Советы постороннего. Часть IV. Искривление пространства, или Чёрные дыры

Коммунизм и глобализм. Советы постороннего. Часть IV

Продолжение. Начало в N№ 138, 139, 140

Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

А.С. Пушкин.

Свойства информационного пространства определяются не уровнем культуры; сам по себе этот уровень – величина зависимая. Они определяются характером собственности на средства информации – средства производства массового сознания. Если, зная это, вдуматься в определение Хайдеггера «язык – дом бытия», сделается нехорошо: слишком непригляден наш дом. 
С некоторых пор его заносит, словно мутной волной, словами-знаками неведомого прежде образца: «пандемия», «ковид», «вирус», «штамм», «локдаун», «куаркод», «вакцинация», «Гинцбург», «ревакцинация», «иммунитет»… Слова налезают, теснят друг друга, грозят подчинить себе общение человека с человеком. В языковом месиве соединяются реальное и ирреальное, доказанное и вымышленное, научное и политическое. И исподволь предлагается считать неудобоваримую смесь частью «новой нормальности»…
В год исторической трагедии – 30-летия «крупнейшей геополитической катастрофы ХХ века» – каждый день натыкаешься на сообщения о чём-то другом. О чём-то другом и об одном и том же. Будто работает гигантская машина внушения, затаптывающая память о Катастрофе. Я набираю заголовки из Яндекс-новостей всего за два июльских дня 2021 года:
«Минздрав РФ обновит рекомендации по лечению коронавируса»

«Власти Москвы анонсировали новую поставку вакцины «КовиВак»»

«Китай опроверг сообщения СМИ об анонсе взаимного признания вакцин с Россией»

«Большинство специалистов считают происхождение COVID-19 естественным»

«Врачи рассказали о двух главных основаниях для медотвода от вакцинации против COVID-19»

Россия вышла на четвёртое место в мире по числу заболевших коронавирусом

Учёный Нетесов назвал скафандр единственным средством защиты от COVID-19 без вакцины»

Гинцбург заявил, что вакцинация подростков от коронавируса должна начаться до 20 сентября

И так изо дня в день… Слова сгущаются, противоречат друг другу, создают информационную картину дня, месяца, года… Лексика и семантика «новой реальности» проникают в сознание человека всё глубже… 

Можно подумать, дом нашего бытия перестаёт быть домом. Что он превращается в продуваемый ветрами вертеп, в пристанище человеческой пыли, куда сметаются согласившиеся на то, чтобы богатство мира отражалось в языке, нищем смыслами. А «новые смыслы» упорно, шаг за шагом формируют информационное пространство «новой реальности». 

Как заявляет Всемирный банк (который узнал о приходе «пандемии» раньше, чем о ней объявил чиновник ВОЗ), – всё это только «первая фаза» (https://www.fondsk.ru/news/2021/02/26/vsemirnyj-bank-dal-signal-o-nachale-pandemii-3-marta-2020-goda-chinovnik-voz-predpolozhil-pandemiju-11-marta...-53028.html) чего-то, о чём хозяева банка не расскажут. И тот же Всемирный банк учит, что «первая фаза» неизвестно чего продлится пять лет  – от весны 2020-го до весны 2025 года. 

Не фантасмагория ли? Позволяя погрузить себя в поток этой хаотичной и сеющей страх информации, мы соглашаемся жить по расписанию, введённому суверенным Всемирным банком? И вслед за «первой фазой» наступит вторая? Собственно, вторая фаза чего? Причём тут банкиры? Спросить бы и настоять на ответе! Да какое там! Ни у кого из «суверенов» помельче Всемирного банка не хватает духу спросить, а тем более потребовать ответ!

Ни при какой погоде не стал бы я ворошить словесный мусор, ежедневно надуваемый в СМИ, если бы не одно: если бы посеянные в информационном пространстве «пандемия», «вирус», «штамм», «вакцинация» и проч. не искривляли это пространство. Если бы не вытесняли память о моём отце – участнике Великой Отечественной войны, ворвавшейся в жизнь 80 лет назад. Если бы не отодвигали во мрак память об СССР, который отстояли от фашизма мой отец, отцы и деды моих друзей…

