ролей.

В 1964 г. Губенко окончил актерский факультет ВГИКа, занимаясь также в Государственном цирковом училище.


Валентин Попов, Николай Губенко, Станислав Любшин в фильме М. Хуциева «Застава Ильича»

Дебютом молодого Н. Губенко в кино стала убедительная роль Николая Фокина в ленте Марлена Хуциева «Застава Ильича». В фильме, рассказавшем о молодежи 1960-х, использовались документальные кадры вечеров поэзии в Политехническом музее, где участвовали известные поэты-«шестидесятники» Андрей Вознесенский, Роберт Рождественский, Белла Ахмадулина, Евгений Евтушенко, а также фронтовики Борис Слуцкий, Григорий Поженян и Булат Окуджава. В эпизодических ролях фильма зрители увидели будущих звезд отечественной режиссуры: Андрея Тарковского, Александра Митта, Андрея Кончаловского. 

В связи с резкой критикой этого фильма главой ЦК КПСС Хрущевым фильм был подвержен изрядной цензуре – сокращению эпизодов, изменению ключевых сцен, правке сценария и диалогов. Хуциев вспоминал: «Поправок в фильме было много. Я уже устал что-то доказывать, переснимать. Ведь я не делал заплатки, а переснимал заново целые сцены». Изменению было подвержено даже название – фильмы вышел на экраны в 1965 г. (хотя начинали снимать в 1962 г.) с названием «Мне двадцать лет». В год премьеры его увидели 8,8 млн советских зрителей.


Н. Губенко в роли физрука в фильме «Подранки»

Губенко успешно продолжил свою актерскую деятельность в кинематографе: в 1964 г. снялся в фильмах «Пока фронт в обороне» и «Пядь земли», в 1965 г. сыграл одну из главных ролей в «Когда улетают аисты», в 1966 г. – главную в фантастической комедии «Последний жулик», в 1967 г. блестяще отыграл военного министра Блюхера в ленте «Пароль не нужен», в 1969 г. сыграл в фильме А. Кончаловского по мотивам романа И. С. Тургенева «Дворянское гнездо».

После 1970 г. Губенко стал пробовать себя как режиссер – в короткометражной драме «Настасья и Фомка» и ленте «Братья Макаровы». 

В 1971 г. Губенко снял фильм «Пришел солдат с фронта» с Михаилом Глузским в главной роли. Кинолента о трудных послевоенных судьбах наших соотечественников имела большой успех не только у простого зрителя – за этот фильм в 1972 г. Н. Губенко удостоился Премии Ленинского Комсомола, и в 1973-м – Государственной премии РСФСР им. Братьев Васильевых.

Однако самым ярким, главным в судьбе стал фильм Н. Губенко «Подранки» (1976). В этой киноленте Губенко выступил не только актером и режиссером, но и сценаристом. Фильм во многом автобиографичен, вторит судьбе самого создателя картины: герой сюжета, писатель Алексей Бартенев, нелегкой судьбы – его родители погибли в войну, когда ему не было еще и года. Алексей возвращается в город, где проходило его детство и хочет найти своих родных братьев, которых он не помнит… В качестве эпиграфа к сценарию Губенко взял слова Александра Твардовского: «Дети и война – нет более ужасного сближения противоположных вещей на свете». А в качестве эпилога сам Губенко читает за кадром грустные стихи Геннадия Шпаликова: 

По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места.

Даже если пепелище
Выглядит вполне,
Не найти того, что ищешь,
Ни тебе, ни мне.

Путешествие в обратно
Я бы запретил
И прошу тебя, как брата,
Душу не мути.

А не то рвану по следу
Кто меня вернет?
И на валенках уеду
В сорок пятый год.

В сорок пятом угадаю
Там, где – боже мой,
Будет мама молодая
И отец живой.

О фильме «Подранки», о теме личностного разлома Губенко однажды сказал в интервью: «Да, наполовину этот фильм – автобиография. Мы отсмотрели тринадцать тысяч мальчишек из детдомов и из интернатов. На их лицах видно, что это дети брошенные, несчастные, часто – озлобленные на всю жизнь (…) Три сестры и брат, о существовании которых я узнал шестнадцати лет от роду, так и не стали для меня близкими. Мы потеряли друг друга в годы войны, мне тогда было всего одиннадцать месяцев, поэтому я, конечно, ничего не помнил и долго даже не догадывался о родне. Их усыновили чужие люди, дали им свои фамилии, а я всю войну провел с дедом, маминым отцом. Позже, когда все выяснилось, мы встретились. Потом виделись еще несколько раз, но очень непродолжительно. Сестры, кажется, периодически общаются, они все-таки были постарше во время войны, а мы с братом так и остались отрезанными ломтями. Одна сестра живет в Одессе, другая – на Колыме, третья – в Донецке…»

Позже Губенко снял проблемные фильмы «Из жизни отдыхающих», а также «И жизнь, и слезы, и любовь…», которые вместе с «Подранками» считают своеобразной трилогией.


