Забытый сталинский нарком

На долю Ильи Николаевича Акимова выпала самая тяжёлая доля среди министров текстильной промышленности нашей страны. В условиях Великой Отечественной войны ему пришлось заниматься эвакуацией многих промышленных предприятий вглубь страны, налаживать в тревожное время производство необходимого для фронта сукна, войлока, тёплых вещей. И это в условиях большого дефицита кадров – в годы войны на фабриках мужчин почти не осталось – все ушли воевать. Со своей задачей Илья Николаевич справился... 

Родился Илья Николаевич Акимов 17 сентября 1898 года в селе Никольско-Трубецкое в семье рабочего балашихинской хлопкопрядильной фабрики. Акимовы, выходцы из соседней Старой Купавны, всегда были потомственными текстильщиками. Отец Ильи Николаевича в конце 19-го столетия устроился кузнецом на хлопкопрядильную фабрику в Балашихе, которая тогда считалась одной из самых больших в Московском уезде. Платили здесь лучше, предоставляли жилищные условия. 
Правда, когда Илье исполнилось пять лет, Акимовы вернулись в Старую Купавну. Его отец стал работать кузнецом на Купавинской суконной фабрике братьев Бабкиных. Здесь, в Купавне, Илья окончил трёхклассное фабричное училище и стал работать сначала строителем, а затем учеником слесаря на малютинских торфоразработках при станции Кудиново, сейчас это – город Электроугли. 
Рос Илья Акимов смышлёным и целеустремлённым мальчиком. Ему очень хотелось учиться, но семья не имела на это средств. Да и отец не одобрял его стремлений. Помог знакомый студент, который бесплатно подготовил будущего наркома для поступления в Московское прядильно-ткацкое училище (будущий Московский текстильный институт). 
В 1917 году Илья его окончил. Но устроился уже не на фабрику. Начались переломные для нас революционные времена. Акимов вступает в ряды московской милиции, в октябре 1917 года принимает участие в уличных боях с юнкерами.
Бои отгремели – и Акимов решил устроиться на родную фабрику. Трудился помощником механика. Затем его избрали председателем контрольной рабочей комиссии Купавинской фабрики. Но разгоревшаяся гражданская война помешала планам. 
Молодого человека призывают шофёром в Красную армию. В 1918–1920 годах он участвовал в боях на Западном и Южном фронтах. А после демобилизации возвращается на родину. До 1922 года Илья Николаевич работает техником на купавинских торфоразработках, а с 1923 года – помощником технорука Купавинской фабрики. 
Переломным для него стал 1927 год, когда Акимов вступил в партию большевиков. Его стали быстро продвигать по партийной линии. С 1927 года он работал техноруком ткацко-прядильной фабрики «Пролетарий» Серпуховского района Московской области, которая в то время была самой крупной в тресте. В июне 1932 года Илья Николаевич был назначен на должность заместителя директора по технической части Ленинградской суконной фабрики «Красный ткач». В декабре 1933 года Акимов стал начальником производственно-технического отдела, а в 1934-1936 годах работал заместителем управляющего трестом «Моссукно». Наконец, в 1936 году его переводят в Наркомат лёгкой промышленности РСФСР и назначают главным инженером – заместителем начальника Главшерсти. 

К счастью, последовавшие в 1937-1938 годах репрессии обошли его стороной. Более того, после того, как было расстреляно руководство многих министерств и ведомств, Сталин стал выдвигать молодых инженеров и техников. Таких, как Акимов. В ноябре 1938 году Илью Николаевича назначают заместителем наркома лёгкой промышленности РСФСР. А ещё через месяц он стал заместителем наркома лёгкой промышленности всего Советского Союза.
Именно тогда он подружился с Алексеем Косыгиным, в будущем – легендарным советским «премьером», председателем Совета министров Советского Союза. Косыгина в январе 1939 года назначили наркомом лёгкой промышленности СССР. А Акимов был у него первым заместителем. 
В том же 1939 году за заслуги в развитии текстильной отрасли Илью Николаевича наградили высшем в стране орденом Ленина.

В 1940 году Илья Николаевич окончил вечернее отделение Всесоюзной промышленной академии легкой индустрии в Москве по специальности «инженер-технолог» и был назначен народным комиссаром текстильной промышленности СССР.
К тому времени в Советском Союзе уже более десяти лет реализовывалась масштабная программа индустриализации страны. Экономика работала по пятилетним планам. В стране за 10 лет построили сотни заводов и фабрик, электростанций, прокладывали железные дороги, метро. Промышленное производство только в период с 1928 по 1937 год выросло в 2,5–3,5 раза, то есть, по 10,5–16 % в год. К 1941 году было построено около 9 тысяч новых заводов!
То же самое происходило и с лёгкой промышленностью. Производство росло из года в год. Перед началом войны, в 1940 году, производилось около 4,5 миллиардов погонных метров тканей. На предприятиях лёгкой промышленности было занято 23,4% рабочих промышленности в целом. А к 1941 году Советский Союз вообще вышел на первое место в Европе и второе место в мире по объему производства ряда изделий лёгкой промышленности.