***

Две годовщины (1941-2021 и 1991-2021) суть две опорные точки народной памяти. В хранимой из поколения в поколение памяти народа, коренится пушкинское «самостоянье человека и всё величие его». Народ, лишённый памяти, превращается в скопище человекоподобных, в строительный материал наступающей антиутопии.
Пусть «крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ века» смела Советский Союз с карты мира, я твёрдо знаю: если мы не дадим «докторам швабам» смести память о той Победе (1945) и о причинах той Катастрофы (1991), – а они хотят этого – будет и у нас будущее! Мы идём в будущее спиной вперёд, вглядываясь в прошлое, где различим путь.
М.Н. Покровский писал, что власть над будущим и даётся знанием прошлого. А НЕзнание прошлого лишает этой власти, делает существование человека и общества бесцельным. Изъятие прошлого из памяти народа закрывает вход в будущее; лишает способности размечать факты, отделять важное от пустого, правду от лжи, ставить перед собой цель, определять границу между явлением и его противоположностью.
Мы ленивы и нелюбопытны… Мы плохо всматриваемся в недавнее прошлое. А мешает всмотреться антисталинская парадигма, утверждавшаяся с 1956 года и застывшая как догма по обе стороны павшего железного занавеса с расчленением и ликвидацией СССР. 
Если принять, что Сталин – это СССР (я данный посыл принимаю), то антисталинская парадигма – это и антисоветская, и антикоммунистическая парадигма. Это «близкое сердцу каждого антикоммуниста уподобление Сталина Гитлеру» (Гровер Ферр). И когда такое уподобление навязывается, уже неважно, совершается оно явно, в агрессивно-наступательной манере, как в резолюциях Европейского парламента, или неявно, как в ритуальном поношении большевиков, к которому то и дело возвращаются на их родине их непутёвые наследники.
Любой рассказ о прошлом, даже бестолковый и далёкий от научно-исторического знания, политически значим. Он формирует язык описания настоящего. А если такой рассказ рассказывается от лица представителей власти, то пусть даже рассказывающий – полный невежда, фабула его рассказа будет разноситься по учебникам, переноситься в СМИ, и стереотипы заданного описания начнут постепенно затвердевать. 
Мы переживаем очень важный переломный момент. Уходят последние живые участники и свидетели Великой Отечественной войны. Пройдёт не так много времени – и начнут исчезать люди, чья сознательная жизнь хранит память о том, какой была жизнь в СССР. Полагаю, этот переломный момент куда более важен, чем распаляющийся спор о бесспорном – о преимуществах добровольной вакцинации перед принудительной. И если мы хотим остаться обществом, а не превратиться в скопище человекоподобных, чем мы заместим утрату личного знания о важнейших этапах истории ХХ века? Знания о прошлом, в котором жили наши отцы?
Один питерский автор как-то написал: «Мы видим глубокий разрыв между столицей и провинцией [дерзну поправить: это глубокий разрыв между страной и её столицей, разрыв между двумя Россиями, одна из которых хранит традицию, а другая всеми делами своими отвергает её. – В.М.]. Скажем, в Москве в начале 90-х было снесено большинство советских памятников деятелям революции и Гражданской войны. Ленина, Калинина, Дзержинского можно увидеть теперь (за некоторыми исключениями) только на окраине города и в парке скульптур «Музеон» около Центрального дома художника. В большинстве других городов памятники Ленину, Дзержинскому и прочим советским героям остаются в неприкосновенности, занимая почётные места в городской среде». (Иван Курилла. История. СПб, 2017).
Этот глубокий разрыв между двумя Россиями приобретает в связи с переживаемым переломным моментом принципиальное значение. Борьба с манипуляциями истории нынче в моде, «овладение» историей приобрело характер ожесточённой идеологической войны. А манипулируют почти исключительно советским прошлым. Однако не помню, чтобы хоть одна манипуляция (вроде отождествления коммунизма с фашизмом) была разоблачена и похоронена – сколько бы комиссий «по борьбе с манипуляциями» ни создавалось.
Историк Виктор Бегер, комментируя статью В. Путина «Об историческом единстве русских и украинцев», пишет: 
«В информационном поле остро не хватает [выделено мною. – В.М.] работ в контексте исторического единства народов современных России и Украины, исторического единства граждан России и Украины… В нынешнее время ИСТОРИЮ создают чуть ли не журналисты и блогеры. Из науки и учебной дисциплины её превратили в бесконечное комментирование… Происходит смена понятийного аппарата и методологий изучения истории. А это равнозначно смене в государстве символов, памятных дат и праздников, топонимов… Через поколение-другое в государстве уже будет иная история…» [выделено мною. – В.М.].
Автор завершает статью так: «…На Украине и в диаспоре труды по истории Украины создаются преимущественно антибольшевистской, антикоммунистической, антисоветской направленности. Возникает вопрос, а чем по большому счёту идеологическая составляющая такого рода работ отличается от идеологии Третьего рейха (и бандеровцев), с которой Германия начинала войну против СССР?»
Действительно, чем?

***

…У астрофизиков существует образ-понятие «искривление пространства». Считается, что пространство может искривляться в чёрных дырах. Я не физик и посмотрю иначе: искривляемое информационное пространство образует те чёрные дыры, в которых исчезают прошлое народа, его будущее, а затем и сам народ. 
Советское прошлое – это другая страна. Пока гибельный для человека информационный «карантин» не закрыл окончательно её границы, пока информационная чёрная дыра не затянула нас окончательно, ничто не мешает начать длинное путешествие в далёкую страну. В этом путешествии я буду не одинок. Вести нас будет «Любовь к родному пепелищу, // Любовь к отеческим гробам».

Продолжение следует

 

Художник: А. Дейнека.

5
1
Средняя оценка: 3.69767
Проголосовало: 43
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star