Н. Губенко, Ж. Болотова 

 
На «Золотом Витязе». Н. Губенко, Ж. Болотова

В этих трех фильмах в главных ролях была задействована супруга Н. Губенко, замечательная актриса Жанна Болотова (Народная артистка РСФСР, 1985 г.; лауреат Государственной премии СССР, 1977 г.), с которой он познакомился еще во время учебы во ВГИКе, ставшая ярким и своеобразным кинематографическим талисманом и визитной карточкой режиссера. 

В постсоветские времена Отечества Губенко скажет: «Жанна полностью разделяет мои взгляды, воспринимает близко к сердцу все, что происходит с друзьями и со страной. Для нас сейчас несчастные годы. Чувствуешь, что Родина ушла. Иногда кажется, будто ты в эмиграции. И главное – твои аргументы никто не хочет слышать. Нельзя так поступать с людьми: я имею в виду ветеранов, пенсионеров, которые обеспечили потенциал страны. Раньше русская культура утверждала, что “человек человеку брат”, а сейчас все больше художников внушают нам, что “человек человеку волк”. Таков сегодня заказ денежного мешка. Талант, служащий злу, – страшная сила, и в массовом сознании нашего народа царит хаос. Многие поверили, что не в правде Бог, а в силе, и пошли на конфликт со своей совестью. Это национальная трагедия. Похоже, власть не отдает себе отчета в том, что вопросы морали, социального благоразумия, совести, этики – производные от культуры. Знаете, о чем я думаю? Опыт последних десятилетий заставляет сделать тяжелый вывод: разрушение русской культуры стало системным. Оно не сводится к частным утратам и повреждениям. Смысл его – развал мировоззренческой основы русского народа. Наша культура – объект войны…»

С 1980 г. Губенко вернулся в Театр драмы и комедии на Таганке. Там он, в звездном актерском таганском ансамбле, отыграл немало крупных ролей: Печорина в «Герое нашего времени», Пугачева в постановке «Пугачев», Летчика в «Добром человеке из Сезуана», Годунова в «Борисе Годунове» и др.

   
Ю. Любимов и Н. Губенко на    репетиции Театра на Таганке                                     Руководители Театра на Таганке Валерий Золотухин  
                                                                                                                                                     и театра «Содружество актеров Таганки» Николай Губенко 

С января 1987 г., после кончины режиссера Анатолия Эфроса, Губенко стал главным режиссером и художественным руководителем Театра на Таганке, фактически оставив кинематограф ради театра. В 1988 г. он снял свой последний фильм «Запретная зона», после чего ушел из кино.

С 1989 по 1992 г. Николай Николаевич работал главой Министерства Культуры СССР.

В 1992 г. – был избран Президентом Международной ассоциации содействия культуре.

В начале 1990-х в театре на Таганке разгорелся творчески-организационный конфликт, обернувшийся расколом труппы. Как сообщали в апреле 1992 г. СМИ, «скандал в Театре на Таганке перешел в новую фазу: 28 марта Юрий Любимов уволил Николая Губенко. Губенко не согласился и 29 и 30 марта сыграл спектакль “Владимир Высоцкий”. 2 апреля Губенко не пустили на работу, а спектакль отменили…». 

Губенко нелицеприятно прокомментировал инцидент: «Причиной конфликта является, прежде всего, контракт, который Любимов хотел утаить от труппы и с помощью которого собирался приватизировать театр. Но театр муниципальный, и Юрий Петрович – не единоличный хозяин. Первый раз он продал труппу в 1983-м, когда остался в Англии, сейчас он продает ее за валюту. Но наш коллектив – это не ансамбль НКВД, в котором Любимов плясал восемь лет, и методы Берии здесь не годятся».

Это происходило на наших глазах. Из-за неразрешимого конфликта Губенко основал театр «Содружество актеров Таганки», куда вслед за ним ушла часть труппы. Однако, к счастью, в ноябре 2011 г. руководители обеих «Таганок» «выпили мировую». «Я очень рад, что мы с Николаем Николаевичем встретились, нашли общий язык и заключили мировую. Нам делить нечего, мы будем обмениваться площадками и артистами. И, возможно, в будущем возникнет идея совместной постановки», – отметил после встречи Валерий Золотухин.

В новом российском кинематографе Губенко себе места не нашел, оставшись на патриотических позициях: «Наши киногерои променяли российское подданство на американское, приняв их невежественную, отвратительную, порочную, насильственную цивилизацию диктатуры денег за эталон. Эту-то цивилизацию нам и хотят привить вместо диктатуры совести».

   
Министр культуры СССР Николай Губенко              Коммунист и депутат 

С 1995 г. Николай Николаевич ушел в политику, где начал активную деятельность – в декабре был избран депутатом Госдумы второго созыва как кандидат от Компартии России. Поработал заместителем председателя Комитета по культуре, в 1996 г. возглавил Комитет по культуре и туризму, в 1997 г. вошел в Президиум ЦК КПРФ. С 2004 по 2006 гг. состоял в Совете при Президенте Российской Федерации по культуре и искусству. В 2005 г. Н. Губенко избрали в Московскую городскую думу. 21 октября 2009 г. он занял пост заместителя Председателя Московской городской Думы.

 

Фото сайтов Интернета и автора.

5
1
Средняя оценка: 3.68966
Проголосовало: 29