     

Но затем началась война, и Илье Акимову пришлось заниматься совсем другими делами – эвакуировать предприятия с запада на восток, перестраивать производство для военных нужд. 
– Анализируя как-то наличие запасов обмундирования, размещение заказов на новое его изготовление, я убедился, что летнее обмундирование мы производили без больших трудностей, – вспоминал Анастас Микоян, в то время – член политбюро ЦК КПСС и председатель комитета продовольственно-вещевого снабжения Красной армии. – Предприятия по выработке тканей и кожевенных материалов были своевременно переведены на выполнение военных заказов. А вот что будет осенью и зимой? Определили примерную потребность в зимнем обмундировании с учётом новой мобилизации в армию. Подсчитали нужное для обеспечения армии количество валенок, шинелей, телогреек, шапок-ушанок, перчаток, варежек и минимальное количество тулупов, поскольку до войны их у нас в армии не было. Вызвали наркома лёгкой промышленности Лукина и наркома текстильной промышленности Акимова (я их хорошо знал, когда в качестве зампреда Совнаркома СССР ведал этими отраслями, да и в Экономсовете мы вместе работали.). Это были деловые люди, надёжные работники, на которых можно было положиться.

Для полного обеспечения войск тёплым обмундированием Советское правительство решило привлечь, прежде всего, предприятия лёгкой промышленности Москвы и Подмосковья, Тамбовской, Ульяновской, Ивановской и Рязанской областей. В свою очередь, центральные органы тыла обязаны были оказать необходимую помощь промышленным предприятиям транспортом, сырьем и рабочей силой. 
Уже в ходе Битвы за Москву, начальник Тыла Советской Армии генерал А.В. Хрулёв провёл совещание руководителей текстильной промышленности СССР, директоров текстильных и швейных фабрик и комбинатов Москвы, начальников центральных довольствующих и обеспечивающих управлений для разработки мероприятий по обеспечению армии тёплым обмундированием до наступления зимы. С особым вниманием слушали выступление наркома текстильной промышленности СССР Акимова.
– Говорил Илья Николаевич спокойно, обдуманно, смело и решительно, – вспоминал генерал З.И. Кондратьев, который в годы войны возглавлял Главное управление автотранспортной и дорожной службы. – Мне запомнился смысл его выступления. «Порознь мы ничего не сделаем, – говорил он, – а вместе задачу решим в срок. Из наших остатков гражданских машин мы создадим специальные автоколонны. В помощь этим колоннам вы, – обратился Илья Николаевич к Хрулёву, – выделите свои автобаты, которые закрепим за определенными фабриками. Каждое подразделение будет обслуживать какое-то одно направление. На такую насыщенную фабриками трассу, как Москва – Горький, есть резон поставить два автобата, причём оба газогенераторных. Бензина у фабрик нет, а местным топливом – берёзовыми чурками – машины обеспечим».

В итоге, с задачей обеспечения Красной армии тёплой одеждой Акимов справился. Немцы зимой мёрзли в лёгких шинельках, а советские бойцы были одеты в тёплые полушубки, валенки и шапки-ушанки. Это очень помогло в решительном контрнаступлении Красной армии под Москвой.
И всё же во время войны именно текстильная промышленность пострадала больше всего. Больше, чем тяжёлая промышленность, поскольку последнюю, как основу производства оружия для фронта, для победы, спасали в первую очередь. Часть текстильных предприятий прекратила работу в результате эвакуации на восток, часть была полностью разрушена врагом. 
В октябре 1941 года, помимо Совета по эвакуации, был дополнительно создан Комитет по эвакуации вглубь страны продовольствия, запасов мануфактуры, текстильного оборудования, сырья и прочего. Обстановка с эвакуацией обострялась с каждым часом. Надо было принимать экстренные решения – какие предприятия вывозить в первую очередь, откуда, какими путями и куда их направлять.
Всего было вывезено оборудование примерно 350 объектов лёгкой промышленности. Из 150 текстильных предприятий более 40 было направлено в республики Средней Азии и Казахстан, 35 – в районы Урала и Западной Сибири.

