Чужие деньги на Новый год

Кропал очередной текст для одного научного журнала к юбилею революционного критика-нигилиста Дм. Писарева (вторая половина XIX в., обычная нудятина — никому не интересная и никчемная). Как мне в кошелёк, открытый в блоге от нечего делать, капнул… виртуальный миллион. 
Блин. Я оторопел, Вася, слышь. 
Встал. Сел. Перепроверил: перезагрузил комп. 

А вдруг кто-то ошибся — и завтра завопит типа звиняй, чувак, такие дела: леший нагнул — перепутал аккаунты!
Я тут же перевёл бабки на другую карту. И удалил сей кошелек к чертям собачьим. Зря, конечно. Всё равно найдут, коли захотят. Отыщут… Это ж банковская система, не хухры-мухры. Вычислят.
Но ведь я — не виноват. Тривиально (вполне законно) вывесил свой виджет на личной странице: ну, для сбора средств (донатов), как сейчас водится среди блогеров — ютуберов-инстаграмеров. Туда и перечислил... кто-то. Я даже не ведал, что капнуло. И типа до сих пор не вижу. И — не знаю. Я — в отпуске. Меня — нету. [Настроение колеблется от безумной радости — до безотчётного страха.]
Дьявол… Не тут-то было.
А если это помощь тяжело больному ребёнку — и на одну лишь циферку ошиблись? Бывает и эдакое… Помню, бросил матери 100 руб. на телефон. Так же тупанул — перепутал кнопки 5 и 6.
Вмиг набрал того незнакомого «счастливого» абонента. Обиженной овечкой блею в трубку: «Простите, пожалуйста. Я вам сто рублей по ошибке положил. Вы бы не могли отдать? Это — маме». 
Отвечает: «Слышь, братиша. Мне с твоих денег не разбогатеть. Ты, — уж поверь, не обеднеешь. Так что ничего переводить не собираюсь и не буду». — На том кончили. 
Покумекав малость, возвратил кошелёк с миллионом на его электронное место — на всякий случай. (Кого бояться-то?) Чтоб не думали, что я барыга какой. Злой и жадный. Хотя деньги нужны были ой-ой как… Кредитных долгов натекло только тыщ 300. Которые буду закрывать по ходу всю свою нерадивую жись-жестянку. [С нынешней-то пандемийной зарплатой.] За несколько месяцев — висит неоплаченная коммуналка. Нда-с…
А тут… с бабками-то, лавешечкой. Ещё и тачку обновлю. И на юг останется. Это же — целый миллион!
Закрою все старые долги, в банке дадут ещё больше кредитных беззалоговых бабок: чисто на веру. Так и хату — убогую «соломенную» халупку: — сподоблюсь замылить-разменять.
Автомобиль, квартира, юг… Э-э-х… Тягучий бриллиантовый «воробьяниновский» дым густо расползся по комнате три на четыре — санузел-ванна метр на метр.
Кстати, с банком можно и не рассчитываться сразу — ежели регулярно выкладывать проценты по списку. В таком случае — хрущ-однушку замахну уже на двушку. Причём ваще без долгов. Ещё и на тачку останется. И — на юга: в Сочи. В Геленджик на крайняк.
Если же без Геленджика и машины, и без банка, — то, учитывая нынешний коронавирусный кризис, не ровён час и вовсе вымутить по обмену небольшую… трёшку. Пусть хрущёвку, пусть невзрачную панельку, но — трёшку! Дж. Рокфеллер говорил в своё время: «Когда на улицах стреляют и мрут, как мухи, — покупай недвижимость». — Эпидемия же! Апокалипсис.
В реальную трёху, да ещё со свеженькими обоями и сверкающей мебелью на кухне, — можно с гордостью завести за нежну руку приличную бабцу. Сказать: «Ну-ка, красавица, замути по-бырому блинчиков на вечер! Да с икорочкой под водочку». — Э-э-х… Чудо расчудесное. 
Звонок. Я вздрогнул.
Несмело:
— …Алло.
— Здравствуйте! — тоже весьма робко. — Игорь Владиславович?
Хотел соврать. 
Да не смог:
— Да. Слушаю.
— Следователь Семёнов. Экономическая безопасность. Вам надлежит прийти завтра к 10:00. (По указанному адресу.)
Валить! Надо валить отсюда. Из злополучной нищей страны.  
Куда?.. С чем? С каким-то несчастным лимоном? Кому ты нужен, дурак. Пятнашки баксов не наберётся.
*
Вышел из ОБЭПа. Всей грудью вздохнув мёрзлый воздух свободы — белой метелью шевелящимися в памяти фетовскими декабрьскими стихами. Э-э-х! — красота-красотища. [Вызывали свидетелем по незначимому делу.]
Мозг опять начал празднично креативить на тему скорых приятных трат новоявленного «рождественского» миллиона.
Би-бип!! — совсем рядом. Аж подпрыгнул от неожиданности. 
«Куда прёшь?!» — матерно орут из драндулета, чуть меня не сбившего на обледенелой мостовой. 
Откуда ж им знать, что у пешехода на счету — лимон. Лимон! Проезжай, дурилка картонная, — думаю. Не вступая с водилой в глупые прения. «Урод!» — слышится оттуда, из преисподней. Зло проехавшей-протарахтевшей мимо.
«Ну что за люди?» — негодую походя. Посмеиваясь над заскорузлыми марктвеновскими бедняками.
*
Пришёл домой. Предварительно сняв халявный лимон в банкомате. 
Люди, стоявшие за мной, лыбились на выползающее из жёлто-зелёной железяки богатство с выпученными зенками! Момент истины. Я — король природы. Властитель дум земных и — дантовых, адских. Олигарх почти: с такими-то огромными бабками. 
Кинув в пакет с деньгами купленное в «Пятёрочке» мясо своему питбулю, тут же убежал из дому — по срочному вызову с работы. (Я — электромонтёр в местном ЖКО.) Собачий корм по запарке оставив в коридоре. 
Вернувшись, охнул… Ох.
Краплёный чёрно-белый зверь, видимо, чрезвычайно соскучившийся по общению, съел и неприготовленное сырое мясо из магаза. И — слопал практически всю капусту, снятую намедни в Сбере: в ровных пачечках под разноцветными резинками. Бывших «ровных» пачечках. 
Ну, не то чтобы сожрал, но — элементарно сгрыз. Порвав вдрызг. Изглодав мой дорогой сердцу лимон на сотни кусков из несбывшихся серебряных мечт. Столь похожих на несыгранную всуе снежно-волшебную сказку. Ставшую в итоге — реальностью. Былью. Грустной тупой новогодней былью: во веки веков. Аминь.

Рисунки к тексту Анжелы ДЖЕРИХ

5
1
Средняя оценка: 2.71212
Проголосовало: 66