Как Ермак присоединил Сибирь к Московскому царству

11 сентября 1581 года начался знаменитый поход казацкого атамана Ермака Тимофеевича, закончившийся почти молниеносной победой над войсками сибирского хана Кучума и занятием его столицы.

В отношении происхождении Ермака Тимофеевича да и даты его рождения, 1531 года, существуют лишь предположения.
Выдвигаются довольно экзотические версии, например, о том, что знаменитый атаман являлся … потомком династии сибирских ханов, изгнанным на чужбину более удачливыми конкурентами в борьбе за власть, тем же ханом Кучумом. Однако и более канонические версии выглядят зыбко: в них Ермак Тимофеевич представляется уроженцем то ли русских владений на Урале (вотчины купцов Строгановых), то ли земель близ Дона, то ли даже Северной Двины. Не спорят лишь в отношении последнего этапа военной карьеры Ермака, когда он в начале 80-х годов XVI века участвовал в Ливонской войне в качестве казачьего сотника под командованием талантливого воеводы князя Дмитрия Хворостинина.

Менее единодушны учёные в отношении гипотезы об участии лихого атамана в битве при селе Молоди (или Молодино) в 1571 году, когда русская армия под командованием того же Дмитрия Хвороститина разгромили превосходящие их вдвое по численности войска крымского-татарского хана Девлет Гирея и его турецких союзников. 

Биографы Ермака упоминаю о его участии в лихих казачьих рейдах на Волге, что считалось доблестью. Так или иначе, в конце своей воинской судьбы Ермак Тимофеевич выбрал участь атамана казачьей ватаги на службе Русского царя. Ермак служил и начальником охранных дружин обширно раскинувшейся торгово-промышленной компании уральских купцов Строгановых. 

Известное из школьных учебников истории «отличное оснащение отряда Ермака оружием и припасами», судя по всему, было осуществлено купцами. И военная сила была на стороне уважаемого казаками атамана. Все историки подчеркивают, что в отряде Ермака царила жесткая дисциплина, характерная, скорее, для регулярной армии, чем для разбойной ватаги. Казаки Ермака не просто были лучше вооружены, они еще умели держать строй, умело маневрировать. А нукеры хана Кучума чаще всего нападали беспорядочно, терпя поражение за поражением. 

Ермак использовал удачный момент, когда значительная часть войск хана Кучума ушла с набегом на Урал, и нанес имевшимися у него относительно небольшими силами (примерно 500 сабель) удар в сердце вражеской территории. После нескольких побед, разгромив 1 августа 1582 войска татарского царевича, племянника Кучума Маметкула, Ермак через три месяца занял столицу Сибирского ханства.

Кучум не просто принуждал сибирские племена к покорности: будучи мусульманином, он требовал он них принятия ислама, не останавливаясь перед казнями непокорных. Ермак повёл себя по-другому. Ему не надо было ездить по окрестным стойбищам, приводя их обитателей к присяге на верность Московскому царю – старейшины племён сами приезжали к победителю Кучума с подарками, выслушивая ласковые слова и уверения в покровительстве могучей России.

Русская политика в Сибири была далека от колониальных предприятий «просвещенного» Запада. Да и в отношении к представителям знати покорённых племён она отличалась кардинально. Например, разбитого и взятого в плен царевича Маметкула не казнили, а произвели в ранг полковника русской армии. Впоследствии он верно служил русскому престолу, а порой даже сидел на дипломатических приемах рядом с царем! Приплывшие из Европы покорители Американского континента никогда не отличались подобным отношением к индейским вождям. 

И Кучуму, наголову разбитому, но так и не прекратившему сопротивление, Москва неоднократно предлагала перейти к себе на службу. Гордый хан, однако, отказался и в начале XVII века был убит куда менее щепетильными в отношении побежденных властителей соседями-кочевниками – то ли каракалпаками, то ли калмыками, то ли ногайцами.

Здесь кроется кардинальная разница между собиранием земель россиянами и бесчеловечным западным колониализмом. В первом случае знатные представители присоединяемых земель органично входили в состав правящего класса большой страны. Во втором случае речь шла об угнетении и притеснении, о выколачивании прибыли – даже если метрополия некоторое время терпела существование части местных князьков, рассчитывая, что грызня между ними упрочит колониальную власть.

В августе 1585 года атаман Ермак и погиб в одном из сражений, а его сильно уменьшившийся в численности отряд был вынужден на год покинуть столицу Сибирского ханства. Однако восстановления власти все еще сопротивляющегося хана Кучума не произошло. Местное население резонно рассудило, что под покровительством России будет лучше и отказали «потомку Чингиз-хана» в поддержке. А Московское царство приросло богатейшими сибирскими землями, увеличившими ее территорию практически вдвое. 

 

Художник: В. Суриков.

5
1
Средняя оценка: 2.66667
Проголосовало: 12