В те дни Илья Акимов редко находился в Москве. Он ездил по текстильным областям, собирал работников главных управлений, районных и городских комитетов партии, профсоюзных работников. В своих выступлениях говорил: «Война не обходится без текстильных изделий. Надо одеть бойца – нужен текстиль. Требу¬ется химическая защита – нужен текстиль. Авиации тоже нужен текстиль. Нашими потребителями являются даже артиллерия и пулемёты. Да, ткани нужны всегда медицине, нужны и гражданскому населению».
– Нарком призывал не снижать выработку тканей, требовал укре¬пления дисциплины, ответст¬венности каждого специалиста и рабочего, – вспоминала Людмила Матвеева, руководитель музея истории текстильной фирмы «Купавна». – Обращался к женщинам – работницам текстильных пред¬приятий с требованием не допу¬скать отставания от установленных планов выпуска продукции. Часто встречался с руководителями предприятий, предпринимал срочные меры по ликвидации возникавших проблем, сам вручал награды пере¬довикам производства.
И текстильщики пытались делать невозможное. От предприятий, не попавших в прифронтовую зону, находившихся в глубине страны, требовалось увеличение продукции для армии и населения. К этим предприятиям правительство предъявляло жёсткие требования. Текстильные товары требовались для обмундирования, артиллерии, авиации, химзащиты, маскировки. 

К примеру, Ореховский хлопчатобумажный комбинат в июне 1942 году выработал сверх плана 620 тысяч метров ткани, 632 тысячи катушек ниток. И уже в июле того же года комбинату было присуждено Красное знамя Государственного Комитета Обороны СССР с вручением первой премии. С высокой наградой текстильщиков лично поздравил нарком текстильной промышленности СССР И.Н. Акимов. 
Лёгкая промышленность форсированными темпами выпускала продукцию, непосредственно удовлетворявшую нужды фронта, оборонной промышленности. Текстильные фабрики увеличили выработку специальных тканей военного назначения – бельевых, одежных, технических, шинельного сукна, перевязочных материалов и т.п. Появились новые изделия для теплого обмундирования и технического оснащения армии.
Не было ни одного рода войск и участка армии, где бы не использовалась продукция текстильщиков. Полное или частичное отсутствие этой продукции болезненно отражалось на обороне страны. Несмотря на потерю большого количества производств на западе страны, техническая база текстильной промышленности в последний период войны значительно улучшилась. Кроме того, за годы войны были введены 30 новых текстильных предприятий в районах, освобожденных от оккупантов.

В 1944 году Илья Николаевич удостоился второго ордена Ленина. Он также был награждён медалями «За оборону Москвы» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Увы, генералиссимус Сталин не оценил работу наркома Акимова. Уже после Победы, в конце мая 1945 года, Илья Николаевич, вынесший на себе нелёгкий груз руководства отраслью в военное время и награждённый несколькими орденами, по решению Сталина, без какой-либо видимой причины был понижен в должности и занял пост заместителя наркома. 
В сентябре 1945 года он был направлен в Германию для обследования предприятий лёгкой промышленности на территории Советской зоны с целью отбора и вывоза технологий и оборудования. По данным историка М.И. Семиряги, за несколько лет, в течение которых СССР взимал репарации, было демонтировано и отправлено на Восток 2885 разных фабрик и заводов, 96 электростанций, около 340 тыс. различных станков.
Акимов хорошо поработал в принуждённой к миру Германии. Благодаря вывезенному из Германии промышленному оборудованию и немецким технологиям в СССР начали производство различных синтетических материалов: нейлона, перлона, искусственного шелка, более качественного, чем натуральный, оппанола и многого другого, чего отечественная промышленность до Второй мировой войны не изготавливала.
В 1948 году Акимова назначили заместителем министра лёгкой промышленности СССР. В 1953–1955 годах он – заместитель министра промышленности товаров широкого потребления СССР. С 1955 года Акимов – вновь сначала заместитель министра текстильной промышленности Советского Союза, а затем – замминистра легкой промышленности СССР.
После разгрома так называемой «антипартийной группы» Акимова тоже посчитали сторонником отставки Н.С. Хрущева и в 1957 году назначили начальником управления хлопчатобумажной промышленности СНХ Московского областного экономического района. В 1958 году он вышел на пенсию. Жил в Москве. Умер 1 мая 1962 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

А в июле 1962 года Совет министров РСФСР принял решение об увековечивании памяти И.Н. Акимова и своим постановлением присвоил его имя Купавинской фабрике.

5
1
Средняя оценка: 2.77778
Проголосовало: 36