Эффект «Кальмара». Почему это детский фильм, не для взрослых

Начнём с того, что в России, руководствуясь устойчиво-запретительной тенденцией последних лет, «Кальмара» хотят заблокировать. Учитывая подобный «охранительный» процесс в некоторых других странах, реакция ожидаемо вышла из-под контроля. Закономерно обернувшись реверсом, — сработал «Эффект Стрейзанд». 
Но приступим…

Прошло почти два месяца со дня релиза сверхнашумевшей «Игры в кальмара» (на экранах с 17 сентября). Ставшей за это время самым(!) популярным сериалом в истории стриминговой платформы «Нетфликс».
Что происходит? Почему относительно невзрачная и недорогая по исполнению картина прямо-таки взорвала зрительский интерес? Что в этом фильме архинеобычного и загадочного?
Притом что русскоязычный сегмент фейсбука, например (а лично у меня он довольно возрастной), вовсю ругает «Кальмара»: с пеной у рта. Говоря о безыдейности, режиссёрском непрофессионализме. И тривиально — ерундовом недоработанном, причём катастрофически кровавом сюжете, — не стоящем серьёзного внимания.

Это меня заинтриговало…

То есть большие бородатые дяди — не восприняли фильм восторженно. А волну нешуточного ажиотажа подняли… Да-да, — как ни странно, дети. Подростки. [Мне посоветовал смотреть «Кальмара» сын-девятиклассник.]
О сюжетных перипетиях, режиссёрско-технических находках писано немало. Я об ином…
О том, — что не затронуто придирчивым оком киноведов и справочников.
А именно — почему получилось, что фильм, не нацеленный, в общем-то, на подростков, беспрекословно цепко попал — непосредственно в молодняк: не во взрослую публику.
Итак…

Невидимые слои

Кажется, режиссёр Хван Дон Хёк не рассчитывал, что замысел накроет по преимуществу детскую аудиторию. Ляжет на детское сознание (точнее даже, подсознание): как сыр на масло.
Вслед чему родители начнут бунтовать, требуя закрыть показы. Слишком жестоко. Чрезмерно много крови! Это, дескать, приведёт к появлению очередной  волны школьного насилия, убийств, «колумбайнов».
Утверждаю обратное.
Фильм — против насилия. Фильм — позволит задуматься тому, кто вынашивал коварные планы. И, вероятно, остановит будущего, несозревшего духом и разумом школьника, ученика от неминуемой беды — не исключено что гибели. 

Об этом чуть подробней…

В картине зашито несколько смысловых слоёв. Невидимых «взрослому» критику. Не ведающему особенностей воззрений ребёнка. А — лишь категорию профессиональных компетенций, сценарных возможностей. Заработанных на том денег. 

В некоей степени каталогизирую мнемонический ряд:

1. Ну, самое элементарное, доступное для понимания — это, конечно, категория «фильм для взрослых». Аха, жди ветра в поле… 

С портретом корейской топ-модели HoYeon Jung (роль игрока № 067, беженки из КНДР), — возглавляющей ныне высшие чарты всемирной моды по версии Vogue и не только, — по которой сохнут миллионы пубертатно-диванных «боевых слонов», знак «18+» как красная тряпка для быка в руках у зазевавшегося тореро. Даже не смешно. «Эффект Стрейзанд», не забыли?

2. Деньги. Слава. Почёт. Фильм не превозносит эти качества. 
Во всяком случае, не возвышает стезю достижения богатства — через преступление. Наоборот — показывает, что к таким деньгам страшно прикоснуться. Слишком они… даже не грязные. Исчадие дантового Ада. С коим человечество рано или поздно должно покончить.
Хлебнувши жуткого дыхания преисподней, главный герой — Сон Ки Хун (№ 456): шофёр, игроман, неудачник-тихоня — уже не в состоянии жить прежней жизнью. Он вовсе не думает о свалившемся кровавом богатстве, к которому вряд ли притронется. Хочет непременно отомстить. Ему надо найти тех убийц, чтобы… 
Ещё раз сыграть? Сдать всех полиции? Уничтожить логово бесчестия — Муравейник? Об этом автор не говорит. (Ждём второго сезона.)   

3. Интересная деталь. Специально используемая режиссёром.
Это — красно-багровые костюмы с масками, (условно) напоминающие комбинезоны из «Бумажного дома»: фантастически популярного (тоже неанглоязычного) сериала Netflix-2018.
Любопытно, что тенденция увеличения спроса на похожую, как в кино, одежду не обошла и «Кальмаров» (что уже отметила «Газета»): фанаты раскупили обувь-слипоны, спортивные костюмы с «тюремной» полоской и т.д. 
Российская молодёжная группа Ramil’ (топ-1 ВКонтакте-2019) выступает в ярко-красной форме «вохровцев» — с их сине-зелёным подопечным — солистом Рамилем. И кстати, идут неутихающие споры насчёт «хромакейного» цвета комбезов участников Игры.
Обратите внимание на схожесть униформы охранников смертельного турнира — и мошенников из «Бумажного дома». 
Авторам несомненно удался тонкий чувственный приём: человек неосознанно соотносит сходство костюмов. Что влечёт к просмотру свежего кино — на впечатлении популярности предыдущего. 
Близко умозрительному эффекту Розенталя, зиждимому на ожиданиях. Когда воспоминание о понравившемся фильме передаётся ощущением одинаковых фрагментов (в том числе одежды) — из другого: проективная идентификация. Из разряда детской психологии, опять же. 
Также сводит сериалы некий эмпатический «круг доверия» профессора Сальвадора Мартина, помните? Который образуется у заложников с грабителями из «Дома». И — меж игроками в «Муравейнике». Во главе с хитрым стариком О Иль Намом (№ 001). Затеявшим ужасное, безумное действо. Но не суть… Идём дальше.

4. Путь — Дао. Путь достижения — через страдание. 
Через «умное», тщательно просчитанное противление злу как насилием, так и ненасилием: проникая в тайны подсознания.  Через возврат в детство: где всё было более ясно — одновременно тоже нелегко.
Фильм въяве дозволяет задуматься молодому человеку, как ему дальше жить. Тот ли путь он выбрал ранее? И ежели внезапно этим путём окажется тёмная дорога зла, очерченная в «Кальмаре», — то определённо есть шанс остановиться.
И фильм даёт сей шанс. Предлог тормознуть, повторюсь. Оглянуться. Зайти внутрь себя, пораскинуть мозгами: дорога Дзен.

5. Ну, и последний пятый пункт. Философия боя. Чрезвычайно привлекающая подростков своей бескомпромиссностью.
Ведь дворовая жизнь — не сахар, как водится. Умение выжить — немаловажная, если не основная черта многих «пацанских» потайных задворок. Захламлённых криминалом, наркотой, жестокостью: до зверства. Неприятием инакомыслия, цвета кожи, чужого языка.


И коли аура отношений героев фильма добавит в душу задиристого хулигана хоть капельку добра, — навроде сближения той же красавицы-кореянки Кан Сэ Бёк (№ 067) и Чи Ён (№ 240), недавно вышедшей из тюрьмы: — уже хорошо.
Может статься, одним потенциальным убийцей-террористом на нашей сине-зелёной Планете, — цвета облачения участников претенциозного Шоу: — станет меньше. 

*

На фото обложки: кадр из фильма и реж. Хван Дон Хёк. Рассказавший, что работал над сериалом более 10 лет. И многие студии отвергали его идею за ненадобностью.

5
1
Средняя оценка: 2.95
Проголосовало: 20